В Украине заразились коронавирусом уже более двух тысяч медицинских работников. Это примерно 20% (2063 медицинских работника — данные Минздрава на 30 апреля) от общего количества инфицированных (10406) в стране. Когда эпидемия началась, врачи жаловались на отсутствие элементарных средств защиты: масок, перчаток, халатов. Теперь в больницах и облгосадминистрациях отчитываются, что всего достаточно, средства защиты есть. Тогда почему медицинские работники продолжают инфицироваться?

Врачи болеют из-за плохих защитных костюмов — по крайней мере, так объяснил высокое количество инфицированных медработников министр здравоохранения Максим Степанов. На брифинге 27 апреля на вопрос, почему волонтеры до сих пор обеспечивают больницы средствами индивидуальной защиты больше, чем местные власти, Степанов ответил, что Минздрав вскоре проверит, что именно закупают для больниц обладминистрации:

«Министерство здравоохранения разослало запросы в госадминистрации. Спросило, что закупали, каким стандартам это соответствовало, потому что есть такое, что вместо средств индивидуальной защиты закупают малярные костюмы и считают, что это правильно. Последствия вы слышите от меня каждое утро, когда я рассказываю, сколько врачей заболело. Это последствия „давайте быстренько закупим что попало“».

А что на это говорят сами врачи?

Что-то не так со средствами индивидуальной защиты?

Врачи Монастырисского района, который в медиа пафосно называли «украинский Ухань» из-за большого количества инфицированных медработников (43), знают, какие средства индивидуальной защиты нужны, и не покупали малярные халаты.

Татьяна Сиваник, инфекционистка Монастырисской центральной районной больницы, говорит: еще в начале февраля от Минздрава получили документ (приказ от 17 февраля 2020 года № 366), где есть перечень средств индивидуальной защиты, которые надо надевать. Вот только в больнице на тот момент этих средств не было и купить их тоже в то время было невозможно:

«На первых порах было очень трудно, ходили в том, что было. У нас были костюмы, но их было мало. Так что мы их как-то дезинфицировали и пытались повторно использовать».

К тому же, говорит Татьяна, врачи еще не знали, что медсестра, которая в больнице принимает пациентов, уже больна Covid-19. Ее долго не тестировали на коронавирус, потому что сначала надо было исключить наличие гриппа типов А и В. И у нее подтвердился грипп типа А. Уже позже, когда ей стало хуже и она попала в реанимацию, ее протестировали на коронавирус. Все это время ее лечили от гриппа, и врачи не были достаточно осторожными, потому что не знали, что у пациентки Covid-19:

«Начали искать средства защиты, уже когда узнали, что у нас есть случай в больнице, уже когда контактировали. Поэтому и была массовая такая история».

Обучение медицинского персонала работе в ситуации массового распространения вирусной инфекции в Запорожье, 4 марта 2020 года. В начале марта в Украине начали выявлять инфицированных коронавирусом, но не все больницы были готовы к приему и лечению таких пациентов, а врачи не умели правильно надевать защиту
Фото:

Прилепа Александр/УНИАН

Елена Гаврилюк — хирург-проктолог и по совместительству работает в центральной районной Монастырисской больнице. Заразилась коронавирусной инфекцией, когда была на дежурстве. Рассказывает, что морально врачи были готовы к вспышкам коронавируса, но материально — нет:

«Больница не была обеспечена, не было средств защиты, а перчатки и обычная маска — это не та защита, которая должна была быть. Я сама покупала, потом нам выдали по одной или две пары перчаток. Согласитесь, что это не защита».

Сейчас в Монастырисском районе из 43 инфицированных медработников 11 врачей и 32 медсестры и фельдшера уже выздоровели. Инфекционистка Татьяна Сиваник говорит, что сейчас, когда средства защиты есть, новых случаев инфицирования нет:

«Но все равно есть риск заразиться, потому что врачи каждый день ходят на работу и контактируют. Нет 100% защиты, и это не так, когда ты только дома и выходишь только в магазин».

