История с выплатами людям, которых журналисты называют «политзаключенными Кремля», началась с принятия государственного бюджета на 2018 год.

Александра Дворецкая

История с выплатами людям, которых журналисты называют «политзаключенными Кремля», началась с принятия государственного бюджета на 2018 год.

Именно тогда заложили 96 млн грн ($3,4 млн) для тех, кого в официальных документах называют «лицами, лишенными личной свободы в результате действий незаконных вооруженных формирований и/или органов власти РФ на отдельных территориях Донецкой и Луганской областей ... и временно оккупированной территории Украины».

Почему же до сих пор «политзаключенные» или их родственники не получили обещанную государством помощь?

Разобраться в ряде нормативных актов по этой программе непросто. Первые обещания финансовой поддержки уволенных из плена прозвучали из уст министра социальной политики Украины Андрея Ревы уже на следующий день после освобождения украинских заложников, 28 декабря 2017 года:

«Всем уволенным окажут материальную помощь. Наше предложение — 100 тыс. грн ($3,5 тыc.)».

Это обещание оформили 31 января 2018 года постановлением Кабинета министров Украины №38. Освобожденным 27 декабря 2017 года и 24 января 2018 года должны были выплатить по 100 тыс. грн из резервного фонда после верификации списков этих людей СБУ.

Но процесс остановился. Тех, кого встречал лично президент Украины на вертолете, чье освобождение было настоящим подарком под Новый год для многих украинцев, чьи лица были на страницах всех центральных СМИ и телеканалов, поддерживать финансово государство не спешило. Уже тогда общественные организации обратили внимание на несоответствие текста постановления реалиям.

Впоследствии и Минсоцполитики предложили заменить источник финансирования. Резервный фонд — на целевую программу, а ответственность за распределение бюджетных средств передать от Минсоцполитики в Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинВОТ). Такие изменения внесли в этом году в марте, однако процесс выплат это не разблокировало.

Следующее правительственное постановление от 18 апреля регулирует не только выплату обещанных 100 тыс. грн освобожденным в декабре 2017 года из плена гражданам. В документе также говорится о деньгах на правовую помощь и поддержку семей людей, «лишенных свободы в результате действий незаконных вооруженных формирований на временно оккупированных территориях».

Прописан и механизм распределения бюджетных средств. Если освобожденные из плена в декабре 2017 года их получают по факту верификации, то деньги на правовую помощь предоставляются после рассмотрения Комиссией заявлений от «политзаключенных Кремля» или их родственников. Комиссию должно создать МинВОТ.

«МинВОТ создает комиссию, утверждает положение о ней и ее персональный состав. В состав комиссии включаются представители Минюста, Минфина, Минсоцполитики, МВД и СБУ (по согласию)», — говорится в постановлении.

В июне 2018-го, через полгода после освобождения, экс-пленные начали получать выплаты (а это около 7 млн грн ($250 тыс.) из 96 заложенных бюджетной программой). Тогда как те, кто остается в местах несвободы или кого освободили раньше, продолжают ждать создания Комиссии.

С Комиссией возникли проблемы. Через месяц после принятия постановления МинВОТ попросило соответствующие ведомства выделить представителей в состав Комиссии.

Благотворительный фонд «Восток-SOS» отправил запросы относительно потенциальных членов этого органа — от Минюста, Минфина, Минсоцполитики, МВД и СБУ.

Начальник Департамента по защите национальной государственности СБУ Даниил Доценко ответил, что «21 мая 2018 года СБУ проинформировала МинВОТ об отсутствии предложений по кандидатуре от Службы безопасности в указанной Комиссии». Просто в СБУ не очень заинтересованы в информации о людях, находящихся в местах несвободы в РФ или на временно оккупированных территориях. Но отказ Службы безопасности участвовать в Комиссии — полбеды, ведь она не является членом Кабмина и привлекается только «по согласию».

Свои кандидатуры в Комиссию предоставили МВД, Министерство социальной политики и Министерство юстиции. А вот с членом от Министерства финансов возникла проблема.

В ответе на информационный запрос «Восток-SOS» Минфин сообщил, что дважды объяснял свою позицию МинВОТу:

«Министерство финансов не может одновременно участвовать в использовании средств МинВОТ и осуществлении в соответствии с бюджетным законодательством контроля за эффективным расходованием бюджетных средств этим министерством».

Минфин даже подготовил проект постановления для исключения его представителей из состава Комиссии: «На сегодня (ответ от 7 сентября 2018 года — ред.) проект постановления находится на согласовании в заинтересованных центральных органах исполнительной власти».

В этом ответе даже можно найти логику, кроме того, что Кабмин является коллегиальным органом и все его решения согласуются между министерствами.

Как получилось, что Минфин не заметил конфликта интересов в одновременном участии в распределении бюджетных средств и контроле за их распределением еще на этапе согласования? Все это могло бы показаться случайностью и бюрократической ошибкой, если бы в Постановление №328 летом опять не внесли изменения.

В то время Минфин уже сообщил (21 мая 2018-го), что не может участвовать в соответствующей Комиссии. Но, несмотря на это, 26 июля Кабинет министров утверждает изменения в постановлении, не исключив кандидатуры от Минфина из Комиссии. И снова Минфин и МинВОТ соглашаются, что 100 тыс. грн на правовую помощь предоставляют после коллегиального решения Комиссии. Но эти средства никогда не дойдут до адресатов, если Комиссию не создадут.

Казалось бы, при чем здесь президент Украины? Но он приложил усилия, чтобы запутать ситуацию с выплатами еще больше.

25 июля 2018 года на официальном сайте главы государства появляется Указ №216/2018, который вводит государственные стипендии имени Левка Лукьяненко (украинский политический и общественный деятель, писатель, советский диссидент) для поддержки «людей, незаконно задержанных, удерживаемых Российской Федерацией, оккупационной администрацией Российской Федерации, освобожденных из числа таких лиц, а также членов семей указанных лиц».

Указ также содержит рекомендации для Кабмина, среди них есть как вполне реальные, например, соответствующее финансирование стипендий в бюджете на следующий год, так и довольно фантастические — «внести в недельный срок на рассмотрение президенту Украины проект Положения о государственных стипендиях имени Левка Лукьяненко».

Но самый интересный пункт касается опять же программы, о которой мы говорим. Кабмину поручается проработать вопрос возможности использования средств, предусмотренных в госбюджете-2018 на правовую помощь пленным и членам их семей. Простыми словами это означает, что государственную стипендию Левка Лукьяненко, которую вводит президент Петр Порошенко, будут выплачивать за счет средств, выделенных на программу МинВОТа.

Конечно, положение о государственной стипендии Левка Лукьяненко еще не приняли — странно было ожидать такой скорости от Кабмина. Но уже сейчас понятно, что есть разница между распределением средств Комиссией и государственной стипендией. В Комиссию может обратиться любой, кто считает, что попадает под критерии Постановления, а в случае несогласия с решением — его можно оспорить. Тогда как на государственные стипендии обычно номинируют. Получается, что подобные выплаты могут получить только те, чьи истории достаточно известны, чтобы о них знал глава государства.

Собственно, ждать долго Петр Алексеевич не привык. Поэтому, без согласования и оформления Кабмином изменений в бюджет, 30 ноября уполномоченная президента по мирному урегулированию конфликта на Донбассе, народный депутат Ирина Геращенко внесла в парламент законопроект, предлагающий изменить название программы. В название добавили уточнение по терминологии из-за принятия нового закона по Донбассу, включили социальную защиту и медицинскую помощь, и дописали в конце через запятую: «на выплату государственных стипендий имени Левка Лукьяненко».

Уже через три недели законопроект поддержала Верховная Рада. Теперь он ждет подписи президента.

Сразу после принятия в СМИ появились комментарии, что именно эти изменения наконец могут разблокировать вопрос выплат для «узников Кремля». Очень хотелось бы, чтобы это было правдой. Но пока такое решение Рады никак не связано с тем, что до сих пор не запустили работу Комиссии, которая должна такие средства распределять. И если этот законопроект что-то и разблокирует, так это выплату государственной стипендии Левка Лукьяненко, основанной президентом Украины.

Остается только надежда, что такая политическая мотивация первых лиц государства поддержать людей, незаконно задержанных и удерживаемых РФ, и уже освобожденных, будет стимулировать и Кабмин наконец навести порядок. Иначе существует большой риск, что деньги могут попасть к людям, которые их громче требуют и лучше выглядят в объективах камер и многочисленных публикациях СМИ, а не к тем, для кого эта помощь является жизненной необходимостью.

Этот материал также доступен на украинском языке.

 

Поделиться: