Ньют Гингрич — один из тяжеловесов Республиканской партии в США

26 октября во США пройдут первые президентские дебаты между кандидаткой от демократов Хиллари Клинтон и республиканцем Дональдом Трампом.Громадське общается с ключевыми политиками и политтехнологами, чтобы объяснить, что самое главное и чего ожидать.

Ньют Гингрич — один из тяжеловесов Республиканской партии в США. Он был кандидатом в вице-президенты от кампании Дональда Трампа. На прошлых президентских выборах в США участвовал в гонке за право называться кандидатом, однако уступил Митту Ромни. В 90-е был спикером Палаты представителей американского Конгресса, также тогда был инициатором импичмента президента Билла Клинтона. Имел традиционно жесткую позицию во внешней политике, в частности по отношению к России.

Поддержав Трампа, в одном из интервью пренебрежительно отозвался о Эстонии, назвав ее «пригородом Санкт-Петербурга». В интервью яркий политик-республиканец также отметил, что решение принять Балтийские страны в НАТО было эмоциональным и провокационным, что Украина в ближайшее время не  вступит в альянс, а также обвинил Клинтон в связях с Россией. Громадське спросило, как политик, который с 1970-х в американской политике, и работал с большим бизнесом, объясняет, что выступает против американской элиты.

Мы должны меняться, должен появиться «новый порядок» [...] Понятия не имею, каким он должен быть. Вот, почему это называется «новый порядок»

Этим летом во время Национального съезда республиканцев, члены команды Дональда Трампа в избирательной кампании лоббировали отмену помощи Украине. Какова ваша позиция по этому поводу?

Моя личная позиция заключается в том, что США должны помогать украинским военным. Мы заинтересованы в том, чтобы Украина могла защитить себя. Это будет большой ошибкой отказывать Украине в возможности заставить Россию заплатить за ее действия.

Соединенные Штаты критикуют Трампа, у которого были такие советники как Пол Манафорт, у которого есть сомнительные связи с Россией. Каково ваше мнение?

Это абсурд. Вы же помните, кто получал деньги из России. Российский банк выплатил Биллу Клинтону 500 тысяч долларов. Это российское соглашение по урану, которое дало миллионные прибыли в фонд Клинтона. И если кто-либо имел финансовые связи в Москве, то это был Билл Клинтон.

Не могли бы вы больше рассказать о связи Клинтона с Москвой?

Речь идет о многомиллионном проекте по доступу к американскому урану, 10% добычи которого получают россияне.

Как сейчас выглядит поддержка Дональда Трампа в США?

Существует глубокое убеждение в том, что истеблишмент не справился с задачей, и у нас теперь  нечестная коррумпированная система.  А также, что мы должны меняться, должен появиться «новый порядок». Я думаю, что те люди, которые готовы к переменам, проголосуют за Трампа, а те, кто напуганы и хотят оставить все как есть — поддержат Клинтон.

Вы сказали «новый порядок», что вы имеете в виду? Каким он должен быть?

Понятия не имею. Вот, почему это называется «новый порядок». Я не думаю, что кто-нибудь из нас может представить, каким будет мир через 10—15 лет. Китай, Индия, Япония стремительно развиваются. Существуют драматические изменения в исламском мире, огромные проблемы в Латинской Америке, а Венесуэла буквально разваливается. Я могу вам сказать точно, что люди во всем мире, как и здесь, разочарованы своей верхушкой, которая, кажется, увязла в коррупции, потеряла связи с реальностью и не способна самостоятельно решать проблемы. Масштабы технологических изменений и изменения в международных отношениях огромны. Они чувствуют, что руководство не в состоянии обеспечить удовлетворительный уровень жизни для всех. Люди чувствуют дискомфорт.

По моему убеждению Украины мало шансов для вступления в НАТО сейчас. Это может выглядеть как провокация для россиян

Мы видим, что в Украине критикуют Трампа относительно его позиции по Крыму. Он сказал, что Крым хотел бы остаться в российской оккупации?

Рискуя стать непопулярным в Украине, я предположу, что Трамп мог сказать правду о том, что референдум в Крыму был честным, ведь русскоязычная часть населения составляет ощутимое большинство. Я готов биться за независимость Украины — в политическом, а не военном смысле — и поощрять США оказывать и военную, и экономическую поддержку украинской независимости, но не знаю, что должна делать Европа, если не удастся изгнать Россию из Украины.

Будете ли вы бороться за Украину и способствовать ее вступления в НАТО?

По моему убеждению, сейчас у Украины мало шансов для вступления в альянс. Это может выглядеть как провокация для россиян. 

Что вы думаете по поводу размещения военных сил в Балтийских странах? Повлияет ли это негативно на отношения с Россией?

Я думаю, что расстановка сил НАТО в Балтийских странах повлияла на отношения с Россией. Некоторые люди, такие как министр обороны во времена администрации Билла Клинтона сказал, что это большая ошибка, ведь эти территории — уязвимые места для России. На мой взгляд теперь, когда мы сделали это, и если мы собираемся держать слово, надо было бы хорошо подумать, как демонстрировать свою военную мощь в восточной части Балтики. Иначе мы очень рискуем.

Не думаете ли вы, что с самого начала США были заинтересованы в том, чтобы быть гарантом безопасности в Балтике?

Думаю, это напрямую повлияло на усиление российских параноидальных настоений и понимания того, что НАТО окружило Россию. Это было особенно актуально для Путина, который прошел подготовку в КГБ. Он представляет поколение, которое видело конец Советского Союза. Следующий лидер, я подозреваю, будет значительно меньше думать о восстановлении великой Российской империи.

Вас критикуют за утверждение, что «Эстония это пригород Санкт-Петербурга». Что вы имели в виду?

Если мы собираемся придерживаться Пятой статьи договора НАТО (Пятая статья договора о НАТО предусматривает, что нападение на одного члена альянса является нападением на все НАТО  ред.) В контексте помощи Эстонии, тогда нам стоит убедиться, что мы имеем военные силы, позволяющих сделать это без ядерной войны. Я сказал это бывшему генеральному секретарю НАТО. Сегодня мы не можем демонстрировать военную мощь в Восточной Балтии. Никакая умный человек не подумал бы, что мы можем. Поэтому что этот шаг означает? Я не хочу жить в мире, где либо нарушают договоренности, либо переходят к ядерному оружию.

Когда я был ребенком, мы жили в Германии, мой отец был военнослужащим. Тогда мы поняли, что россияне могут убить американских солдат, но они не смогут сделать это с американскими семьями. Это значит, что лучше было бы разместить не просто военных в Балтике, а военных вместе с их семьями. Это даст уверенность в том, что никто не посмеет нападать на американские семьи.

То есть, вы не считаете, что это сможет увеличить напряжение в отношениях с Россией?

Думаю, им надо сказать, что когда вы хотите быть готовыми давать гарантии, мы должны быть в состоянии держать слово. Возможно, угроза этого заставит Путина предоставить определенные гарантии.

Вы сказали, что многие политики говорят о разочаровании общества элитами. Вы занимайтесь политикой еще с 70-х годов, вы были спикером Конгресса, были советником крупнейших финансовых институтов. Какова ваша ответственность за это недовольство как представителя истеблишмента, который вы сейчас критикуете?

Мы не справились. Вот мой ответ. Тот факт, что за последние 15 — 20 лет мир претерпел кардинальные изменения, нельзя не принимать во внимание. Мир претерпел бОльшие изменения, чем наши элиты. И неудивительно, что люди злятся — ведь они правы, а элиты ошибаются.

Это нормально осторожно относиться к любому, кто имеет 5 - 6 тысяч единиц ядерного оружия. Я боюсь Северной Кореи, а у нее всего 20.  Ядерный снаряд падает на американский город - это ужас, от которого я просыпаюсь каждое утро

Вы не справились, но вы до сих пор остаетесь представителем политической элиты.

Это все потому, что я отличаюсь от других. Я стремлюсь к изменениям.

Вы сказали, что не хотите провоцировать Москву. Или вы боитесь Владимира Путина?

Это нормально осторожно относиться к любому, кто имеет 5 — 6 тысяч единиц ядерного оружия. Я боюсь Северной Кореи, а у нее всего 20. Один ядерный снаряд падает на американский город — это ужас, от которого я просыпаюсь каждое утро. Потому что это, вероятно, повлечет невероятные изменения в свободном американском обществе.

Что вы скажете тем, кто утверждает, что нынешнее противостояние раскалывает американское общество. Очень сложно найти общий грунт, когда кандидаты запугивают людей, скажем угрозой «Исламского государства».

Мы разделены. Смешно говорить, что мы не разделены. Есть глубокое принципиальное различие между правительственными элитами, которые верят в своего рода активность глобальной правовой структуры. Они верят в международную торговлю американской экономики и считают, что надо открывать свои границы для всех. При этом они думают, что мы — государство-нация, которая имеет собственные интересы, которые мы должны защищать — как экономические, так и военные.

Бывший глава ЦРУ сказал, что если Дональд Трамп станет президентом то, вероятно, не будет выполнять то, о чем говорил. Не боитесь ли вы этого? Не все американцы готовы поддерживать такого президента.

Мы свободное общество, у нас есть конституция, сенат и судебная система. Им тоже есть сказать о многом. Ни один кандидат в президенты не способен изменить все самостоятельно. Вспомните президента Рейгана: он настолько изменил систему после Джимми Картера, а все потому, что был настоящим лидером.

Если Дональд Трамп придет к власти, у него будут конкретные предложения, он будет очень хорошим переговорщиком, а также будет знать, как разговаривать с американцами. Он — это начало новых общественных дебатов о том, куда мы движемся. Я уверяю вас, американцы поддержат его.


Президент США Рональд Рейган и конгрессмен Ньют Гингрич в Овальном кабинете. Май 1985

Получила выгоду кампания Трампа из-за того, что хакеры взломали переписку избирательного штаба Хиллари Клинтон?

Клинтон было бессмысленно иметь частный сервер с более 33 тысячами писем и не иметь никакой защиты. Я считаю, что такими действиями она саботирует предвыборную кампанию значительно больше Трампа.

Не кажется ли вам, что Россия стоит за этими хакерскими атаками?

Россияне могут играть в различные игры, но не в этом случае. Хакерские атаки — это игрушка миллионов, и у них может быть множество причин для этого.

Интервью состоялось во время 13-й ежегодной встречи Ялтинской европейской стратегии в Киеве.

Поделиться: