ENRU

Відступати не можна. Лікарня Мечникова

Watch?v=tzfkxv6wnva
Відступати не можна. Лікарня Мечникова

Завідувач відділенням хірургії і трансплантації Дніпропетровської обласної клінічної лікарні ім. Мечникова Віталій Пелех розповів, як у медзакладі рятують життя українських бійців з передової. 

То, что мы можем, мы должны сделать максимально

«Может это так патетически, но я настолько свою страну люблю, Украину люблю, что не допускаю мысли того, что можно где-то отступить, где-то спрятаться, где-то что-то. То, что ребята делают на передовой, вообще не сравнить ни с чем, – это подвиг. Но то, что мы можем, мы должны сделать максимально. Упасть с ног».

Мы поняли, что это очень надолго, когда к нам привезли 18 тяжелейших больных

«Когда нам одномоментно привезли восемнадцать тяжелейших больных, раненых, которых мы никогда не видели, у которых множественные, не пулевые ранения, которые мы иногда видим (хулиганскую травму, бандитскую травму), а восемнадцать человек испещрённых этими осколками от Градов, которые поражены с ног до головы и на которых нет живого места. Это был шок не только для меня, это был шок для всего коллектива. Но шок, естественно, первые секунды. И тогда мы поняли, что это, конечно, жестокая вещь и очень надолго».

 

Каждый день обязательно будут раненые

«Дальше все стало на поток, потому что каждый день, и день и ночь, приходилось так: с работы пришел – ложись спать, потому что обязательно будет вызов, обязательно будут раненые. В течении дня летают самолеты, ночью привозит санавиация с межевой. Конечно, лето и осень были очень сложными и тяжелыми физически».

С первыми ранеными приходит опыт

«Кроме этого, военно-полевая хирургия сама по себе – это совершенно отдельная отрасль медицины. Ее нельзя ни с чем сравнить. Приходилось сразу же учиться, и по книгам, и по интернету. Конечно это быстро – опыт приходит. С первыми ранеными приходит опыт моментально. Приглашались американские хирурги, приглашались хирурги из Израиля, которые нам читали лекции, которые с нами оперировали, которые нам практически помогали. Буквально только что закончили курс лекций хирурги из Киевской больницы №17, которая оказала больше всех помощи раненым из Евромайдана».  

Самые тяжёлые – это те, кто погибли

«Жизнь сильно изменилась, конечно. Были случаи, когда до 8 часов в операционной подряд.

Помню всех абсолютно больных и, к сожалению, погибших. Единицы, но их помню каждого. Самые тяжёлые, это те, кто погибли, тут никак отрицать нельзя. Те, кто выжили, уже не могу считать их тяжелыми, потому что все ушли своими ногами, и со всеми у нас добрые дружеские отношения.

И снова принимаем больных и раненых, снова оказываем им помощь, снова... И не только помощь в плане хирургии, а и помощь в плане психологии, потому что они все поступают с очень надломленной психикой. Потому что молодой человек вдруг получил ранения, понимаете? Который был в бою. Который был здоровый совершенно человек и вдруг он оказывается на больничной койке. Он из абсолютно здорового человека превращается чуть ли не в, нельзя сказать, что искалеченного, но в общем-то, на какое-то время выбывшего из строя, на больного человека. Поэтому психологические аспекты помощи очень важны».

Опускаются руки, когда теряешь больного

«С 2013 года в отпуске я не был и пока об этом не думаю, потому что постоянно раненые, постоянно вижу свою необходимость в том, чтобы быть здесь и помогать. Опыт уже такой наработанный. Поэтому даже с этих позиций жизнь поменялась сильно.

Мечта такая, чтобы это закончилось даже сегодня, но...

Опускаются руки, когда теряешь больного. Опускаются совершенно руки, как бы там ни было. Не виноват, но все равно ищешь элементы своей вины в этом... Поэтому бывают в жизни моменты, когда... морально никогда к этому не будешь готов, понимаете?». 

Каждый раненый должен быть как первый

«Привыкнуть ни в коем случае нельзя, даже и мысли допустить нельзя о том, чтобы привыкнуть. Не дай бог привыкнуть. Привыкнуть, это сразу же будет минус: будет минус нам, будет минус, в первую очередь, нашим раненым, и будет минус нашей стране. Каждый раненый должен быть как первый самый и как последний. Мы должны. Полная самоотдача, – это не патетика, а мое глубокое убеждение. Мы к ним должны относиться как к единственному человеку, которому должны максимально оказать помощь и спасти его жизнь и здоровье».

В первую очередь мы учились по-настоящему любить свою родину

«Если не отдашь частицу себя, если не будешь их любить, если не будешь любить свою родину, то...

В первую очередь мы учились по-настоящему любить свою родину, не просто там Украину как она есть, а именно то, что это наша родина и что мы должны защитить ее рубежи, и должны помочь всем нашим людям».

 

(окрема подяка Андрію Батозському Громадське ТБ Дніпро)