Андрей Архангельский, журналист

Одна из особенностей нынешней избирательной кампании в России — это видимость большого ассортимента. На прошлых выборах был выше проходной барьер для партий и не было одномандатников. Однако при этом любая стратегия поведения избирателей не влияет существенно на конечный результат, об этом и пишет в своей аналитической статье публицист Андрей Архангельский. 

Действительно ли Россия оказалось в той ситуации, при которой любое поведение избирателей не принесет плодов?


— Уже не в первый раз так устроена сама избирательная конструкция. Действительно, в ней участвует много партий, в том числе две оппозиционных — ПАРНАС и Яблоко, но шансов у них нет, поскольку сама социология, видимо, успокаивает власть. Она, в общем, не опасается по поводу того, что эта партия может набрать много голосов. Эти партии, Яблоко в частности, как наиболее сильная либеральная демократическая партия, набирает в обеих столицах, Санкт-Петербурге и Москве, 12—13%. Это очень сильный и значительный результат. Но этот результат отличается от того, что получает эта партия по остальной России, то есть эти результаты несопоставимы. В конечном итоге партия получает 2 с чем-то или 3 с чем-то процента, и она не проходит в Госудуму, потому что проходной барьер 5%.

Мешает им пройти только административный ресурс или ситуация, которая сложилась в самой оппозиции?

— Открытием этих выборов является то, что никаких административных барьеров не нужно ставить. На этих выборах было довольно незначительное количество нарушений. Явка была довольно низкой, по сравнению с выборами в предыдущую Госдуму. Всего 39% по сравнению с 50% 5 лет назад. На этих выборах не зафиксировано масштабных нарушений и вбросов. Мы фиксируем на этих выборах манипуляцию не столько физическую, сколько манипуляцию с сознанием. Довольно значительная часть просто проигнорировала эти выборы, а с теми, кто проголосовал, ничего не нужно делать. Они голосуют за партию власти, они голосуют за «Единую Россию», за стабильность. Мечта Оруэлла осуществилась: ничего не нужно специально делать, люди сами все сделают

В этот раз в сетях люди четко разделились на два лагеря. Кто ходил голосовать ругали тех кто не пошел, их стыдили, взывали к совести. А те, кто не ходил, они смеялись над наивностью тех, кто пошел. Почему в этот раз дискуссия стала настолько острой?

— Она стала острой не в этот раз. Нечто подобное было и 5 лет назад. Но тогда голосование было протестное. Тогда голосовали за любую партию, кроме «Единой России». Такой был тренд. В этот раз, поскольку проходной барьер был ниже, был и ПАРНАС, было и Яблоко, партии оппозиционные, действительно развернулась такая буря интеллигентская, потому что опять же это буря фейсбучная в большей степени. Это замкнутая внутренняя история. Но действительно этот вопрос решался. Если подняться над этим конфликтом, то сам спор важен для самоидентификации, чтобы люди могли решить для себя, какие ценности они поддерживают. Что касается ситуации в общем, то этот спор — это рябь на воде. Это дело внутреннего интеллигентского кружка. Хотя он не так уж и мал. Мы можем говорить о среднем классе, о миллионах людей (масштабы России огромные, и поэтому здесь мнение 2-3 миллионов людей ни на что не влияет). Тем не менее само по себе в абсолютных цифрах это большое количество людей, которые живут преимущественно в больших городах и являются электоратом демократических сил.

Постсоветский человек склонен к политической апатии?


— В течение последних 15—16 лет людей просто отучали от политических инстинктов. Вспомните, как за гробом Сахарова шли полмиллиона человек, а это конец 80-х. Все задаются вопросом: куда делся этот активный избиратель? Россиянин, который был очень политизирован, который выступал за отмену социализма и хотел в капитализм. Куда он делся, спрашивают все? Никуда он не делся — это результат пропаганды.  Результат внутренней работы с людьми. Пропаганда даже не к чему-то особенному призывает, она просто делает людей апатичным, дает понять, что они сами по себе ничего не решают. Этот избиратель потерял политический инстинкт. А сегодня, в нынешних условиях отношения к политическим идеям формирует тебя как личность. В этом и отличие украинского и российского электората. В Украине электорат гораздо более политизирован. Избиратель разбирается, кто правые, кто левые. Для рядового украинца это более актуальная тема. Для россиянина политика до сих пор запретная тема, он еще помнит этот генетический страх перед политикой.

«Громадское на русском» 20 сентября 2016 года

Ведущие: Ксения Туркова, Юрий Мацарский

Поделиться: