Ирина Ромалийская

 Четыре с половиной года назад президент Украины Виктор Янукович бежал из страны. Его обвиняют в государственной измене, пособничестве ведению агрессивной войны со стороны России и нарушению территориальной целостности Украины.

На днях в Оболонском суде подводили итог судебным заседаниям по делу о госизмене Януковича. Прокуроры зачитывали свою дебатную речь, однако слышно их не было: их перекрикивали адвокаты бывшего президента, заявляли, что считают суд незаконным, требовали отвода коллеги судей и возврата к допросу свидетелей. Защитники Януковича даже утверждали, что один из свидетелей на видео-связи с судом из Москвы — экс-премьер Николай Азаров. Впрочем, на деле оказалось, что у защиты была лишь видеозапись заявления Азарова, в которой он утверждал, что суд якобы лишил его возможности выступить перед народом Украины и рассказать о «госперевороте».

Прокуроры в дебатной речи потребовали для Януковича 15 лет тюрьмы.
Просил ли бывший президент Россию ввести войска, стреляли ли по его кортежу во время побега, почему его эвакуировал российский десант и окажется ли Янукович в конце концов тюрьме, — об этом Громадское поговорило с прокурором Русланом Кравченко.

Суд как шоу

Руслан, то, что происходило в этот день в суде со стороны больше походило на цирк или шоу. Вам так не кажется?

Так оно и есть. И шоу устраивала только сторона защиты. Как об этом сказал мой коллега Максим Крым (второй прокурор в этом деле — ред.) — это дно адвокатской этики. Я с ним согласен. Ни в одной стране, ни в Штатах, например, защитники не то, что не имеют права себя так вести, а не позволяют себя так вести, потому что они знают последствия, и, в первую очередь, это неуважение к себе. А у нас получается, что нет никакого механизма привлечения адвоката к ответственности за такие нарушения.

Каким может быть механизм в данном случае?

Лишение адвокатской лицензии.

А у нас он не прописан?

Это в ведении КДК (Квалификационно-дисциплинарная комиссия — ред.) адвокатов, ее рассматривают только адвокаты.

Весь судебный процесс на самом деле непростой, громкий, местами напоминает политическое шоу. Но последние заседания очень горячие. Я помню, что на прошлом заседании даже один из адвокатов подбежал к вам, и я в какой-то момент подумала, что может дойти до рукоприкладства.

Я тоже думал, что он выхватит микрофон.

Вы говорите, что это сторона защиты устраивает цирк и шоу, но иногда мне кажется, что вы тоже идете по тому уже пути. Например, когда в зал принесли большую колонку, чтобы читать дебатную речь в микрофон.

Я ее принес и подготовил, но не включил. Когда мне суд дал право выступить со своей дебатной речью, я специально подал ходатайство для использования технических средств, чтобы меня слышал суд и слышали представители СМИ. Суд разрешил.

Тут стоит напомнить, что ранее до того, как появилась колонка и микрофон в зале суда, прокуроры несколько раз пытались зачитывать свою дебатную речь, однако адвокаты их попросту перекрикивали. На самом деле это смотрится смешно и трагично одновременно, потому что прокурор читает, а адвокаты кричат и бегают по залу.

Технические средства использовались исключительно для того, чтобы использовать свое право выступить в дебатах и выполнить решение суда.

Прокурор по делу о государственной измене президента беглого Януковича Руслан Кравченко в студии Громадского, Киев, 16 августа 2018. Фото: Громадское

Возможно ли пожизненное для Януковича

Дебатная речь — финальная, она подводит итог всему годовому судебному рассмотрению, и вы в этой речи должны донести свою позицию как суду, так и общественности. Я процитирую часть из нее: «Бог дает шанс каждому сделать мир вокруг себя красивее, людей рядом счастливее. Такой шанс получил и он, сделать Украину сильной и процветающей, а 45 млн граждан успешными». Или вот еще: «Искалеченные судьбы, разлученные семьи, оставленные дома – вот такая горькая цена измены одного человека, у которого был шанс. История расставит все точки над і о роли предателя государства Януковича. Я уверен, что украинский суд вынесет справедливый приговор по этому делу, но осудят Януковича и Бог, и люди». Конец цитаты. Почему вы вспоминаете бога в дебатной речи? У нас религия отделена от государства.

Отделена. Но давайте вспомним, что я независим по поводу написания своей речи. Я считаю, что это было уместно.

Вы попросили сегодня 15 лет лишения свободы. Это, кстати, колонии строгого режима или обычного?

Это суд решает. Сторона обвинения не имеет права (решать), это суд только может решать.

Ранее в Facebook украинская журналистка Соня Кошкина обратила внимание на то, что вы как-то говорили, что будете просить пожизненное заключение. Почему в результате вы просили 15 лет?

Во-первых, я, как представитель стороны обвинения, считаю, что этот обвиняемый за свои преступления заслуживает максимальной меры наказания, в Украине это пожизненное заключение. Но когда он был президентом, у нас за статью 110 Криминального кодекса Украины была максимальная мера наказания — 15 лет. Это по состоянию на 1 марта 2014 года, дату совершения преступлений. Однако позже были внесены изменения, и у нас появилась максимальная мера наказания — пожизненно.

Закон не имеет обратной силы, значит, мы не имеем права просить пожизненное заключение, ведь днем совершения преступления сторона обвинения считает 1 марта 2014 года.

Если бы возможно было пожизненное, из уст моих или Максима прозвучало бы пожизненное.

Заседание Оболонского райсуда Киева по делу о государственной измене президента беглого Виктора Януковича, на котором допрашивали в качестве свидетеля президента Украины Петра Порошенко через систему видеоконференцсвязи, 21 февраля 2018 года. На фото справа — прокуроры по делу Руслан Кравченко (справа) и Максим Крым. Фото: Владимир Гонтарь / УНИАН

Как бежал Янукович

Руслан, давайте вернемся к самому началу — как Янукович бежал из страны. Собственно, из Киева он перелетел в Харьков на вертолете, потом отправился в Донецк, там ночью встретился и долго говорил с Ренатом Ахметовым, затем машинами отправился уже в сторону Запорожской области и где-то между Мелитополем и Бердянском, в каком-то поле, его встретил российский десант. Они посадили Януковича и его охрану, тех, кто его сопровождал, в эти вертолеты, и вывезли в Россию. После было несколько остановок в России, а потом его снова доставили в Крым. Все верно?

По показаниям свидетелей, из Харькова они планировали (отправиться) не в Донецк, а ближе к границе с Российской Федерацией. Однако диспетчер дал команду лететь обратно в Харьков. Они (в вертолете Януковича — ред.) сказали, что топлива хватит только до Донецка, им разрешили лететь в Донецк. И дальше в Донецке они хотели пересесть на самолеты, у них не получилось, они сели на машину, уехали в частный дом Рената Ахметова, это правда. И оттуда они поехали в Запорожскую область, возле Мелитополя, все правильно, их забрал десант. Десант их повез в Россию, там у них еще были перелеты. Они были в Анапе, согласно показаниям свидетелей, а потом — в Крыму. Где Янукович еще провел совещание.

Тут я еще добавлю, что Янукович в Межигорье контролировал процесс сбора своих вещей.

И в Администрации президента были получены документы со стороны защиты, и мы предъявляли их в суде, что официальные мероприятия были запланированы только в Харькове. После Харькова уже ничего не было запланировано.

Когда Янукович отправился вертолетами в Харьков, он должен был там принять участие в съезде, который организовывала Партия регионов. Тогдашний губернатор Харьковской области Михаил Добкин в суде утверждал, что уговорил Януковича не принимать участие в этом съезде, потому что не могли обеспечить его безопасность. Экс-президент полетел в Донецк, однако пилотам была дана команда возвращаться в Харьков. И, по утверждению некоторых свидетелей, диспетчер сообщил пилотам, что это приказ и.о. президента Александра Турчинова, а в случае отказа повиноваться обещали применить боевую авиацию.  

Руководитель полетов во время допросов сообщил, что был приказ вернуться в Харьков. А по поводу (угрозы — ред.) применения силы он сказал, что такого не было.

А вы понимаете, почему российский десант эвакуировал Януковича сначала в Россию, а потом уже в Крым? Почему не сразу в Крым?   

Жаль, что мы не допросили обвиняемого Януковича, он мог бы ответить на эти вопросы. Но могу предположить, что в России тогда еще решали, как его (Януковича) использовать.

Я слышала версию, что Януковича во время побега сопровождали его гражданская жена Любовь Полежай и сын. И в Россию улетели, чтоб их там оставить.

Я не могу этого утверждать, про Полежай никто (из свидетелей — ред.) не говорил.

Позиция защиты заключается в том, что это был не побег, а командировка. Более того, утверждают, что существовала постоянно угроза (жизни Януковича — ред.). Среди аргументов — машину из кортежа Януковича якобы обстреляли, когда она ехала из Киева в Харьков.

Возле Полтавы была обстреляна машина. Но в суде было доказано, что Янукович никогда на той машине не ездил и ее не использовал. Ее использовали как машину охраны, и это был личный автомобиль охранника. Сам же Янукович в момент обстрела был в Харькове. Кстати, в помощь охране было подразделение Альфа, другие правоохранительные органы имели право помочь в случае необходимости. Но Янукович этим правом не воспользовался.

А по поводу рассказов, что он в командировку ехал, я напомню: мы доказали, что раньше президент Украины Янукович при выезде в командировку никогда не собирал свои вещи в Межигорье, и не вывозил их грузовыми машинами.

Кроме того, Янукович в Крыму отказался от государственной охраны и уехал в РФ. Мы доказали, что ранее такого он не делал, охрана всегда следовала с ним. И это также свидетельствует о побеге.

Прокурор Руслан Кравченко во время заседания Оболонского райсуда Киева по делу о государственной измене президента беглого Виктора Януковича, 21 февраля 2018. Фото: Илья Антонец / Громадское

Большие маленькие письма

Ключевой момент в деле — это письмо, которое составлено и подписано Виктором Януковичем 1 марта 2014 года в России в Ростове, с просьбой ввести войска. Точная формулировка — «использовать Вооруженные Силы РФ».

Это первое преступление обвиняемого Януковича.

Адвокат Виталий Сердюк по этому поводу сказал: «Нет, это не просьба ввести войска. Цель этого обращения и просьба президента Украины была проинформировать международное сообщество, ООН о событиях, происходящих в Украине».

Понятие «использовать войска» включает в себя введение войск. Ведь чтобы использовать войска на территории иного государства, для начала их надо ввести. 1 марта было подписано это заявление. Мир увидел его на заседании Совета безопасности ООН 3 марта, когда его там демонстрировал постпред РФ Виталий Чуркин. Это заявление было зарегистрировано как официальный документ ООН, предоставленный делегацией России. Чуркин ведь не просто заявлял что-то. Ему была выдана специальная грамота, в которой говорится: «прошу Чуркину верить так же, как и мне, он представляет Россию в Совбезе ООН».

Еще один важный момент. После этой демонстрации Чуркина, 4 марта, была большая пресс-конференция президента РФ Путина.

Там прозвучала очень важная фраза о том, что единственная законная возможность использовать российские войска на территории Украины – это заявление действующего президента Украины, и оно есть.

Складывается такое впечатление (и это подтверждается показаниями бывшего депутата Госдумы РФ Ильи Пономарева), что до 3 марта Россия не знала, как легализовать свои действия на территории Украины. И пришли к выводу, что они могут использовать якобы действующего президента, который напишет это заявление.

Установили ли вы в ходе следствия, кто был вместе с Януковичем в момент написания этого письма? Уверены ли вы вообще, что это он писал? А, например, не в Кремле?

До этого года ни разу сторона защиты не признавала тот факт, что это письмо писал Янукович. Но в этом году он сам вышел в Москве на пресс-конференцию, и все изменилось — он признался, что оно было. Но якобы оно было дополнением к другому, большому письму. А потом свидетели стороны защиты сами сказали, кто присутствовал рядом, и с кем он советовался. Был командующий Нацгвардии и на телефонной связи был Юрий Ильин, бывший начальник Генштаба. Ильин тоже подтвердил, что с ним советовался Янукович, что именно написать и как.

Позицию Януковича мы узнали лишь в 2018 году — что он писал письмо Путину с просьбой ввести войска, и что это было лишь дополнение к большому миролюбивому письму, где он просил о консультациях и полицейской миссии. Понимаете ли вы, почему защита начала говорить о том, что есть некое большое письмо лишь спустя четыре года?

Я считаю, что сторона защиты это большое письмо придумала на ходу. Но даже представим, что оно было. Но Чуркин же использовал только одно заявление — с просьбой ввести войска! Благодаря этому документу они планировали легализовать свои действия на территории Украины, узаконить оккупацию нашей территории, легализовать открытую войну против нашего государства.

Были допрошены свидетели, которые на мой взгляд, не имеют отношения к этому делу. И они просто использовали этот суд для политических заявлений. Я говорю и о стороне защиты, и о стороне обвинения. Я не понимаю, зачем вам было допрашивать президента Петра Порошенко? Что он ценного вообще мог сказать?

Действующий президент Украины Петр Порошенко был на тот момент народным депутатом...

Как и 449 других.

Мы показывали как он приезжал в те дни на полуостров (в Крым)...

Как и сотни других людей.

Каждый прокурор должен разработать стратегию обвинения. Можно создавать где-то красивую картинку, где-то факты давать. Сухие факты ж никому не интересны. Хотелось сделать показательное судебное заседание.

То есть вы сейчас признаетесь, что это был элемент шоу?

Нет, это не элемент шоу. Можно всех жителей Крыма вызвать. Но Порошенко как народный депутат пытался наладить диалог с властями Крыма. И его тогда не пустили в Верховную Раду Крыма.

Давайте поговорим о финальном результате. Если будет обвинительный приговор, что дальше? Янукович же в России и, по всей видимости, выезжать оттуда в ближайшее время не собирается.

Я считаю, что правоохранительные органы должны сделать все, чтобы это решение исполнялось.

Каким образом?

Возможно, создать такое же подразделение как Моссад, например. Чтоб спецназ проник на территорию РФ и доставил его в Украину.

Сторона защиты постоянно говорит, что будет обращаться в Европейский суд по правам человека. И главный их козырь заключается в том, что Янукович не был допрошен в суде в рамках единственно прописанной процедуры в украинском законодательстве — обращении в Россию за международно-правовой помощью. Проще говоря, процедура такова: украинское государство просит Россию официально допросить Януковича. Российская власть организует его доставку в местный суд, и по видеосвязи его допрашивают.  Коллегия судей отказалась идти по такому пути. Было сказано, что так как Янукович обвиняется в пособничестве России, то эта страна является заинтересованной стороной, поэтому к ней не будут обращаться ни за какой помощью. Предложили три других варианта, которые не прописаны в украинском законодательстве. Например, допрос по скайпу. Вот эта ситуация, наверняка, ляжет в основу жалобы защиты Януковича в ЕСПЧ.

Европейский суд по правам человека не имеет права отменить наш приговор. Он только может указать на нарушение прав. По поводу допроса обвиняемого Януковича, который находится в розыске и скрывается на территории иного государства, у нас осуществляется специальное судебное производство – заочный суд. Я считаю, что Оболонский суд все делает законно и правильно, потому что есть решения Европейского суда по правам человека, где сказано, что если человек находится в розыске, скрывается в другом государстве и если суд не дал возможности допросить его даже по скайпу, – тогда это и есть нарушение.

ЕСПЧ допускает допрос по скайпу?

Да. Так что права обвиняемого Януковича нарушены не были.

Поделиться: