ENRU

За кожним стоїть життя бійця

Головний лікар Дніпропетровської обласної клінічної лікарні ім.Мечникова Сергій Риженко розповів, як змінилася робота медзакладу за останній рік, про витримку та віру.

Еще год назад мы могли думать о том, что раненые с оторванными ногами и руками будут самые легкие?

«Возле шахты Бутово Донецкой области минно-взрывная травма, осколочное ранение левой орбиты, проникающее ранение левого глаза, ранение левой гайморовой пазухи, черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, проникающие ранения брюшной полости, осколочное слепое ранение правого бедра, оперирован в больнице Мечникова, без сознания. Политравма. Это один. Диагноз пол страницы.

Владимир, 1994-го года рождения, Правый сектор. Подорвался на мине. Травматическая ампутация левой ноги. В сознании. Политравма.  Он самый легкий…  С оторванной ногой, он, самый легкий. Еще год назад мы могли думать о том, что люди с оторванными ногами и руками будут, по сути, среди поступающих раненых, самые легкие? Наверное, нет…»

Все знают: самых тяжелых – только в Мечникова

«Когда идет борт, военные звонят, и им все равно главный ты врач или ты просто врач, или санитарка. Они звонят и говорят: «Все ребята. Давайте, включайтесь». Гул скорых по всему Днепропетровску. И мы понимаем, что уже никто не спит. Заезжаешь в больницу  она вся горит, как факел, потому что все операционные, все залы  все включено.

Никто не спрашивает, хотите вы не хотите взять, сможете не сможете. Все знают, самых тяжелых, вот там, на передовой, за 200 километров от сюда, все знают – самых тяжелых только в Мечникова.  Иначе у них шансов мало»

К этому никто не может привыкнуть

«Первые дни, когда к нам поступало десятки раненых, мы заходили в реанимационный зал - мы просто ужасались.  Дело в том, что привозили раненых и убитых вместе, одной машиной, и сортировка проходила в приёмном отделении.  Когда несут раненого, а у него с носилок выпадает нога, которая просто скотчем привязана на поле боя и медсестра теряет сознание. К этому никто не может привыкнуть. Масса других случаев, которые потрясают. 

Когда ногу офицера переехал бронетранспортер и две ноги раздавили, и он обезболенный, но в таком, полу коматозном состоянии шепчет: «а добейте меня, куда вы меня тащите…» Можно к этому привыкнуть? Наверное, нет.

Так можно рассказывать все что угодно, но, когда ты видишь, что лежит пацан без двух ног, которые по одно место у него оторваны, и говорит: «я все равно хочу жить» - не для слабонервных».

 

То, что видят врачи, точно 90 процентов не выдержит

«Я понимаю, что не все выдерживают… Но то, что видят врачи, точно 90 процентов не выдержит. Доктора, они уставшие просто… Тысячи часов в операционных, десятки тысяч часов в палатах – все это уходы, все это режимы, все это операции, нагрузки. И за каждым стоит жизнь бойца.

Есть и сейчас несколько человек, которые лежат в коме глубокой, уже больше недели. Которые поступили с Марьинки.  Они те, о которых о прогнозах не говорят. Спрашивают родственники, а мы сказать ничего не можем. Это тяжелые человеческие судьбы.  Особенно рев матерей, которые видят своих детей, которые теряют органы, слышно на девятом этаже.

Есть ранение, когда осколок торчал в глазу. Большущий. Больше 5 сантиметров. Я, когда увидел, думал, что не жилец. А он сейчас просится покурить.  В голове куча осколков, в груди осколки, ноги разбиты. Он меня, когда видит, говорит: «Шеф, уже не могу, хочу покурить.  Ненавижу эту стерильность, ненавижу, когда за мной ухаживают». Вот, истинный боец – настоящий Укроп».

 

Выживают те, кто должен был умереть еще там

«При таких тяжестях ранений всего один процент погибших, говорит о том, что результаты наверняка хорошие. Их скрыть нельзя. Выживают те, кто должен был умереть еще там.

Самое главное, чтобы люди верили, что им помогут. Это самое главное. Когда люди не верят  они не обращаются. Они, как правило, погибают. Каждый в своей норке, каждый в своем домике, каждый в своем окопе. Вот сегодня, в Днепропетровске все верят, что в Мечникова помогут. У нас нет мест, зачастую, но мы делаем все возможное, чтобы в первую очередь, оказать помощь самым пострадавшим – это бойцы.»

(окрема подяка Андрію Батозському, Лєрі Мальченко та Олександру Чижу Громадське ТБ Дніпро)