Війна

Українських в’язнів Кремля треба звільняти списком, а не по одному — російська правозахисниця

Війна/Українських в’язнів Кремля треба звільняти списком, а не по одному — російська правозахисниця
Зберегти
Вигляд
Про вердикт Верховного суду Росії у справі українців Карпюка і Клиха, долі інших в’язнів Кремля та необхідність масштабної міжнародної кампанії для їхнього визволення журналісти Hromadske.ua поговорили з російською правозахисницею Зоєю Свєтовою, яка вже понад два роки займається долею українців, які стали заручниками в Росії.

Зоя, Верховный суд России оставил в силе приговор украинцам Николаю Карпюку и Станиславу Клыху, не смотря на все доказательства их невиновности, в очередной раз представленные защитой. Что это значит для российской правовой системы?

То, что было в Верховном суде России, на самом деле, это позор российской системы правосудья. Но это не впервые Верховный суд доказал свою полную некомпетентность и импотентность. Мы видели Станислава Клыха, который сошел с ума от пыток, который говорит какие-то совершенно неадекватные вещи. Да, конечно, внешне он абсолютно не похож на психического больного. Но это человек, у которого психика порушена. Она порушена именно из-за тех страшных пыток, которые к нему применяли. И он сам об этом сказал: «Здесь такие пытки, которых в России не бывает» (здесь – в Чечне – ред.). Это же кошмар!

ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ «Суд над Карпюком і Клихом: як російська система перемогла правосуддя»

Это был спектакль: такая потрясающая открытость суда, все журналисты, которые хотели, зашли, судьи были супер-корректны… Но в этом самом как раз самый ужас 

Верховный суд России должен был, конечно, отменить этот приговор. У них же было много вариантов: они могли отменить приговор, перенести дело на новое рассмотрение в тот же суд или в другой регион, они могли просто оправдать этих людей. Это был спектакль: такая потрясающая открытость суда, все журналисты, которые хотели, зашли, судьи были супер-корректны… Но в этом самом как раз самый ужас. Потому что, когда дело дошло до главного, то есть до вынесения решения, они подтвердили этот приговор. А приговор по сути является возвращением к сталинским репрессиям, потому что нет ни одного доказательства, что эти люди вообще когда-либо были в Чечне, а есть напротив доказательства, что их там не было – у них абсолютное алиби!

Верховный суд – это главная судебная инстанция России, и получается, что этот суд абсолютно несправедлив. Он так же несправедлив, как и остальные судебные инстанции в стране. 

Как вы считаете, такой вердикт Верховного суда связан с тем, что Карпюк и Клых – граждане Украины, а дело носит именно политический характер?

Мы знаем, что и в отношении граждан России бывают подобные решения, но здесь, если бы это были граждане России, во-первых, такое дело никогда не было бы возбуждено. Потому что там действительно нет ни одного доказательства, что они (Карпюк и Клых – ред.) были в Чечне, кроме свидетельств их самих, вырванных под пытками, или свидетельств вот этого рецидивиста-уголовника, наркомана (речь идет об Александре Малофееве, отбывающем срок в российской тюрьме – ред.), который тоже под пытками дал против них показания.

ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ «Кавказькі полонені: два роки до вироку Карпюку і Клиху»

И, конечно, не было бы просто необходимости против обычных российских граждан возбуждать такое дело. Это дело абсолютно политическое. Мы знаем, что оно было возбуждено под украинского экс-премьера Аресния Яценюка и потом этих людей туда просто прицепили. 

Если бы это были граждане России, такое дело никогда не было бы возбуждено

Адвокат Дока Ицлаев говорит о намерении оспорить приговори Карпюку и Клыху в Европейском суде по правам человека. Выполняет ли Россия решения этого суда?

Европейский суд, во-первых, очень долгий суд. И люди выигрывают после того, как несколько лет уже сидят в заключении. Да, действительно, они выигрывают какие-то деньги. Иногда, если Европейский суд решает, что было нарушено право на справедливый суд, то приговор могут отменить и дело пересмотреть.

Но сейчас в Конституционном суде России был принят такой закон, согласно которому Россия может не признавать решения Европейского суда. Поэтому в этих делах, в деле Клыха и Карпюка, это будет очень долго. А здесь невозможно ждать! Нужно, чтобы Украина требовала освобождения этих людей по гуманитарным соображениям. Потому что, прежде всего, Станислав Клых тяжело болен, пытки также не пошли на пользу здоровью Карпюка. Ведь мы знаем, что и Солошенко, и Афанасьева освободили по гуманитарным соображениям. 

Я считаю, что большой ошибкой было освобождать вот так, по одному

Нужно освобождать Сенцова… Нужно всех их вытаскивать! И не ждать Европейского суда. Ведь их не так много. Это же ни какая-нибудь там тысяча заключенных. Речь идет о десятках людей. И мне кажется, что нужно эту страницу закрывать. Нужно списком их всех освобождать. Я считаю, что большой ошибкой было освобождать вот так, по одному. 

В каком состоянии сейчас украинцы, которые продолжают сидеть?

Каждый день в тюрьме для этих людей, которые сидят, которых сажают в «шизо» (штрафной изолятор – ред.), как Олега Сенцова, каждый день в колонии может закончиться смертью. Эти люди абсолютно невиновны. Это все – из прошлого времени. Все они были посажены, когда Россия начала войну с Украиной после аннексии Крыма. И то, что они продолжают сидеть в российских тюрьмах по абсолютно сфабрикованным делам, мне кажется, это большой позор и для российской судебной системы, и для российской власти.

Но я считаю, что это большой позор и для Украины, потому что я не вижу, чтобы Украина предпринимала какие-то действия для их освобождения. Я не понимаю, почему этот процесс был остановлен, когда освободили Надежду Савченко, Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева. Почему дальше ничего не происходит? Что изменилось с тех пор? Ведь люди продолжают сидеть…

Нужно снова запускать большую кампанию в защиту всех политических заключенных украинцев

Я считаю, что нужно снова запускать большую кампанию в защиту всех политических заключенных украинцев. Почему Надежду Савченко освободили? Потому что была очень сильная кампания в ее защиту. Я не вижу никакой кампании международной, украинской, российской в защиту политических заключенных. Нет никакой кампании! Есть тишина. В тишине такие вопросы, может быть, и решаются, но они будут решаться очень долго. Нужно, все-таки, как-то подогревать эту тему. 

Пов`язані новини