Действующий президент Польши Дуда (в центре) со своей женой Агатой и дочерью обращается к сторонникам после объявления первых результатов экзитполов на выборах президента Польши, Пултуск, Польша, 12 июля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/LESZEK SZYMANSKI

«Все это свидетельствует о том, как сильно вы заботитесь о своей стране», — так после победы обратился к сторонникам Дуда. Все решили несколько тысяч голосов — и действующий президент Польши останется на второй срок, опередив конкурента Рафала Тшасковского на 2%. Контролировать страну как минимум ближайшие три года — до следующих парламентских выборов — будет консервативная партия «Право и справедливость», которая поддерживает Дуду и председательствует в польском Сейме. Надежда на перемены для тех, кто не поддерживал действующего президента, сменилась ожиданием.

Тшасковский — кандидат от оппозиционной Гражданской платформы, который включился в гонку только 15 мая, почти через полгода после неофициального старта предвыборной кампании, до последнего уверял сторонников в вероятной победе. На это были основания: после обнародования первых экзитполов вечером 12 июля разрыв между кандидатами составил всего 0,8%.

Большую поддержку Рафалу Тшасковскому накануне выборов выражали жители крупных городов, особенно Варшавы, мэром которой он был с ноября 2018 года. Также — сторонники либеральных кандидатов, которые «выпали» из избирательной гонки после первого тура и те, кому за последние годы не стала близкой консервативная политика Дуды и его риторика о «польской душе». Среди сторонников Тшасковского немало и представителей национальных меньшинств, и мигрантов. Накануне и в день президентских выборов hromadske пообщалось с ними об их электоральных настроениях, а также о надеждах и ожиданиях на ближайшие годы в Польше.

Интрига до последнего

«Интересно жить в стране, где за неделю до выборов не знаешь, кто будет президентом», — говорит Валентина Чубарова, российская правозащитница и антрополог. И шутит, что хорошо знает, кто будет руководить ее родиной и через десять лет. Валентина живет в Варшаве шесть лет, но пока не может голосовать. Впрочем, говорит, что среди ее знакомых — как мигрантов, так и представителей национальных меньшинств, есть сторонники обоих кандидатов.

Опросы перед вторым туром демонстрировали разницу между поддержкой Дуды и Тшасковского в менее 1%. Она сократилась только между первым и вторым туром: 28 июня у Дуды было на 2,5 млн голосов больше, чем у его конкурента. Преимуществом оппозиционного кандидата стала возможность привлечь на свою сторону электорат четырех главных соперников, которые выбыли из гонки (несмотря на то, что взгляды у некоторых из них противоположные), — самовыдвиженца Шимона Головню, лидера аграрной партии Владислава Косиняка-Камыша, кандидата от левых Роберта Бедроня и кандидата от крайнеправых — Кшиштофа Босака, который в первом туре получил более 6% поддержки.

Оппозиционный кандидат на пост президента Польши, мэр Варшавы Рафал Тшасковский со своими сторонниками на площади в Варшаве вечером после закрытия избирательных участков, Польша, 12 июля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/RADEK PIETRUSZKA

«В последний раз такая интрига на выборах в Польше была в 1995 году, когда за кресло президента боролись Лех Валенса — первый президент независимой Польши после падения коммунизма и Александр Квасьневский из посткоммунистической партии. Это для многих было своеобразным оскорблением, что через несколько лет после свержения коммунизма баллотируется посткоммунист. Собственно, нынешнюю кампанию сравнивают с той, так как кандидаты шли буквально процент в процент», — объясняет историк и журналист Елена Бабакова, которая живет в Варшаве.

Незначительная разница в рейтинге оппонентов дала надежду на то, что каждый голос может повлиять на результат. Как писала Gazeta Wyborcza, желающих проголосовать было так много, что в некоторых воеводствах использовали резервные бюллетени.

В большей части страны голосовать можно было только придя на участок. Лишь в отдельных гминах, где эпидемиологическая ситуация не стабилизировалась — можно было отдать голос по почте. Кстати, из-за формата голосования в разгар пандемии были нешуточные споры. Выборы, назначенные на 10 мая, правящая партия «Право и справедливость» требовала провести вовремя — по почте. Оппозиция настаивала на изменении даты голосования, ведь подготовить бюллетени для 30 миллионов поляков было бы проблематично.

«В апреле рейтинг Дуды составил около 60%. ПиС до последнего оттягивала решение, что делать с голосованием 10 мая. Для них это было полезно — в апреле во всех был стресс: есть угроза, возрастает потребность "сильной руки" — а именно так показал себя ПиС. Для оппозиции наиболее благоприятным вариантом было бы, если бы было введено чрезвычайное положение. Это означало бы, что выборы перенеслись бы на осень — а именно тогда экономисты прогнозировали в Польше наибольшую экономическую рецессию. Наконец, выбрали срединное решение — ни нашим, ни вашим», — говорит Бабакова.

Первый президент независимой Польши Лех Валенса на избирательном участке во время выборов президента в Гданьске на севере Польши, 12 июля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/ADAM WARZAWA

В общем коронавирус во время избирательной гонки отошел на второй план: политики больше не агитировали людей оставаться дома, устраивали предвыборные митинги, на которые, конечно, приходили без масок. Но Дуда попытался получить для себя расположение нового сегмента электората — тех, кто выступает против вакцинации. В последние дни перед вторым туром он заговорил об их поддержке — хотя ранее даже ездил в США, чтобы договориться с Трампом о приобретении вакцины от коронавируса.

Еще, Дуда ездил в Силезию, где встречался с шахтерами, когда там как раз была вспышка коронавируса. Это — особенность польской предвыборной кампании: агитация проходит не только в крупных городах, но и в регионах. Прежде всего это важно для Дуды, ведь значительная часть его электората — это жители сел и небольших городков. Туда лидер чаще всего направляется на своем узнаваемом «Дуда-бусе».

Как и Дуда, Тшасковский тоже ездил по регионам, а, находясь в Ольштыне, даже обратился к украинцам — на украинском, пообещав, что они «не будут разделенными, потому что все являются гражданами нашей отчизны». Впрочем, такой «жест» внимания к национальным меньшинствам — скорее исключение: на этом вопросе особо не акцентировал ни один из кандидатов.

Люди голосуют за кандидатов на пост президента Польши на избирательном участке в поселке Буковина-Татшаньская, Польша, 12 июля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/GRZEGORZ MOMOT

Президенты прошлого и будущего

«Хотите узнать, как голосуют русскоязычные меньшинства? Все, кого я знаю, за Тшасковского. Это потому, что он — меньшее зло. Для нацменьшинств у него нет программы поддержки. Нас не устраивает, что решение в этой стране принимает только один человек, и это не Дуда», — говорит жительница Варшавы Светлана Некрасова, намекая, что вся власть в стране сосредоточена в руках правящей партии «Право и справедливость» и ее лидера — Ярослава Качиньского. В Facebook в день голосования Светлана добавляет фото с участка и призывает всех приходить на выборы.

Говорит, в первом туре поддерживала Роберта Бедроня — председателя делегации Европарламента по связям с Беларусью. Часть белорусов в Польше симпатизировала Бедроню — в том числе из-за его призывов ужесточить санкции против режима президента Александра Лукашенко на фоне «зачисток» оппозиционных кандидатов на выборах 9 августа.

Томаш Сулима, заместитель председателя городского совета города Бельск-Подляски, где сосредоточена значительная часть белорусского национального меньшинства, говорит, что еще одним фаворитом был беспартийный кандидат и журналист Шимон Головня, которого называют «польским Зеленским».

«Кроме Головни еще голосовали за Тшасковского, но также поддерживали и Дуду, прежде всего из-за таких его социальных проектов, как дополнительная пенсия. Кандидата от нынешней власти в 2010-м поддерживало около 80% белорусов, на нынешних выборах — около 20%», — говорит Сулима. По его словам, всего в риторике Дуды белорусов отпугивает акцент на польской национальной памяти и мучительных для других народов исторических вопросах.

Мирослава Керик, гражданка Польши украинского происхождения, которая баллотировалась на выборах в Сейм осенью 2019-го от оппозиционной коалиции, говорит, что не видит улучшений и в польско-украинских отношениях по историческим вопросам.

«Всех иностранцев поляки уже воспринимают хуже, чем раньше, не только украинцев — в отношении чувствуется национализм, и это в ущерб меньшинствам, которые здесь живут, и в ущерб добрососедским отношениям. ПиС сделали ставку на кампанию ненависти: и евреи, и ЛГБТ, и немцы», — говорит Мирослава Керик.

Как отмечают эксперты, нынешняя президентская борьба поляризовала польское общество. Прежде всего потому, что Дуда и партия его поддержки «Право и справедливость» сделали ставку на националистические лозунги о «польской душе», которой якобы не хватает оппозиционному кандидату. Тшасковский перед выборами много говорил о необходимости наладить отношения с европейскими партнерами, однако мало — об истории и национальной идентичности. Но возраст и историческая память на самом деле — не те определяющие особенности, которые влияют на решение, за кого голосовать.

«Среднестатистические мужчины выбирают гораздо более консервативных кандидатов, женщины — более либеральных. Здесь хороший кейс Кшиштофа Босака, кандидата от правых, который в первом туре набрал более 6% голосов. За Босака проголосовал каждый десятый человек, но только каждая 25-я женщина. Второе, что влияет — в каком населенном пункте вы проживаете. Чем он больше, тем вы либеральнее», — говорит Елена Бабакова.

Президент Польши Дуда (в центре) с женой Агатой и сторонниками возле избирательного участка в Кракове, Польша, 12 июля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/LUKASZ GAGULSKI

Война с инаковостью

«Люди не очень смотрят на вопросы внешней политики — их почти не было в избирательной кампании. Большинству нравится, что Дуда и ПиС сделали многое, чтобы улучшить жизнь рядовому гражданину, включая программу 500+ (программа социальных выплат на сумму 500 злотых родителям на каждого ребенка ежемесячно — ред.), которая хорошо начала работать. И если посмотреть на уровень жизни рядового поляка, то в последние годы почувствовалось улучшение», — говорит польский журналист Петр Андрусечко.

Он поляк украинского происхождения, много лет живет в Киеве. Мы общаемся с ним у Консульского отдела посольства Польши в Украине, где он голосует. Говорит, никогда не пропускает выборы, как и сотни тысяч поляков, которые регулярно голосуют за границей: для выборов это количество значимо, особенно, когда разница между кандидатами незначительна. Андрусечко говорит, что больше всего его тревожит, то, что Польша начала удаляться от европейских ценностей, к которым все стремились раньше.

«Я вижу несколько авторитарные моменты в политике ПиС. Вопрос независимости судов, уничтожение независимого общественного телерадиовещания: потому что по сути, и телевидение, и радио общественное теперь стали государственными. Помню, как первый раз приехал в Украину в конце 1990-х. Я тогда следил за президентскими выборами 1999 года. Я впервые столкнулся с таким понятием как "админресурс", и мне даже сложно было объяснить его в Польше. Но, к сожалению, я вижу, что теперь он используется».

Избиратели на участке в день президентских выборов в городе Сопот, Польша, 12 июля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/ADAM WARZAWA

Действующие польские власти за несколько дней до второго тура пообещали расследовать вмешательство Германии в выборы. Мол, Берлин поддерживал Тшасковского и пытался повлиять на результаты выборов посредством публикаций в польских изданиях, подчиненных немецкому концерну Axel Springer.

Государственные СМИ в Польше наоборот — подчинены партии власти. О том, какой грязной была кампания против оппонента, которая велась в них свидетельствует доклад ОБСЕ: более 82% постов на странице государственного вещателя TVP в Facebook были ненавистническими.

Еще одна «европейская» тема — отношение к ЛГБТ-сообществу. Дуда на предвыборных митингах запомнился гомофобными заявлениями вроде: «Нас пытаются убедить, что это люди. Но это всего лишь идеология». Также он предлагал внести поправки в Конституцию, которые бы запретили однополым парам усыновлять детей. От ПиС и государственного телевидения такая риторика звучала регулярно, хотя и не так агрессивно, объясняет польский ЛГБТ-активист Барт Сташевский.

«Определенное неприятие мы чувствовали от католической церкви, точнее от их прессы, которая в прошлом году говорила, что мы — "радужная болезнь", проклинала нас и призвала с нами бороться. Такая же риторика годами продвигалась партией ПиС. Также польское государственное телевидение использовалось как оружие против ЛГБТ-сообщества. Но в целом, я считаю, что польское общество — не гомофобное», — говорит Сташевский.

Рафал Тшасковский известен еще и тем, что будучи мэром Варшавы подписал «Хартию ЛГБТ+» в защиту сексуальных меньшинств. Но в предвыборной кампании он не акцентировал внимания на этом вопросе.

«Тшасковский как раз не такой радикальный сторонник меньшинств, как говорит Дуда, и как, вероятно, хотелось бы мне. Мне бы как раз хотелось, чтобы он радикально представлял либеральные европейские ценности, но он понимает, в какой стране баллотируется. Поэтому он умеренный либерал. А из него пытаются сделать борца за права ЛГБТ, что смешно», — говорит Валентина Чубарова.

Новая Польша и ее соседи

«Я понимаю, что страна, в которой так говорят о меньшинствах, страна, где язык ненависти уже становится нормой — и на телевидении, и в жизни, становится менее безопасной, чем та, в которую я приезжала. После победы Дуды ничего слишком страшного здесь не будет — ни нацистской Германии, ни путинской России. Но атмосфера менее приятная, меньше свободы слова, больше напряжения в воздухе, ксенофобия», — говорит Чубарова.

Несмотря на то, что исторически в отдельных регионах Польши сосредоточены представители украинского, белорусского и других национальных меньшинств, Совет Европы в последние годы фиксирует повышение уровня нетерпимости по отношению к ним со стороны этнических поляков. Томаш Сулима отмечает, что из-за этого принципиальным на выборах для нацменьшинств было голосование за Польшу, которая была бы государством польского народа, а не только этноса.

Накануне выборов у многих были опасения, что в случае победы Тшасковского в Польше наступили бы непростые времена, когда политические преференции президента не совпадали бы с решениями Сейма — в нем до 2023 года большинство у ПиС. Однако на самом деле полномочия президента в Польше ограничены, поэтому решительных изменений не стоило бы ожидать сразу. Что важно для соседей Польши — внешняя политика не должна бы особенно измениться тоже.

«Если говорить именно о восточной политике, то именно между ПиС и Гражданской платформой гораздо больше сходств. Ключевые отличия сегодня в области европейской и евроатлантической политики, поскольку здесь ПиС предлагает делать ставку больше на США, а Гражданская платформа говорит о крепком партнерстве и с Вашингтоном, и с Брюсселем, и отмечает важность сотрудничества в Веймарском треугольнике, то есть с Парижем и Берлином», — объясняет Елена Бабакова.

Лидер правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский (слева) на избирательном участке в день президентских выборов в Варшаве, Польша, 12 июля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/TOMASZ GZELL

И Платформа, и ПиС поддерживают суверенитет и территориальную целостность Украины, осуждают аннексию Крыма, выступают за сохранение санкций против путинского режима, пока Минские договоренности не будут выполнены, а Крым не вернут Украине. Единственное отличие: ПиС в этой политике в отношении России больше опирается на американское влияние, в том числе и в Европе. Но это тоже может измениться раньше, чем в Польше состоятся парламентские выборы: в ноябре США выбирают нового президента.

Елена Бабакова отмечает: есть вероятность, что выборы не завершатся окончательно 12 июля. Все потому, что спланированное на 10 мая голосование не перенесли, а формально признали несостоявшимся. А это значит, что второй тур проводится «в не слишком правовом поле», и его результаты можно будет обжаловать в суде — польском или европейском.

При поддержке «Медиасети»

Поделиться: