Верховный суд Великобритании — последняя апелляционная судебная инстанция в стране — единогласно признал приостановление работы британского парламента (пророгацию) незаконным. И хотя прямой связи с выходом Великобритании из ЕС у суда нет, его решение может решить судьбу Brexit. Объясняем простыми словами, почему это важно.
1

Что и зачем вообще рассматривал Верховный суд Великобритании?

Коротко. Является ли решение о пророгации объектом судебного разбирательства.

Здесь следует сделать небольшое отступление. После того, как стало известно о планах премьера Бориса Джонсона приостановить работу парламента, были поданы сразу три судебных иска: в Эдинбурге (Шотландия), Лондоне (Англия) и Белфасте (Северная Ирландия).

Суды в Эдинбурге и Лондоне должны были решить, является ли пророгация продолжительностью в пять недель недемократической и незаконной. Шотландский суд принял решение в пользу истцов, лондонский же сказал, что пророгация является вопросом политическим и вообще не должна рассматриваться судом. А суд в Белфасте должен был рассматривать вопрос, не является ли пророгация угрозой миру в Северной Ирландии. И вынес решение в пользу правительства.

Но предметом рассмотрения Верховного суда Великобритании является не определение законности или незаконности приостановления работы парламента. Сначала суд должен установить, может ли решение о пророгации вообще рассматриваться в суде. И в случае положительного ответа — определить, законно оно или нет.

2

Постойте, а почему все так запутанно? Они сразу не могли определиться?

Коротко. Нет!

По крайней мере три причины значительно затрудняют понимание того, каким было решение суда.

Во-первых, решение о пророгации формально принимает не премьер-министр, а монарх — королева Елизавета II. Следовательно, Верховный суд Великобритании фактически определяет, можно ли в судебном порядке оспаривать монаршие привилегии — даже несмотря на то, что главной претензией к пророгации со стороны оппозиции является ее продолжительность.

Во-вторых, Великобритания является одной из немногих стран мира без писаной конституции. Вот пример, который показывает, почему это важно: после референдума по Brexit Верховный суд страны рассматривал вопрос, кто из власти должен официально попросить о выходе из ЕС. Ведь статья 50 Лиссабонского договора (последний из серии договоров, которые определяют устройство ЕС) указывает, что это происходит «в соответствии с конституционными процедурами».

В-третьих, у Шотландии несколько отличная от остального Соединенного Королевства юрисдикция. Уже упомянутый Верховный суд Великобритании, например, не является последней апелляционной инстанцией для уголовных дел, которые рассматриваются шотландскими судами. С этим правительство Великобритании связывало то, что суд в Эдинбурге признал пророгацию парламента на пять недель незаконной.

3

Какими были аргументы сторон?

Коротко. Истцы: пророгация незаконная, поскольку лишает парламент контроля за работой правительства. Ответчики: пророгация является нормальной практикой, и непонятно, при чем здесь суд.

Верховный суд рассматривал фактически апелляцию на три решения судов низшей инстанции. Поэтому у истцов сразу три аргумента.

Во-первых, проблема не в самой пророгации, а в ее длительности. Парламент фактически не будет работать пять недель, что ограничивает его возможность контролировать работу правительства.

Во-вторых, истцы считают, что обоснование пророгации правительством — необходимость обновления повестки дня работы парламентариев — ввело в заблуждение Елизавету II. А на самом деле Джонсон хотел устранить парламент как возможную помеху его планам по Brexit.

В-третьих, пророгация может представлять угрозу мира в Северной Ирландии — это был аргумент истца из Белфаста. Впрочем Верховный суд отказался принять его во внимание, объяснив, что он не касается сути дела.

Вместо этого правительство как ответчик утверждало: вопрос пророгации является исключительным вопросом отношений между исполнительной и законодательной ветвями власти (иначе говоря, политическим), а рассмотрение этого дела судом является ненужным и лишним.

4

Итак, что же решил Верховный суд?

Коротко. Пророгация является объектом судебного разбирательства, а пророгация на пять недель, предложенная Джонсоном, незаконна.

Во-первых, Верховный суд определил, что пророгация парламента является объектом судебного разбирательства, отклонив главный аргумент правительства в суде.

Во-вторых, установил, что для пророгации сроком на пять недель в условиях приближения даты Brexit нет обоснованных оснований.

«Соответственно, суд склонен к выводу, что решение посоветовать Ее Величеству пророгировать парламент было незаконным, поскольку оно привело к усложнению или предотвращению способности парламента выполнять свои конституционные функции без надлежащего на то обоснования», — заключает суд.

В конце концов, Верховный суд объявил пророгацию, которая длилась с 10 сентября и должна была завершиться 14 октября, «незаконной и недействительной». Таким образом, парламент юридически все это время не прекращал работу, и ничто не мешает ему собраться в Вестминстерском дворце, где он и заседает. Дальнейшие решения суд возложил на спикеров обеих палат британского парламента.

5

И как это повлияет на Brexit (и не только на него)?

Коротко. Позиции правительства могут ослабнуть, а это влияет на возможность премьера влиять на переговоры по Brexit.

Глава суда, судья Хейл, неоднократно подчеркивала: на заседаниях суда решается вопрос не условий выхода Великобритании из ЕС, а законности принятой в конце августа пророгации парламента. Но в стране, где противостояние между законодательной и исполнительной ветвями власти определяет курс по Brexit, объявление пророгации может иметь далеко идущие последствия — как политические, так и правовые.

Во-первых, парламент может быть созван ранее 14 октября. Об этом уже успел заявить спикер Палаты общин Джон Берков. Представители правительства во время судебных заседаний намекнули: ничто не может помешать Джонсону объявить еще одну пророгацию. Но вряд ли Даунинг-стрит захочет пойти против решения Верховного суда страны.

Во-вторых, репутация Джонсона претерпела очередной удар. За те пять дней, которые парламент работал при нем, он не получил его поддержки ни для одной из правительственных инициатив. И это, очевидно, ослабит позиции британского премьера в его стремлении вывести страну из ЕС 31 октября при любых условиях.

В-третьих, это судебное разбирательство, в котором переплелись полномочия правительства, парламента и британского монарха, в очередной раз поднимает вопрос: нужна ли Великобритании писаная конституция? О ее необходимости уже заявил спикер Палаты общин Джон Берков на фоне конституционного кризиса по Brexit.

В-четвертых, решение суда усиливает роль парламента в Великобритании. Ведь пророгация касается не только Brexit, но и баланса полномочий между различными ветвями власти в принципе.

/ Автор: Олег Павлюк

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile