Григорий Мельконьянц, сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос»

Движения в защиту прав избирателей «Голос» зафиксировало массовые нарушения на выборах в Государственную Думу РФ. Комментирует Григорий Мельконьянц, сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос»

Что нужно знать:

В РФ очень редко принимают меры к фальсификаторам выборов.

Есть вопросы к участкам с невероятно высокой явкам — как правило, к тем, где не было наблюдателей — например, на Кавказе

Снизилось количество независимых наблюдателей на выборах с 2011 года.

В ключевых регионах — Москве и Санкт-Петербурге — очень низкая явка. Наблюдателям выборы неинтересны, как и избирателям.

— Если сравнивать с предыдущими выборами, то нарушений было больше или меньше? И каков был их характер?

 — В принципе, мы наблюдали весь спектр нарушений, который был в 2011 году. Это грубые фальсификации, которые фиксировались в целом ряде регионов и вбросы, например. Это не было каким-то единичным в регионах событием. Это было в целой серии регионов. Были проблемы и с надомным голосованием. Были проблемы с принуждением избирателей к получению открепительных. Соответственно, в Москве выстраивались очереди, людей подвозили на автобусах. Очень много разных проблем, но если смотреть их количество, то их стало меньше, чем на прошлых выборах. Это связано с тем, что Центризбирком старался давать достаточно серьезные указания вниз, что без скандалов. Без каких-либо грубых фальсификаций. Но, увы, не все к этому прислушались. Власти, видимо, готовились, понимали, что не везде получится применять эти технологии массово. Все же у нас есть 13 регионов, куда расползлись вот эти массовые технологии по искажению результатов. И регионы, где явка ниже 80%, порядка 13 регионов, и там голосование за одну из партий, соответственно, тоже достаточно высокое. Они серьезным образом повлияли на общие результаты по стране. Таким образом для многих стали неожиданностью довольно высокие результаты по явке, хотя в центральных регионах явка низкая. Но вот эти регионы, где, по сути, нет никакого наблюдения, там отсутствует нормальный контроль за выборами и очень сложно понять, что там реально происходило. Косвенно можно говорить, например, о Дагестане — наблюдатели там фиксировали на тех участках, где они были, что явка  просто мизерная. На одном из участков по копии протокола 7% явка, а они утром в официальных результатах показывают явку за 70%. То есть очевидно, что там, где есть контроль, данные совсем другие.

— Скажите, а все эти нарушения, они позволяют на что-то повлиять? Что теперь с ними делать?

— Мы сейчас делим эти сообщения на те, которые требуют возбуждения уголовных дел. И уже по ним материалы находятся на проверке в правоохранительных органах. Это, в первую очередь, вбросы, более того, вбросы не просто в сообщениях наблюдателей. Эти вбросы зафиксированы на видео, тем более, на официальных камерах, которые установлены на участках. Я думаю, что в целях показательной порки у нас будут отдельные кейсы, которые, я надеюсь, будут доведены до конца. Потому что в России, увы, очень редко привлекают к ответственности фальсификаторов. Это первая часть. Вторая часть — это проблема, которая связана с этой аномальной явкой. Якобы, что избиратели голосовали в тех регионах, где явка за 80%. Доверия к этим данным нет. У нас есть различные методики анализа официальных результатов, и действительно, есть серьезные опасения относительно достоверности этих данных. Мы, безусловно, будем представлять Центризбиркому эти подсчеты, и показывать, что это аномальные голоса. Скорее всего, которые просто были приписаны. Это вопрос к тому, что дальше делать. Каким образом проверять там эти участки, на сколько адекватно осуществлялся подсчет. Там, где были наблюдатели, в Кавказских республиках, на этих участках явки как таковой — нет, а на соседних явка зашкаливает. Но на одном есть наблюдатели, на другом нет. День голосования в России, хотя и все обращают внимание на него, является уже завершающим этапом выборов и в меньшей степени, конечно, влияет на общий ход кампании. Потому что сама агитационная кампания, те условия, в которые были поставлены участники выборов, партии, кандидаты — они не позволяют говорить, что сама кампания проходила свободно, как она и должна проходить.

— На сколько россияне были активны в участии в наблюдательском движении?

 — На этих выборах в минимум два раза снизилась численность независимых наблюдателей. Многие разочаровались, что после 2011 года они так и не смогли ни на что повлиять. Факты, которые они выявляли так и не были расследованы, никто не был наказан. Кто-то уехал из страны, из числа активных наблюдателей, которые были координаторами в регионах. Кто-то просто переориентировался на другую работу и больше этим не занимается. Увы, из-за этого тоже думаю, что количество сообщений, которые к нам поступали оно сократилось потому что не было как таковых наблюдателей. И это большая проблема, пока даже не предвидится взлета наблюдательского движения

— То есть общество в такой апатии сейчас?

— Вы видите, что явка в Москве и Санкт-Петербурге, ключевых столичных регионах – низкая. Наблюдатели тоже не в вакууме живут, если нет избирателей, то нет тех, чьи голоса защищать.

 — А в Крыму были наблюдатели?

— В Крыму у нас не было наблюдателей. Это такая тоже странная ситуация. Все спрашивают, что в Крыму происходит. ОБСЕ отказались там наблюдать, даже межпарламентская ассамблея СНГ отказалась наблюдать. Российские наблюдатели из ключевых организаций — я тоже не слышал, чтобы там были. Там очень сложно получить статус наблюдателя. Так как с весны этого года усложнился процесс доступа на участки, нужно чтобы кандидат или партия не позже, чем за три дня сообщили в территориальную комиссию фамилии наблюдателей, их имена и телефоны и участки, на каких они будут наблюдать, чтобы заранее знать, где будет или нет наблюдение. Так вот, якобы там дополнительно собиралась информации об отсутствии украинского гражданства. И для членов комиссии, с правом совещательного голоса, и для наблюдателей. Но увы, так как у нас там нет других источников информации, нет наших структур, сложно понять, что там реально происходило.

«Громадское на русском» 20 сентября 2016 года

Ведущие: Ксения Туркова, Юрий Мацарский

Поделиться: