Журналист издания «Новое время» Иван Верстюк заявил, что расценивает как давление на редакцию требованию Генпрокуратуры о предоставлении доступа к внутренним материалов редакции и имейлов и документов, которые он посылал на редакционные почты. Об этом он заявил в эфире программы «Нині вже» («Прямо сейчас» — с укр.) на Громадском.

Как известно, Печерский райсуд Киева дал Генеральной прокуратуре доступ к внутренним документам редакции «Новое время» из-за материалов о прокуроре Александре Корнийце.

«Конечно как любой журналист-расследователь, я очень стою на защите своих источников информации», — отметил Верстюк, добавив, что это право обеспечено в законодательстве.

По его словам, в постановлении Печерского районного суда говорится, что Верстюк должен предоставить все имейлы, файлы, документы, которые он посылал на редакционные адреса.

«Не уточняется период времени, хотя какое отношение имеют мои имейлы за 3,5 года работы в «Новом времени» к делу Корнийца — это совершенно непонятно. Суд удовлетворил максимально широкие требования Генпрокуратуры получить документы ко всему, что я посылал», — отметил журналист.

«Речь идет не только о нарушении моих прав как журналиста, нашей редакции на объективное освещение, речь идет о нарушении прав человека, ведь в имейл моя персональная информация», — резюмировал он.

Расследование ГПУ, в рамках которого приняли такое решение суда, касается материала Верстюка «Бриллиантовая дочка» о дочери бывшего заместителя прокурора Киевской области Александра Корнийца, которая учится в Британии. В издании отмечают, что при публикации материала опирались на расследование Британского уголовного агентства.

ГПУ пригрозила обысками, если редакция не предоставит доступ к документам и материалам. Сейчас редакция обжалует решение суда.

Отметим, что Александр Корниец является фигурантом дела «бриллиантовых прокуроров», в июле 2015 года его задержали на взятке. Его освободили, но дело до сих пор находится в суде. В материале «Нового времени» указано, что экс-прокурор при зарплате 200 тыс. гривен в год оплатил обучение дочери на сумму более 120 тыс. фунтов стерлингов. ГПУ считает публикацию этих сведений разглашением тайны досудебного следствия.

Поделиться: