События с террористическим актом в Луцке имели все шансы стать трагедией, но закончились оптимистично. Полиция действовала осторожно и благоразумно. Никто не пострадал — заложники спасены и невредимы. Террорист сдался полиции. Вроде бы можно радоваться...

...но по социальным сетям и мессенджерам растекается волна недоверия — от негативной оценки действий полиции и представителей государства до конспирологии, что все события были «срежиссированными». Почему украинцы не доверяют официальной версии событий и не воспринимают финал истории как победу? На этот вопрос можно ответить одним словом, даже фамилией: Аваков.

Дело в том, что необходимость, профессионализм и незаменимость нынешнего министра внутренних дел, которые настолько очевидны для президента Зеленского, не являются убедительными для большинства украинцев.

Согласно результатам последних социологических исследований (Центр Разумкова, июль 2020), министру внутренних дел доверяют только 17,7% украинцев, а не доверяют — 69,6%.

Но дело не только в одной фигуре — Аваков так долго занимает должность министра и приложил столько усилий, чтобы название министерства ассоциировалась с его фамилией, что недоверие к руководителю обрушивает доверие к институту в целом. Согласно результатам того же исследования, МВД не доверяют — 67%, а доверяют — 20,7%. Цифры почти такие же, учитывая несколько процентов погрешности выборки.

Все понимают, что за шесть лет министр Аваков набрал очень токсичный багаж. Во-первых, мотивы и задачи изменений полиции, которые декларировались в начале реформирования в 2014 году, сегодня потеряли смысл.

Незавершенность задекларированных целей реформы — постепенная замена кадров, повышение эффективности, ориентация на нужды общества — напоминает полузаброшенное здание, которое когда-то очень торжественно открывали.

Во-вторых, возможно, более важным фактором является большое количество нерасследованных громких дел, связанных с убийствами и покушениями на убийства. Причем на людей с разными взглядами и убеждениями — Павла Шеремета, Олеся Бузины, Екатерины Гандзюк, Геннадия Кернеса, Саши Белого.

Сюда можно отнести и дела Майдана (от нападений на активистов до убийств 14 февраля), и события в Одессе в мае 2014 года. Годами по этим делам происходила имитация работы, затягивание, уничтожение доказательств — и в конце концов люди потеряли надежду, что это когда-то будет расследовано должным образом.

В-третьих, люди не забыли громко начатые коррупционные дела — как те, когда подозреваемых доставляли вертолетами в Киев, так и те, в которых фигурировал сам министр и его окружение.

Вишенкой на торте стала публичная часть окружения министра Авакова: разнообразные странные персонажи, которых объединяют две вещи — преданность патрону и пренебрежительная манера коммуникации с обществом. Люди, которые не являются профессионалами в сфере правоохранительной деятельности, но из кожи вон лезут, чтобы доказать рядовому украинцу — он не понимает, что происходит, но не имеет права на критику и свое мнение.

Постоянные информационные вбросы, оскорбления оппонентов, откровенная ложь от Зоряна Шкиряка, Антона Геращенко, Ильи Кивы и других — все это годами, капля за каплей подрывало доверие к министру, хотя вроде бы имело обратную цель.

Но в то же время люди видят нескрываемое стремление министра Авакова увеличить политическое влияние и выйти из-под любого контроля — со стороны парламента, президента, общества, международного сообщества.

В этом министр имеет уникальные для Украины достижения, которыми не мог бы похвастаться ни один из предыдущих министров внутренних дел. Но в то же время понять, чем именно руководствуется министр, принимая те или иные решения, украинцу невозможно.

Таким образом для рядового украинца логичным становится понимание, что Аваков работает в своих интересах вместе со всем своим огромным ведомством.

Такая токсичность делает для людей сомнительными достижения и успехи всего ведомства — будь то упрощение процедур МВД или освобождение заложников.

Людям гораздо проще и логичнее воспринимать это как очередную «шахматную комбинацию» от министра, который на самом деле заканчивает восстановление настоящего deep state (скрытого от общества центра принятия решений) в стране — централизировал в рамках МВД полицию, национальную гвардию, миграционную и пограничную службы; держит своих представителей в нескольких фракциях парламента и ключевых комитетах; влияет на некоторые медиа.

Оставаясь неприкосновенным для критики со стороны общественности и участвуя в важнейших управленческих решениях вместе с президентом, он олицетворяет собой всю махину, которую сам и выстроил.

Поэтому не следует удивляться, что люди не доверяют действиям в конкретном деле — со временем они приучились видеть более широкую картину, которая их уже пугает.

Независимые благодаря вам

Мы работаем независимо от политиков и олигархов. Наша журналистика существует благодаря вам. Вы можете поддержать нас, а мы можем продолжить рассказывать, что на самом деле происходит.

Поделиться: