Правительство одобрило программу внедрения медицинской реформы в 2020 году. Министр здравоохранения Зоряна Скалецкая говорит, что уже с 1 апреля пациенты смогут выбирать профильного специалиста, а у больницы будет стимул улучшать сервис. Что еще ждет медицину в 2020-м, влияет ли «слуга народа» Радуцкий на Минздрав и почему уволился руководитель Нацслужбы здоровья — в интервью.

О программе на следующий год

Правительство одобрило программу медицинских гарантий на следующий год. Для начала давайте опишем, как вы видите продолжение реформы в 2020-м?

Правительство приняло знаковые документы, касающиеся прежде всего изменения финансирования вторичной специализированной медицинской помощи.

Это документы, касающиеся переформатирования подхода государства к расходованию денег на здравоохранение. Сейчас бюджетным учреждениям здравоохранения мы даем деньги и считаем, что достаточно того, сколько бюджет выделил. Хотя все прекрасно понимают, что этого никогда не было достаточно.

Изменение финансирования больниц — подписание с ними договоров, где было бы конкретно написано, какие виды услуг эта больница готова предоставлять, какие у нее есть возможности, сколько средств получает — было предусмотрено еще в указе президента Кучмы 2000 года.

Наиболее заметными были эти шаги в реформе первичного звена. Фактически, речь сейчас о звене вторичном. Можно ли это называть продолжением реформ команды Ульяны Супрун?

Это продолжение изменения модели финансирования. Разделение на вторичное звено было сделано впервые в пилотах 2010 года, Винницкая, Донецкая, Днепропетровская область и Киев.

Пилот — это то, что при Богатыревой делалось?

Это правительство Азарова и Акимова руководило этим проектом. Мы видим, что не покрыли еще все население Украины, не хватает еще врачей.

Мы перешли к реформе финансирования вторичного звена. Но опять же, будет переходный этап, мы еще будем его совершенствовать.

Плюс мы утвердили положение о госпитальных округах, стратегии развития туберкулезной службы — они влияют на то, что будет видоизменяться и система направления пациентов.

О госпитальных округах

Как будут работать госпитальные округа?

Одна область — это один госпитальный округ. Это дает возможность посмотреть, как будет выглядеть сеть заведений, не навязанное кем-то, а по расчетам — проезда, получения скорой медицинской помощи... Мы будем видеть, где нужно добавить инвестирование на оборудование с определенных государственных программ.

Например, на следующий год в бюджете из специального фонда запланировано строительство 25-30 современных приемных отделений экстренной медпомощи со всем необходимым оборудованием и возможностями. Мы будем смотреть, где они самые необходимые.

Вводится много новых терминов — госпитальный округ, многопрофильная больница — которые необходимо объяснить. Но я бы хотела, чтобы для граждан дискуссия велась больше не о том, какое будет название, а о том, что мы создаем условия, при которых не нужно будет думать: а куда же поехать? А как добраться до какого-то врача? А как через звонки, через кого-то найти выход на областную больницу, потому что там лучше?

Мы должны сделать так, чтобы во всех больницах, у которых будет доступ и контракт с Нацслужбой, качество было везде одинаковым одинаково.

Планируется закрытие больниц? Каких, сколько?

Большинство учреждений здравоохранения — это коммунальные учреждения. Решение о закрытии, реорганизации принимает местная власть.

Я убеждена, что закрытие заведений сегодня не так актуально, как правильное использование этого ресурса, помещений.

Для местной власти скорее будет вызов, как перепрофилировать то или иное отделение.

Мы должны сочетать различные виды помощи, чтобы максимально эффективно использовать хорошее оборудование в операционных.

Министр здравоохранения Украины Зоряна Скалецкая в студии hromadske, Киев, 27 ноября 2019 года
Фото:

hromadske

Об автономизации больниц

Когда пациент увидит изменения?

С 1 апреля будет гораздо больше положительных изменений. Одно из них, например, такое, что имея направление от семейного врача к узкому специалисту, вдруг вас направляют в районную больницу, и если наши пациенты могли поехать в городскую или областную, то им бы говорили: мы вас не можем принять, поскольку мы здесь принимаем только городское или областное направление.

С первого апреля, имея направление к узкому специалисту от семейного врача, можно будет обратиться в любую больницу. Поскольку больница получит деньги за оказанную помощь этому пациенту, откуда бы он ни был.

И к этому врачу можно будет записаться онлайн?

Да. Это должна обеспечить больница.

Кроме того, что пациент сможет выбирать, теперь еще и у больниц будет стимул становиться лучше — в сервисе, обустройстве залов или коридоров.

Большинство решений, которые могут негативно повлиять на пациентов, — это будут управленческие решения самого низкого уровня, то есть когда учреждение просто скажет: а нам не интересно лампочки вкрутить в коридоре, например. В таких случаях мы будем экономить.

Пациенты будут терять желание туда приходить. А уменьшение потока пациентов — это уменьшение полученных средств. Я думаю, что сегодня одна из наших задач, которые мы уже проговариваем с региональными властями, чтобы они больше помогали руководителям учреждений уже менять свой подход и видение управления учреждением.

По такому принципам больницы должны работать уже с первого апреля?

С первого апреля у них появятся все возможности.

Первые три месяца нового года еще будет финансирование, как было в этом году. С 1 апреля финансирование будет только по договорам. Поэтому к этому времени они должны заключить договоры с Нацслужбой здоровья, выполнить все требования, чтобы с ними могли заключить такие договоры.

Сколько учреждений здравоохранения уже автономные?

В целом по Украине на сегодня 75% автономных заведений. Некоторые из тех, которые не автономные, очевидно будут просто присоединены и не станут автономными как самостоятельные единицы.

Решение об автономизации принимает местная власть. Если облсовет или горсовет откладывает этот вопрос до последнего и он, возможно, думал, что реформы не будет... Но отчитывались, что уже на декабрь у большинства облсоветов на повестке дня является автономизация своих учреждений.

Какие есть у министерства предохранители по поводу так называемых благотворительных фондов? Вот когда человек приходит делать операцию, ему всегда говорят: внесите благотворительный взнос. Что человеку делать? Он не хочет рисковать своим здоровьем. Какие предохранители у министерства по этому вопросу будут на будущее?

Почему были благотворительные фонды? Потому что большинство учреждений здравоохранения — это были бюджетные учреждения, которые не могли принимать ни платные услуги, ни средства на свой счет официально. Поэтому они начали создавать благотворительные фонды при больницах, где этот платеж вводился, а затем благотворительный фонд помогал больнице. Это была в определенной степени легализация доходов больницы.

Сегодня, когда мы говорим, что большинство больниц должны быть автономными, то есть стать коммерческим коммунальным предприятием, и когда они начнут заключать контракт с НСЗУ (Национальной службой здоровья Украины), они становятся способными принимать на свой счет средства, как официальные платежи.

Мы даем организационную форму, которая исключает необходимость выкручиваться через благотворительные фонды.

Во-вторых, услуги, которые будут финансироваться через НСЗУ — это острые инфаркты, инсульты, роды, неонатальная помощь новорожденным детям. Здесь позиция будет однозначна — мы будем собирать жалобы на горячую линию и будем реагировать в том числе по контракту.

Министр здравоохранения Украины Зоряна Скалецкая в студии hromadske, Киев, 27 ноября 2019 года
Фото:

hromadske

Об увольнении главы Национальной службы здоровья

В такой важный период, заключаются договора с Национальной службой здоровья, а ее руководитель пишет заявление на увольнение. Он объяснил, что у них с вашей командой разные ценности, что от него требуют сделать нереальное, в неприемлемой для него форме. Что произошло?

На самом деле Нацслужба здоровья — это почти 260 человек, которые много сделали, они сформированы как структура, готовы и уже доказали свою состоятельность.

Не в последнюю очередь, очевидно, благодаря руководителю.

Абсолютно. Сделано достаточно много, и это достаточно хорошее достижение. Сроки запуска медреформы, установленные на сегодня, давно определены, еще в проекты бюджета, представленном в сентябре.

Я думаю, что если лицо написало заявление и хочет уйти по собственному желанию, это — его выбор. Большинство заявлений, которые у нас поступают по собственному желанию, принимаются.

А вы разницу в ценностях видели?

Я не вижу. Я вижу, что между нами стоят ценности, утвержденные парламентом, правительством, и цели, которые мы определили, они однозначны. Цель — чтобы люди меньше болели, то есть мы строим систему общественного здоровья и должны предотвращать заболевания. Второе — люди быстрее выздоравливают — это создание эффективной качественной системы оказания медицинской помощи, чему будет способствовать в том числе изменение финансирования с первого апреля.

Это цели, определенные Кабмином.

Правильно ли я понимаю ваши слова о сильной команде службы здоровья, она первое время справится без руководителя, если команда есть?

Если руководитель был хорошим и хорошо выстроил структуру, то она работает независимо от одной конкретной личности, которая нажимает кнопочку или выключает ее. Система должна работать.

А мы говорим о том, что система Нацслужбы здоровья построена так, что она может работать — региональный центр справляется со своей координацией в регионах, центральный офис готовит все необходимые документы и расчеты для того, чтобы запустить систему.

А преемником вы видите кого-то?

Я думаю, что это всегда является вопросом конкурса. Должен быть конкурс.

О протестах и отмене реформы Супрун

В то время, как правительство одобряло вашу программу, под его стенами люди требовали спасти медицину, не допустить отмену медреформы. Это были упреки в том числе в ваш адрес. Как вы это объясняете?

Я никак не объясняю вещи, которые не имеют для меня никакой логики. Уже третий месяц я не понимаю, откуда они даже берутся. Даже не вижу смысла их комментировать.

Но по крайней мере для себя у вас есть объяснение?

Нет. Я пыталась найти ответ, не нашла.

Например, речь идет о влиянии на вашу работу главы комитета по вопросам здравоохранения, народного депутата от «Слуги народа» Михаила Радуцкого.

Мы снова сейчас возвращаемся к тому, что есть какие-то необоснованные факты, просто кому-то так захотелось сказать, в воздух. Давайте не будем обсуждать те вещи, которые говорятся просто в воздух или пишутся на заборах.

Министр здравоохранения Украины Зоряна Скалецкая в студии hromadske, Киев, 27 ноября 2019 года
Фото:

hromadske

О команде

Зритель: Как вы оцениваете достижения на посту вашего уже экс-советника Дмитрия Раимова? Видите ли вы, возможно, в этом репутационные потери, что этот человек был в министерстве?

Я не могу оценивать профессионализм Дмитрия. На определенном этапе сотрудничество просто закончилась. Сейчас есть другая команда, которая помогает в этом вопросе. Я в Минздраве прежде всего вижу свою роль в том, чтобы принимать решения, которые меняют и улучшают оказание медицинской помощи. Сопроводительная функция, как медийная, важна, но она для меня на сегодня вторична.

Как вы прокомментируете пост Ирины Литовченко о том, что у министерства регулярно появляются люди из окружения бывшего министра Богатыревой, а представительницы фейковых благотворительных фондов привлечены к разработке постановлений, политик и закупок?

Я хотела бы, чтобы работники министерства гораздо больше работали не в Facebook, а непосредственно своими усилиями, связанными с должностными инструкциями и обязательствами. И комментировать вещи, которые на самом деле являются очень субъективными, я не собираюсь.

Но, важно, кто ваша команда. Реформы делают люди.

Реформы делает государство в виде принятых документов и решений.

Но их воплощают люди. И команда всегда важна. Любой руководитель говорит, что команда — это важно. Вы увольняли, расходились.

Я никого не увольняла.

Советников, имею в виду.

Назначение просто были отменены, но это не является увольнением как на работе.

Кто сейчас ваши ближайшие соратники, с кем вы работаете, с кем вы воплощаете реформы?

Это работники министерства, которым мы даем поручения в соответствии с процедурой, определенной в министерстве. Тот, кто выполняет поручение, и является тем, на кого можно положиться. Не все поручения выполняются, к сожалению.

Мы сформировали офис реформ, который состоит из экспертов, работающих в различных международных проектах при поддержке международных партнеров. Они сопровождают в этих проектах воплощение тех или иных реформ.

Народный депутат от фракции «Голос» Ольга Стефанишина опубликовала видео, на котором бывший ваш советник Александр Чумак говорит «Давайте начинать, я им сейчас бошки отобью». По словам Стефанишин, эта фраза была адресована вам после представления законопроекта о снижении цен на лекарства. Вы объясняли, что он был готов нарабатывать фарм-политику. Он этим еще занимается? Что это вообще за формулировка?

Для меня одна из задач, которые я еще до назначения неоднократно озвучивала, было то, что в Украине неоднозначна фарм-политика. И когда у Александра Чумака появилось желание присоединиться к формированию задач и документов, на тот момент это было полезно.

Сегодня в определенных рабочих группах, я так понимаю, он как представитель с украинской Фарм коммуницирует. Я разговаривала в правительстве, ко мне подходил еще представитель от украинской фармы или ассоциации украинских производителей, промышленников. Есть очень много людей, которые имеют свои определенные мысли, видение, как было бы полезно в Украине сформировать и развивать фармпроизводство. Для того, чтобы принять максимально взвешенное и комплексное решение, нужно слушать разные мнения.

Но единственное уточнение - о «бошки отобью».

Я, например, четко этого не услышала. Это было написано, кем протрактовано. К тому же, я не знаю, кому это адресовано.

Это разовое кем снято, протрактоване, и вы хотите снова, чтобы министр здравоохранения занималась такими вещами? Ну давайте тогда откроем газеты Факты или что-то другое и будем такое трактовать? Или мы поговорим о чем-то более серьезное?

Министр здравоохранения Украины Зоряна Скалецкая в студии hromadske, Киев, 27 ноября 2019 года
Фото:

hromadske

О медицине на линии разграничения

Как будет развиваться медицина вдоль линии разграничения? Там люди часто в этом нуждаются, там сложнее это обеспечить.

Если мы говорим о Донецкой и Луганской областях, действительно, есть комплекс проблем на этой территории. И есть четкое понимание власти, нужно усиливать.

Если мы говорим о маленьких городках, которые особенно близки к конфликтным территориям, то там есть проблема с врачами. Мы не всегда можем обеспечить достаточно врачей. И поэтому одна из задач, которые обсуждаем — это возможность существования мобильных амбулаторий, которые бы приезжали раз-два в неделю до этих населенных пунктов и могли не просто провести прием, но и диагностику.

У нас есть хороший пример, по-моему, Северодонецк, где местные власти, понимая необходимость развития одного из отделений онкологии, обеспечили 8 квартир для проживания специалистов, которые приедут работать. И это сработало.

О дифтерии

В октябре много говорили о вспышке дифтерии. Какова ситуация сейчас? Удалось ли ее локализовать, есть ли новые случаи? Какова ситуация с вакцинами и с сывороткой против дифтерии? Говорилось, что ее не хватает, что до конца ноября от ПРООН (Программа развития ООН) должны были поступить 300 доз, сегодня — 27.

Вакцин достаточно, в том числе и для взрослого населения — 5 млн, по-моему. По поводу сыворотки, то индийское посольство предоставило нам более 60 доз, еще 150 должно поступить от ПРООН. Весной должна поступить еще тысяча сывороток. Поэтому их достаточно. Сейчас у нас нет новых заболеваний, и это хороший сигнал.

Поделиться: