Культура

Тимчасове житло для біженців та нелегальних мігрантів в Україні — вимога ЄС

Культура/Тимчасове житло для біженців та нелегальних мігрантів в Україні — вимога ЄС
Зберегти
Вигляд

Цього тижня Україну сколихнула новина про відкриття табору для сирійських біженців в Яготині поблизу Києва. Але майже відразу з'ясувалося, що це не табір, а пункт тимчасового розміщення біженців, до того ж не тільки з Сирії. Утім, Яготинська місцева рада все ж звернулася до голови обласної адміністрації з вимогою перепрофілювати пункт тимчасового прийому біженців в пункт розміщення внутрішньо-переміщених осіб з території окупованого Донбасу і Криму. Всі подробиці цієї історії ми з'ясували у директора департаменту з питань іноземців та осіб без громадянства державної міграційної служби України Наталією Науменко.

Наталия Николаевна, добрый вечер. Итак, кто же все-таки будет жить в этом пункте временного размещения?

История создания центра в Яготине началась не сегодня, а в 2002 году, когда Украина безоговорочно присоединилась к Конвенции ООН 1951 года о статусе беженца, и тем самым сказала, что мы разделяем не столько европейские ценности приема и обеспечения прав беженцев, сколько общие человеческие ценности в этой сфере. Поэтому, естественно, когда мы ратифицировали эту Конвенцию мы начали создавать тот минимальный пакет законодательных норм и социальных, которые предусматривает реализация этой Конвенции, в том числе это и сеть пункт размещения искателей убежища и беженцев.

Это не первый пункт в Украине. Таких пунктов у нас на сегодня два, один в Одессе, другой — в Закарпатском регионе. Как показала практика, эти пункты абсолютно легко и просто вливаются в инфраструктуру регионов, где они создаются и где начинают функционировать, абсолютно толерантно общество воспринимает людей, которые проживают в таких пунктах, потому что пункты являются открытыми. Они организованы по типу общежития. Люди могут выходить из них, работать, спокойно взаимодействовать с местными жителями, детки ходят в школу, пользуются теми же медицинскими услугами, как и обычные жители Украины, — все те же социальные стандарты, что и у жителей Украины.

В Яготине пункт начали строить в 2004 году. В силу того, что экономическое состояние было абсолютно разное, то строился он медленно, реконструкция проводилась не интенсивно, несмотря на то, что на первых этапах были также вложены и европейские деньги через европейские гранты.

Поэтому, когда мы начали разрабатывать план для реализации визового режима между Украиной и ЕС, наши европейские коллеги сказали, что нам необходимо развивать сеть пунктов временного размещения беженцев, равно как и пункты для нелегальных мигрантов.

То есть, это не только гуманитарный, но и политический вопрос — вопрос дальнейшей интеграции Украины и Евросоюза?

Безусловно, в этой ситуации огромный блок документов посвящен блоку миграции и убежища. И он направлен не только на гармонизацию нашего законодательства с Европейским законодательством в сфере миграции, беженцев, незаконной миграции, но и создание определенных условий, определенных стандартов, приближенных к европейским, для того чтобы люди, которые оказались у нас (я хочу сказать, что это не люди, которые передаются нам со стороны европейской либо идет какое-либо квотирование, это люди которые уже находятся у нас и не могут вернуться в страну происхождения).

Кстати, а вот люди, которые сейчас находятся в Украине и должны быть размещены, в том числе и в этом пункте временного размещения, где они сейчас живут? Не для всех же есть место в тех пунктах, о которых мы говорили выше, в Одессе и в Закарпатье?

Безусловно, Одесса и Закарпатье вместе рассчитаны на 330 мест. Ежегодно к нам обращаются за защитой 1500—2000 человек, и уже 2 500 имеют такую защиту, то есть, люди которые пытаются обустроиться самостоятельно, они снимают жилье и платят за него самостоятельно, потому что наше государство не дает материальный эквивалент помощи. Все, что мы можем сделать, это разместить их в пунктах временного приема беженцев, где проживание бесплатно, коммунальные услуги бесплатно и выдается минимальный продуктовый набор, для того, чтобы люди могли в течении месяца самостоятельно готовить пищу. Поэтому люди пытаются разместится самостоятельно, поскольку не хотят быть бременем для страны. Они пытаются максимально быстро интегрироваться в общество, выучить язык, найти работу.

Когда разрабатывался визовый режим, наши коллеги обратили внимание на то, что, перед тем как строить новые пункты временного размещения беженцев, необходимо закончить то, что уже было начато. Поэтому четко прописано — Украина должна закончить реконструкцию пункта в Яготине и ввести в эксплуатацию. Когда мы максимально выполнили блок миграции и убежища, и получили достаточно позитивные рекомендации от европейских экспертов в исполнении этого блока, то нам необходимо выполнить на завершающей стадии одно с последних обязательств: ввести в эксплуатацию пункт временного размещения беженцев в Яготине Киевской области. Поэтому в сентябре прошлого года правительством было принято решение о выделении средств для завершения реконструкции и введения в эксплуатацию. В октябре-ноябре прошлого года началась интенсивная фаза реконструкции этого пункта.

Я постараюсь сейчас озвучить главные страшилки, которые пытаются повлиять на открытие этого лагеря. Во-первых, говорится о том, что приедут убийцы, насильники, негодяи из Сирии, которые приедут занимать наши рабочие места, пойдет вспышка экзотических заболеваний, привезенных ими из восточных стран. И второе мнение, — что нужно сначала разобраться с внутренне-перемещенными из Крыма и Донбасса, а потом, в порядке оставшегося финансирования заниматься теми, кто приезжает не из Украины, а из-за границы, и каким-то образом пытаются здесь обустроиться.

Начнем с первой страшилки, что центр рассчитан для сирийских беженцев. Нам абсолютно непонятно, откуда взялся этот тезис, поскольку у нас не существует пунктов размещения беженцев, как и пунктов для незаконных мигрантов определенной национальности. Это интернациональные пункты. Как правило, в них помещаются люди, которые не могут себя временно обеспечить жильем. Просто у них на это нет ни физических, ни материальных средств. Как правило, это семьи, где есть много детей, а также жертвы пыток и насилия. Еще одна категория лиц, которых мы размещаем в подобных заведениях, — это дети без сопровождения взрослых, которых из года в год выявляется все больше и больше на территории Украины, это общеевропейская проблема.

Что касается страшилки по поводу повышения криминогенной обстановки в регионах. Мы пытаемся донести населению, что в тех регионах, где размещаются такие пункты — Одесса и Закарпатье — не наблюдается повышения уровня криминогенной обстановки. Она на таком же уровне, как и до введения в эксплуатацию этих пунктов в этих регионах. Кроме того, мы объясняем, что любое лицо в процессе установления статуса беженца обязательно проходит проверку в правоохранительных органах на причастность к административным нарушениям, либо криминальным.

А по поводу того, что стоило бы отдавать приоритет вынужденным переселенцам из Донбасса и Крыма?

Это довольно дискуссионный вопрос, поскольку хочу обратить внимание всех жителей Украины на то, что в прошлом году в Европейском Союзе 20 000 заявлений было принято от граждан Украины, то есть, просителей убежища и статуса беженца. И всем им, в случае необходимости, предоставлялось временное жилье в подобных пунктах. Кроме того, они получали еще и определенную материальную помощь. Это абсолютно нормальная европейская практика, когда стана несет ответственность за тех людей, которые находятся на ее территории. Что касается центров для внутренне-перемещенных лиц, это вопрос профильного ведомства министерства социальной политики. Тем не менее, необходимо находить баланс интересов и баланс внимания государства, потому что все эти проблемы стоят в одной плоскости — будь то внутренне-перемещенные лица, на которых выделяется много европейских, международных грантов, для того, чтобы урегулировать вопрос их временного проживания, социальной защиты и тому подобное. И нельзя забывать о том, что у нас есть обязательства перед европейским, перед мировым обществом. То есть, эти люди уже есть на территории страны, они нуждаются во внимании государства, они точно такие же люди, как и внутренне-перемещенные лица. И поэтому, когда мы найдем вот этот баланс, баланс интересов, мы можем говорить о том, что общество сдало тесты на европейские ценности.

/Юрій Мацарський, «Громадское на русском»

Пов`язані новини