Мессенджером Viber пользуется чуть ли не каждый украинец. Ежедневно с его помощью отправляют минимум 11 млн сообщений. Кто он — среднестатистический пользователь Viber, защищены ли его персональные данные, и собирается ли компания участвовать во флагманском проекте новой украинской власти «государство в смартфоне» — обо всем этом мы поговорили с главой департамента по продажам в России и Украине Сергеем Самородовым. 

Если брать мировую статистику Viber, то ваш пользователь – это, как правило, мужчина 25-35 лет. Актуален ли этот портрет для Украины и сколько здесь ваших пользователей? 

Viber установлен на 96% смартфонов в Украине. Соответственно наш срез в плане возраста и пола соответствует всему населению Украины: 9 из 10 украинцев используют Viber. 

Украина — одна из наших крупных стран с точки зрения проникновения в относительных числах.

Для чего украинцы чаще всего используют Viber? 

В 2010-м, когда появился Viber, он стал первым мессенджером в принципе. До этого были смс-ки, ммс-ки. И вот появилась возможность также звонить, до сих пор это одна из наших функций. В 2014-м появились видеозвонки — тоже очень популярная функция, которой люди массово пользуются. В 2017-м году, когда Украина закрыла российские сервисы — российские соцсети — мы сразу почувствовали всплеск аудитории.

У нас очень популярны стикерпаки. Если брать статистику по России, Украине, СНГ в целом — люди друг другу ежемесячно отравляют порядка 500 млн стикеров, это большая цифра. Люди там живут. Это часть их жизни. 

Активнее всего пользуются Viber люди старшего возраста, это так? 

На самом деле не совсем так. Ядро аудитории — 50%, это люди 25-35 лет, дальше — 18-24 года (26%), затем — 35-55 лет (16%) и 50+ — только 2%. 

Украинцы чаще хотят пользоваться бесплатным базовым пакетом или они готовы платить за дополнительные функции, если они хорошие? 

Здесь нужно понимать человеческую психологию — если есть что-то, чем можно пользоваться бесплатно — в первую очередь конечно пользуются такой функцией. Но если тебе хочется пить — ты пошел и купил воды, тебе хочется есть — ты пошел и купил еды, это нормально. Так и тут, если тебе это сильно нужно — ты будешь этим пользоваться.

Глава департамента по продажам в России и Украине компании Viber Сергей Самородов во время интервью, Киев, 7 ноября 2019 года
Фото:

hromadske

Один из главных трендов — это безопасность, конфиденциальность, защита личных данных ваших пользователей. 

Вот пример: я высылаю вам сообщение в Viber, вы его получаете и сообщения с серверов удаляются. Но пока сообщение не дошло, оно хранится в зашифрованном виде. Его невозможно прочитать. 

С нами работают многие банки, а это очень чувствительные, консервативные институты, им на 200% важна полная безопасность, и вот банки доверяют нам свои платежи, деньги, информацию об этом. 

Если вы смените телефон, то восстановить вашу переписку в Viber не выйдет, потому что на серверах она не хранится. 

Пока нет офиса Viber в Украине, через какой офис обслуживается украинский клиент? 

И через московский, и через лондонский, и через израильский в том числе. Если говорить про бизнес мессенджер — то с украинскими партнерами работает израильский офис, рекламные активности — через московский и лондонский офис, партнерские вещи — через болгарский офис. Вот так это все раскидано. 

Если смоделировать ситуацию, что информация нужна каким-то правоохранительным органам, в какой ситуации они могу получить доступ к ней? 

Это вопрос несколько не в моей компетенции, я больше про бизнес. Но думаю, что в любом случае Viber действует всегда в рамках того законодательства, которое существует в стране. Ну а дальше же конечно вопрос к нашему СЕО, к нашим владельцам, но уже не ко мне. 

Насколько сложно взломать аккаунт пользователя Viber? 

Сложно. Если вы свою трубку, телефон физически никому не отдаете, то взломать вас практически невозможно. Но если вы телефон свой кому-то отдали, и он был не заблочен, то вас сразу взломают, это понятно. 

У вас есть так называемая политика позитивных вибраций, речь о контенте для публичных аккаунтов, и там идет речь о манипуляции, хейтерстве, фейках, булинге, дискриминации и так далее. В рекомендациях, что делать, говорится, что нужно либо отписаться от такого аккаунта, либо как-то решить проблему самостоятельно, либо же написать в техподдержку. Что происходит с сообщениями и аккаунтами, если есть такие обращения? 

У нас есть свои политики, а есть законодательство разных стран. Ну и общечеловеческие нормы морали, поведения и т.д. В этом случае будет бан. Мы не можем распространять недостоверную информацию или ту, которая пропагандирует запрещенные вещи. 

То есть эта информация проходит какую-то верификацию изначально? 

Если у вас есть комьюнити, доступное и публичное, его могут читать все. Если на это комьюнити поступит жалоба, мы ее рассмотрим. Если мы увидим, что причины для жалобы есть, мы это комьюнити забаним.

Глава департамента по продажам в России и Украине компании Viber Сергей Самородов во время интервью, Киев, 7 ноября 2019 года
Фото:

hromadske

В августе президент Владимир Зеленский ввел главу компании Rakuten Inc. (Япония) в Национальный инвестиционный совет. Какие изменения должны произойти в экономике Украины, чтобы иностранные инвесторы начали вкладывать деньги? 

Вот что хочет инвестор? Он приносит деньги, вкладывает в экономику или какое-то конкретное предприятие. И хочет эти деньги вернуть. Ему надо понимать, что ситуация будет стабильная, что не будет каких-то резких движений в стране, что его предприятие не национализируют, будет благоприятный налоговый климат, что страна в принципе будет развиваться, и он вместе со страной будет развивать свой бизнес. Если эти пункты выполнены, люди приходят и вкладывают деньги. Хотелось бы верить, что в Украине по крайней мере инвестклимат стал лучше.

Государство в смартфоне — это флагманский проект новой власти. Видите ли вы как Viber мог бы присоединиться к этой программе? 

Мировой глобальный тренд ведет к тому, что пользователи очень активно перетекают в мессенджеры. В Китае есть чат, в котором вообще вся жизнь происходит. В принципе, наверное этот тот путь, которому мы следуем. Есть арсенал чат-ботов, и если государство умеет с ними работать и предоставлять сервисы — справки, выписки, запись в детские сады — то почему бы и нет? Дальше вопрос к государству. Насколько оно может, умеет или готово и инфраструктурно это реализовывать. Потому что это большая работа. У нас есть IPI, по которому можно в чат-бот встраиваться, обмениваться информацией с ним как с определенной базой данных. Набор инструментов у нас есть. Хотя такие большие проекты — это всегда сложно. И это вопрос к нашему руководству, насколько они готовы или не готовы.

Давайте поговорим о политической рекламе. Сейчас Twitter решил от нее отказаться, а Facebook, наоборот, отказался проверять на правдивость аккаунты политиков. Где между этими двумя полюсами находится Viber? 

Viber — это платформа, у которой есть набор инструментов: бизнес месседжи, реклама, баннерная реклама, чат-боты, сообщества, стикерпаки. Это набор рекламных инструментов. С точки зрения законодательства у всех стран по-разному: где-то разрешена политическая реклама, где-то запрещена. Но тем не менее, рекламодатель может прийти и купить один из этих инструментов. Главное, чтобы вся реклама соответствовала законодательству той страны, где она будет размещаться. 

Мы дистанцируемся от политики вообще. Мы говорим: «Ребята, вот кухонный нож, вы можете арбуз порезать, а можете зарезать кого-то». Да? Это вопрос использования: как человек это использует. 

Если пользователь не хочет видеть рекламу, есть ли для него какой-то вариант? 

Если пользователь получает сообщения — он сам на них согласился. Просто надо пойти и отписаться от всех сообщений, и тогда он перестанет их получать. Не мы спамим. Мы платформа, набор инструментов. Пользователь сам сказал «да, я готов это получать» от банка, от магазина, от салона красоты. И он получает эти сообщения. 

А когда внизу появляется баннер рекламный, это нормально. Мы же должны тоже зарабатывать, окупать сервис, который предоставляем. Сервис бесплатный, а пользователь платит своим вниманием к рекламе в том числе.

Независимые благодаря вам

Мы работаем независимо от политиков и олигархов. Наша журналистика существует благодаря вам. Вы можете поддержать нас, а мы можем продолжить рассказывать, что на самом деле происходит.

Автор: Кристина Бельските
Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile