Илья Барабанов, спецкор издательского дома «Коммерсантъ»

В президентской  кампании 2018 года в России могут появиться новые игроки. Оппозиционер Алексей Навальный заявил, что собирается выдвигаться в президенты. На своем сайте он опубликовал обращение к сторонникам. Несмотря на то, что против Навального возбуждено уголовное дело, избираться он все-таки может. В ноябре этого года Верховный суд, руководствуясь решением ЕСПЧ, отменил приговор по «делу «Кировлеса» и отправил материалы на новое рассмотрение. Это постановление и позволило Навальному участвовать в выборах. О том, как меняет его заявление политический ландшафт в России, в эфире «Громадского на русском» рассказал спецкор издательского дома «Коммерсантъ» Илья Барабанов.

Политолог Глеб Павловский сказал, что Навальный совершает главное политическое действие года, и с этого момента, по сути, начинается подготовка к уходу Путина. Это действительно так воспринимается?

Я бы не стал делать столь масштабных выводов. Я бы сказал, что Алексей Навальный играет на опережение, ставя российские власти в неудобное положение. В Кирове начнётся повторное рассмотрение дела «Кировлеса». И сейчас этот маленький региональный суд оказывается перед необходимостью судить не просто оппозиционера, блогера, создателя Фонда борьбы с коррупцией, а основного кандидата от оппозиции на президентских выборах. Навальный сыграл на опережение, заявив о своих амбициях, он ставит кремлёвскую администрацию перед сложной задачкой. Понятно, что судебное решение будет приниматься не судьей, его спустят из Москвы. Теперь Москве предстоит решить, каким должен быть вердикт, учитывая, что речь идёт о кандидате в президенты.

А самом Навальный всерьез рассчитывает на то, что люди придут и проголосуют за него как за будущего президента страны?

До выборов остаётся еще почти полтора года, поэтому столь долгосрочные прогнозы он сам не делает. Первостепенный вопрос - это как он будет получить регистрацию, если он хочет стать кандидатом. Для этого надо, чтобы либо одна из партий его выдвинула, что маловероятно, либо собрать 300 тысяч подписей, что тоже фактически невозможно. Поэтому сначала ему нужно отбиться от судебного преследования по делу «Кировлеса» в Кирове и решить проблему со своей регистрацией. Говорить о том, как проводить эту предвыборную кампанию и на какую поддержку он сможет рассчитывать, сейчас как минимум преждевременно.

Многие российские журналисты и наблюдатели пишут: понятно, что он не идеален, понятно, что он на околонацистские "Русские марши" ходил и не может до конца определиться, чей же Крым. Но всё-таки лучше Навальный, чем Путин. А есть ли очевидная разница между программами Навального и Путина, учитывая, что Навальный свою программу  уже опубликовал?

Разница есть очевидная. Самое важное в этой истории не в программах, а в том, что мы говорим о его выдвижении и каких-то шансах на выборах, хотя говорить об этом пока рано. Самое важное, что в России за последние 16-17 лет фактически уничтожен основной демократический принцип - принцип сменяемости власти. В этом смысле приход любого другого человека, кроме Владимира Путина, на мой взгляд, был бы для страны благом. Поэтому копаться в нюансах, кто какие налоговые ставки предлагает... к сожалению, мы не в США, чтобы о таком спорить.

То есть нельзя сейчас воспринимать его программу как какую-то реальную?

Я бы к ней не относился слишком серьезно. Если мы вспомним события трехлетней давности, когда Кировский суд впервые приступил к рассмотрению его уголовного дела, тогда была в чем-то похожая ситуация, потому что тогда Алексей Навальный выдвинул свою кандидатуру на выборы мэра Москвы. Суд оказался перед дилеммой: если бы он отправлял Навального в тюрьму, то он отправлял бы не какого-то оппозиционного блогера, а основного соперника Сергея Собянина. Сейчас Алексей Навальный играет на опережение, ставит Администрацию президента России и суд перед необходимостью выбирать: либо вы меня оправдываете, либо признаете меня виновным и отсекаете от участия в выборах основного кандидата от оппозиции. Мы понимаем, что ни Геннадий Зюганов, ни Владимир Жириновский, ни кто бы то ни было еще в качестве такой фигуры никем рассматриваться всерьез не будет. Если действительно говорить о конкурентных, серьезных выборах, то реальной альтернативой Владимиру Путину может быть только Алексей навальный, других лидеров у оппозиции попросту не осталось.

Если вспомнить выборы мэра Москвы, где Навальный был главным кандидатом от оппозиции, тогда, если мне память не изменяет, российская власть использовала в своих интересах участие Навального: "Вот смотрите, мы не такие уж людоеды, вы хотели, чтобы мы допустили оппозиционнера к выборам, вот мы его допустили. И он там честно проиграл". А нет ли предположения, что и участие его в президентских выборах может быть использовано Кремлем в своих интересах?

Сейчас очень много конспирологии на эту тему появляется, тем более, что мы не очень понимаем, чего Кремль хочет от этой президентской кампании. Мы не очень понимаем чего хочет от нее новый куратор внутренней российской политики Сергей Кириенко, который сменил Вячеслава Володина. Мы абсолютно не понимаем, чего от это кампании хочет сам Владимир Путин в первую очередь, но если он действительно будет заинтересован в том, чтобы он победить на выборах не с каким-то "узбекским" результатом в 90%, а продемонстрировать, что выборы в стране есть, то, наверное, он будет заинтересован, чтобы к выборам был допущен сильный оппозиционный кандидат. Если мы вспомним предыдущие кампании, то каждый раз власть пыталась устроить некую имитацию демократии. В 2004-м году против Владимира Путина была Ирина Хакамада, 6 лет назад это был Михаил Прохоров. К 2018-му году страна приходит в таком состоянии, что, кроме фигуры Навального, на выборы просто некого выдвигать, потому что остальные оппозиционные лидеры либо обанкрочены, за ними никого нет, их никто их не поддерживает. Либо они находятся в эмиграции, как Гари Каспаров, либо убиты, как Борис Немцов.

«Громадское на русском» 13 декабря 2016 года
Ведущие: Ксения Туркова, Юрий Мацарский

Поделиться: