default

В Україні вирішується зараз питання Вірменії і всього південного Кавказу – Давід Шахназарян

default/В Україні вирішується зараз питання Вірменії і всього південного Кавказу – Давід Шахназарян
Зберегти
Вигляд

Давід Шахназарян – вірменський політик. Посол з особливих доручень Президента Вірменії з Карабахського врегулювання в 1992-95-му роках. Саме він і писав договір, згідно з яким вогонь в Нагірному Карабасі таки було зупинено. Також Шахназарян був міністром безпеки Вірменії в 1994-95-му роках, за його головування на цій посаді він зумів звільнити всіх «чекістів» і набрати нових спецслужбістів за лічені три місяці.

Когда мы договаривались об интервью, Вы говорили, что приходите на акции протеста. Как кто Вы туда приходите? И почему эти протесты Вам интересны?

Я практически постоянно там, особенно ночью. Статус у меня такой же, как и у всех остальных. Потому что реально не существует ни политического, ни организационного руководства. Требование только одно – отменить решение на повышения тарифа на электроэнергию. В Армении электроэнергия стоит, приблизительно, в 1.7 раз больше чем, например, в Грузии. Для сравнения у, скажем так, верного союзника России газ стоит гораздо дороже чем у вас в Украине, которая находится в состоянии войны. Появилось огромное количество информации в прессе, что в «Армянских электросетях» процветает коррупция. Это тоже послужило толчком к спонтанным протестам.

Почему тогда протестующие не выходят к офису этой компании?

Я уверен, что это чисто социальное, экономическое требование. Как говорят российские пропагандистские телевизионные каналы – ничего прозаичного нет. На само деле это очень серьёзное политическое требование. Это очень опасно для режима Путина. Это вызов его коррумпированной системе, которая имеет филиалы по всему миру. Поэтому Москва и Кремль сразу усмотрели в этом нечто очень опасное. Именно это послужило для того, чтобы все российские не СМИ, а пропагандистские институты сразу объявили, что это новый «Майдан» - Электромайдан. Естественно, все клише, которые были у России по отношению к Майдану делаются к нам. Украинские боевики, новый Майдан, организованный США, флаги Евросоюза. К сожалению, это не Евромайдан. Пока что! Идет мощнейшее давление на власти Армении, чтобы они применили силы.

Как это всё решить, и что сделает президент?

Решает это не президент, компания. Как я уже говорил, это российская компания. Решение принимает Кремль. Я далёк от мысли, что Кремль пойдёт на уступки. 17 %, на которые подняли тарифы, это 50 млн. долларов в год. Даже для российской экономики, которая находится в катастрофической ситуации, это копейки. Дело не в экономике, это чисто политический вопрос. Какое решение? Ситуация патовая, и наши власти это осознают. Более того, российская информационная политика, независимо от того, что происходит, приведёт в наше общество антипутинский настрой. Я считаю, что у Армении должны быть хорошие отношения с Россией, но с той Россией, которая буде уважать наш суверенитет. Сегодня этого нет. Я очень надеюсь, что удастся избежать применения силы.

Общество было за Европейские Союз…

Вы знаете, я приведу другой контраргумент. 4 года правительство Армении проводило политику сближения с ЕС, и ассоциативный договор был готов. И за эти 4 года никто не вышел на улицу с протестами, что нам надо в Россию. А 3 сентября 2013 года наш президент сделал разворот на внешнюю политику, и заявил, что мы идём в Таможенный союз. Это было сделано под мощнейшим давлением Кремля, хотя наши власти это и отрицают. Это было не решение нашего народа и политиков, оно было под давлением.

Какие были аргументы?

Именно вхождение в Евразийский Экономический Союз, в котором нет ничего европейского и азиатского, нет экономики, и нет союза. Аргументом была безопасность. Но это не добавляло безопасности, наоборот – если вы этого не сделаете, то у вас появятся огромнейшие проблемы. Но вряд ли у нашего президента был другой выход. 5, или декабря 2013 года в Брюсселе было одно обсуждение, это было то время, когда Украина была готова в Вильнюсе подписать ассоциацию. Я тогда сказал, что Армения стала первой жертвой имперской политики Путина, а второй целью будет Украина. Было очевидно, что политика Москвы стала агрессивной, особенно после российской агрессии против Грузии в 2008 году, когда запад закрыл на это глаза. Это всё привело к тому, что мы сегодня имеем – аннексию Крыма и агрессию России по отношению к Украине. Находясь в российской клетке Армения пытается расширять отношения с ЕС и НАТО.

Какими бы были эти проблемы? В Украине это война.

Наша экономика практически полностью зависит от России. Это произошло при правлении предыдущего президента. Рычагов очень много и есть.

Вы же были министром безопасности. Вы как-то пытались обезопасить страну?

Когда я взял руководство над спецслужбами я проводил сильную реформу. Большое количество чекистов я уволил и набрал молодых ребят на их должности. Задачей была независимая спецслужба разведка с контрразведкой. Я считаю, что такие решительные шаги не помешали бы и Украине. Если мы уже перешли к Украине, то там сейчас решается вопрос Армении, южного Кавказа и Грузии, потому что вы стали ключевой страной европейской безопасности в независимости от сценариев. То, что появился локомотив реформ Саакашвили в Одессе очень вдохновляет. Вопрос вам на засыпку – почему Путин решил начать войну с Грузией? Потому что они шли в НАТО? Нет. Основной причиной было то, что Саакашвили показал, что можно истребить коррупцию, что было непростительно для Путина.

Вы видите какие-то параллели между тем, что происходит на Донбассе и тем, что было в Карабахе?

Нет. По той простой причине, что в Карабахе жили армяне – больше 80%. Они всегда хотели жить в Армении, еще с начала прошлого века. На Донбассе никогда не жили люди, которые хотели жить в России и до сих пор не хотят. Да и в Крыму они не хотели. Референдума не было – это был чисты аншлюс. Немцы не любят, когда я так говорю, но это факт – параллели один к одному. Во-вторых, карабахский конфликт начался еще до распада СССР в 88-ом году. Есть ли решение ситуации на юго-востоке Украины? Политического решения нет. Политическое решение – падение режима Путина, или изменение его политики. Путину нежен не Донбасс и восточная Украина, а вся Украина. Ему нужен новый договор о новом мироустройстве. Минские соглашения невыполним.

А почему?

Ну как вы представляете по украинским законам там провести выборы? Как можно урегулировать эту ситуацию, когда на украинско-российской границе нет украинского контроля. Более того, это не нужно Путину. Ему нужна постоянная внутриполитическая нестабильность в Украине. Ему нужна постоянная смена власти. Мощнейший сторонник Путина – украинская коррупция.

На сколько сегодня в Нагорном Карабахе дестабилизирована ситуация? Или там более-менее всё спокойно?

Дестабилизирована ситуация на линии соприкосновения. Если раньше была снайперская война, то сейчас она диверсионная. Россия хочет показать, что только на может быть менеджером конфликта. Мечта Путина, что если ситуация на Нагорном Карабахе будет изменена, то там будут российские миротворцы. Ведь это не единственный конфликт на постсоветском пространстве где нет «российских миротворцев». Россия может воспользоваться серьёзной стычкой, чтобы отправить своих миротворцев спасать армян или азербайджанцев. Это реальная угроза, которая существует. Я желаю Украине удачи, потому что там решается вопрос не только Украины, но и нашего региона. Вы стали политической нацией. Удачи вам!

/ Анастасія Станко, Олександр Назаров

/ розшифрував Нікіта Сергійчук