Врачи транспортируют бокс для перевозки инфекционных больных в Херсонском областном центре скорой медицинской помощи и медицины катастроф, 17 апреля 2020 года
Фото:

Гусаков Вячеслав/УНИАН

Если средства защиты есть, то вовремя ли их надевают?

Ирина Ищук из Ровенской области уже выздоравливает от Covid-19, но ее муж умер. Официально — от осложнений пневмонии, но Ирина уверена, что у него тоже была коронавирусная инфекция.

Ирина вместе с мужем Александром работали медиками-анестезистами в реанимационном отделении в Ровенской областной больнице. Ирина вспоминает, что когда больница только готовилась к приему больных коронавирусной инфекцией, то они вместе с мужем, которого назначили за это ответственным, и с заведующим собирали коробки со средствами защиты:

«Туда входили и защитные очки, и комбинезоны, несколько респираторов, перчаток несколько пар. Формировали такие упаковки со средствами индивидуальной защиты. Это все у нас уже было за неделю до того, как муж заболел (28 марта — ред.). Нам выдали еще маски, кажется, две на день, и перчатки. Тогда еще возмущались, что мало. Но сколько дали, столько и дали, что делать».

Ирина говорит, что на момент, когда госпитализировали ее мужа, в больнице у двоих санитарок были положительные тесты на Covid-19. Медики были расслаблены и не надевали более серьезные средства защиты, чем одноразовые маски и перчатки, потому что у Александра был отрицательный экспресс-тест на коронавирус. К нему относились как к пациенту с пневмонией. Затем, когда его состояние уже было тяжелым, начали использовать более надежные средства защиты:

«Я говорила Саше, когда он с пневмонией был, что, может, уже девушкам распаковывать те пакеты со средствами индивидуальной защиты, а он говорил: „Ир, а кто давал команду?“»

Информационная гигиена не менее важна, чем личная. Мы работаем даже в условиях карантина и заботимся о новостях, которые вы получаете! Поддержите нас на Спильнокоште! Поддержите независимую журналистику
Медработники в защитных костюмах возле приемной инфекционного отделения Киевской городской клинической больницы №4, 3 апреля 2020 года
Фото:

Ковальчук Виктор/УНИАН

Врачи общаются между собой, ходят по коридорам, взаимодействуют между отделами, консультируются, обедают вместе, выходят на перекуры, заходят в ординаторскую. Ирина говорит, когда приходила на работу в маске и перчатках, то коллеги с нее смеялись: «Что ты в перчатках постоянно ходишь?»

Она решила носить перчатки, потому что кожа рук от дезинфицирующих средств была воспаленная:

«Решила, что буду лучше снимать и перчатки дезинфицировать. Но когда из операционной выходишь, то все равно те перчатки снимаешь, сидишь в кабинете с анестезистами, записываешь все в журнал».

«Пользоваться средствами индивидуальной защиты большинство врачей не умеют или не хотят», — такой вердикт вынес главный санитарный врач Ровенской области Роман Сафонов, когда я спросила, почему заболело так много врачей в Ровенской больнице.

«А даже те, кто умеют и пользуются, не защищены от ошибок. Плюс каждый пятый медик приносит болезнь из дома», — добавляет Сафонов. По состоянию на вечер 29 апреля в Ровенской области инфицировано 137 медработников, 88 из них — из Ровенской областной клинической больницы.

Медработники в защитных костюмах возле приемной инфекционного отделения Киевской городской клинической больницы №4, 3 апреля 2020 года
Фото:

Ковальчук Виктор/УНИАН

Медицинская логистика: куда госпитализируют пациентов и в чем опасность ургентности

В полумиллионном прифронтовом Мариуполе тоже вспышка коронавируса в областной больнице интенсивного лечения. Сейчас инфицированы 20 врачей, но на самом деле их может быть больше, поскольку результаты ПЦР-тестов еще ожидают к концу недели. Заражались медики, потому что эта больница — ургентная, то есть держурная, она принимает все неотложные случаи за сутки.

В ночь с 14 на 15 апреля сюда привезли пациента, положили в хирургическое отделение, сделали операцию. Никто не знал, что у него коронавирусная инфекция, и симптомов не было. После операции медработники его осматривали, делали перевязки, процедуры. На третий день у пациента повысилась температура. Когда выяснили, что это не воспаление из-за операции, сделали тесты — они были положительными. Пациент перед инфекционным побывал в хирургическом и терапевтическом отделениях, контактных лиц устанавливают до сих пор. Главный врач Ольга Голубченко сейчас хочет протестировать весь персонал — это более 900 медработников.

Она объясняет, что карантинный режим в больнице действовал с января, а сама она проверяла отделения. Уверяет: персонал ходил в масках и перчатках. Но больница оказалась не готовой:

«Есть две опорные больницы, куда должны везти с подозрением на коронавирус. А получили его мы. Да, у нас есть маски и халаты, есть перчатки, но больница огромная. Вы представляете себе, как одеть в средства индивидуальной защиты около 470 человек каждый день? А это лишь одна смена. Ну, неделю мы так протянем, а дальше что?»

Медицинские работники везут коробки со средствами личной защиты на каталке на территории Киевской городской клинической больницы №9, 1 апреля 2020 года
Фото:

Ковальчук Виктор/УНИАН

Больницы Тернопольской области нашли выход из ситуации: они определили приемное отделение, куда принимают всех пациентов и где всех тестируют на Covid-19. Не распределяют по отделениям, пока нет результатов (обычно на следующий день), рассказывает инфекционистка Монастырисской районной больницы Татьяна Сиваник:

«Сейчас ко всем, кто к нам поступает, мы относимся как к потенциально инфицированным, даже если совсем другие патологии. Мы их сначала тестируем. В приемном отделении есть палаты, где могут принять».

Такой алгоритм, говорит Татьяна, местные врачи разрабатывали сами.

Главный врач областной интенсивной больницы Ольга Голубовская считает, что в Мариуполе такой подход невозможен:

«У нас самая большая больница в области — на 550 коек. Если нам или другой больнице сейчас скажут взять на себя всю ургентность — я не знаю, сколько мы сможем работать. Город огромный, а у нас кадровый дефицит. И так не хватает врачей и медицинских сестер. А с такой нагрузкой люди будут просто увольняться».

Парамедик в защитном костюме дезинфицирует автомобиль скорой помощи на территории Киевской городской клинической больницы №4, 3 апреля 2020 года
Фото:

Ковальчук Виктор/УНИАН

Кто виноват в том, что болеют врачи, и как это исправить?

Если подытожить, то назвать одну причину, почему инфицируются врачи, невозможно. Это совокупность факторов, которые приумножают шансы малоизученной коронавирусной инфекции победить врачей. Кроме того, не у всех пациентов и врачей уже появилось понимание, что Covid-19 — это реально и опасно.

Основные причины, которые называли врачи и инфекционисты:

  • недостаточное количество средств защиты при первых случаях;
  • пренебрежение средствами защиты или неумение правильно их надевать;
  • средства защиты некачественные или их степень защиты несоответствующая;
  • невыполнение алгоритма «каждый пациент — потенциально инфицирован»;
  • поздное тестирование пациентов и врачей;
  • неравномерное распределение пациентов и средств защиты по больницам — лучше всего обеспечены опорные больницы, другие — хуже;
  • нагрузка на врачей из-за нехватки кадров.

Инфекционист Федор Лапий говорит, что даже рекомендованные средства защиты не могут гарантировать, что медики не подхватят коронавирус:

«Риск зависит еще и от близости контакта: если идешь по коридору — это одно, если оказываешь помощь, склоняешься над пациентом, контактируешь с его слизистой, то риск выше. Есть опорные стационары для Covid-19, их обеспечивают средствами защиты в первую очередь, а есть те, которые не определены в качестве опорных. И многие из медиков заразились именно там. В детском отделении, например, лежали дети с пневмонией, уже шли на выписку. Изменились алгоритмы, надо всех с пневмонией тестировать — и у девочки был положительный тест. Дети уже вылечились и болели в легкой форме, но врачи контактировали тоже. Если бы эти дети лежали в опорной больнице, то медработники были бы более осмотрительными и требовательными к использованию средств защиты».

Медики в защитных костюмах возле автомобиля скорой помощи в Киеве, 3 апреля 2020 года
Фото:

Мусиенко Владислав/УНАН

Не всегда медики следят за размерами респираторов, которые они надевают, и насколько герметично они прилегают к лицу. А такие мелочи тоже могут быть причиной инфицирования, объясняет заведующая кафедрой эпидемиологии Национального медицинского университета им. А. Богомольца Ирина Колесникова:

«До того, как впервые в жизни надеть респиратор и пойти работать, надо пройти fit-тест — это тест на герметичность прилегания респиратора. То, что я вижу на рекламных видео даже у дистрибьюторов респираторов — это неправильно. Любое смещение приведет к потере герметичности. Поэтому врачи-мужчины, работающие в стационаре дольше двух дней, должны бриться. Потому что двухдневная щетина — и респиратор уже не будет герметичным».

В Украине нет системы инфекционного контроля, и этому не уделяют внимания на государственном уровне, объясняет Андрей Александрин — врач-эпидемиолог, глава ОО «Инфекционный контроль в Украине».

«У медиков сейчас нет такого понятия, как "чистые зоны", где врачи могут безопасно находиться, отдыхать, работать с документами, обедать, и "грязные зоны" — повышенного риска. В наших медучреждениях эти понятия размыты, нет четкого распределения. Также нет механической вентиляции, она дорогая, но она должна быть. В общем, десятилетиями мы игнорировали вопросы инфекционной безопасности, сейчас получили больных врачей».

Александрин говорит, что предлагали в 2018 году Центру общественного здоровья Минздрава помощь по разработке национального плана инфекционного контроля, но предложение отклонили, объяснив, что это не приоритетные задачи.

Врачи болеют и умирают от коронавируса во всем мире, сравнивать количество таких случаев в Украине и других странах некорректно, говорят эпидемиологи, потому что количество населения и врачей разное.

В Украине сейчас каждый пятый из инфицированных — медик, всего более 2 тысяч. Министерство здравоохранения затеяло инспекцию того, какие средства индивидуальной защиты закупают больницы и планируют тестировать медиков, работающих с больными СOVID-19, каждые 5 дней. А Центр общественного здоровья Минздрава положил ответственность за безопасность врачей на руководителей лечебных учреждений и 27 апреля опубликовал статью-совет «Что делать медучреждения, чтобы уменьшить инфицирования медиков COVID-19».

Из-за большой нагрузки министр здравоохранения Максим Степанов и его заместитель Виктор Ляшко не смогли нам дать ответ на вопрос о системе инфекционного контроля и мер, которые планирует принимать Минздрав, чтобы предотвращать дальнейшее инфицирование врачей. Такие же вопросы я передала через пресс-секретаря министра на ежедневный брифинг Минздрава. Правда, их почему-то не задали ни министру, ни его заместителю, хотя в Министерстве отмечают, что их ведомство максимально открыто.

Наши вопросы мы будем отправлять официальными запросами, продолжать задавать вопросы на брифингах и просить об интервью с Максимом Степановым.

Медицинские работники проводят быстрый тест на коронавирус для местного водителя автобуса во Львове, 31 марта 2020 года
Фото:

EPA-EFE/MARKIIAN LYSEIKO

Независимые благодаря вам

Мы работаем независимо от политиков и олигархов. Наша журналистика существует благодаря вам. Вы можете поддержать нас, а мы можем продолжить рассказывать, что на самом деле происходит.

Поделиться: