ENRU
BBC

Головне - зберегти життя

Завідувач травматологічним відділенням Дніпропетровської обласної клінічної лікарні ім. І.І. Мечникова Іван Жердєв  розповів, як у медзакладі рятують життя українських бійців з передової.

Мы должны делать свое дело

Мы должны делать свое дело. Мы медики и мы боремся за здоровье наших граждан. Это так высокопарно и банально, и другого нам, к сожалению, не дано. Мы выбрали профессию. И эта профессия обязывает тебя выполнять свой долг.

 

Нам пришлось быстро становиться на военные рельсы

Наша больница – это гражданская больница. И к большому сожалению, нам пришлось быстро становиться на военные рельсы. Эта эпопея длится у нас уже больше года.

В прошлом году где-то первые раненые у нас начали поступать в мае месяце.  Потом все больше, и больше, и больше. И в достаточно большом количестве. Вот вчера к нам поступил пациент, у которого уже 1400 номер.  Приходилось учиться с чистого листа.  Потому что военно-полевая хирургия и военная травма вообще это несколько другая область медицины.  Это был специальный предмет - военно-полевая хирургия, которая раньше преподавалась в институтах – кому-то, пришло в голову снять эту дисциплину из медицинских вузов. Кто за это ответит? Никто…

Прежде всего – сохранить жизнь

Уж такая статистика военная, что конечности страдают в первую очередь. Это где-то процентов семьдесят всех ранений. Но военная травма – это обычно политравма, это множественная травма.  Есть пулевые одиночные ранения – это один вопрос, а когда минно-взрывная травма там не только конечности.  Там и грудная, и брюшная полость, и черепно-мозговая травма, и челюстно-лицевая хирургия.  И в лечении наших пациентов принимают участие не только травматологи, участвует несколько специалистов, которые оказывают им помощь. У раненых это многоэтапное лечение. Прежде всего – это сохранить жизнь.

Когда человек остается без ног, без рук – это тяжелый случай?

У каждого своя судьба. За каждым стоят родственники, дети, близкие, жены, своя семья.

Когда человек остается без ног, без рук. Это тяжелый или не тяжелый?  Но он остается жив.  Первые, которые к нам приезжали, были без давления. Гемоглобин такой, что требовалось моментальное переливание крови.  Это все тяжелые.  Это очень тяжелые, которые требуют очень длительного лечения.

Никто не спрашивал: «а мне заплатят за работу или нет?»

Это очень тяжело психологически все. 

У нас безвозмездно выходили все сотрудники по выходным сюда работали. Никто ведь не спрашивал: «а мне заплатят или нет?». Сестры, нянечки – они же сутками за ранеными ходят. Нам же нет никакого усиления. Как было у нас: санитарка на ночь на все отделение так оно и осталось.

Я ни на что не жалуюсь.  Вопрос стоит не об этом.  Все выходили, все работали. Ночью, днем приезжали, оставались, оперировали. Никаких проблем в этом нет.  Но все это на энтузиазме, на патриотизме, который всех нас сплотил вокруг этой задачи.

Все изменились. Все смотрят, все знают, все понимают, что происходит вокруг. Все отчаянно работают. Всё что можно они все делают. И это серьезно. А как по-другому?

Мы поняли, что все в наших руках

Все, что происходит з военными, это все, благодаря волонтерскому движению. Все, начиная от тапочек, маечек, трусов и заканчивая всеми необходимыми препаратами и оборудованием.  Если у нас был объявлен, например, донорский день, пришло три тысячи днепропетровцев сюда. Это не подвиг? Что это еще?

Люди безвозвратно, безвозмездно шли, помогали, последнюю копейку приносили. Это было в тот период: как раз август, июль, сентябрь, когда Иловайск был. Нам по сто человек привозили пациентов.  Мы сутками не выходили с работы. Сплотило нас всех вокруг этого, и мы поняли, что все в наших руках. 

Пациент поднялся на ноги и пошел – что может быть лучше?

У нас награда самая интересная. Они приезжают к нам, мы сейчас как одна семья.  Вся западная Украина – там очень много наших пациентов. Так это наш такой труд…

Награда то, что он поднялся на ноги и пошел. Приходит от родителей, мамы приезжают – что может быть лучше?  Мы же только ради этого и делаем все. 

(окрема подяка Андрію Батозському, Лєрі Мальченко та Олександру Чижу Громадське ТБ Дніпро)