В апреле этого года я впервые выступила с трибуны парламента Армении как женщина-трансгендер, и это вызвало неоднозначную реакцию среди присутствующих и знакомых мне людей. В Армении СМИ чаще всего освещают связанные с ЛГБТ вопросы в негативном либо скандальном ключе, формируя тем самым вредные и ошибочные стереотипы об ЛГБТ-сообществе.

И у многих складывается впечатление, что гомосексуальность представляет собой некую «западную» ценность, навязываемую обществу.  

В Армении представители ЛГБТ-сообщества подвергаются дискриминации. Их права нарушаются практически во всех сферах. Армянская апостольская церковь осуждает гомосексуальность, считая ее аморальной, и выступает против соблюдения прав ЛГБТ. Помимо того, что статус церкви охраняется Конституцией, она также имеет огромное влияние в обществе и политике. В армянском национальном самосознании невозможно одновременно быть армянином и представителем ЛГБТ-сообщества. Политические деятели повсеместно разжигают дискриминацию и вражду по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности (СОГИ). И хотя Конституция теоретически защищает всех граждан Армении от дискриминации, эффективных механизмов правовой защиты в нашем случае там нет. Как нет и законодательства о запрете дискриминации, в том числе, по признакам СОГИ.

И все же, маленькими, но верными шагами мы меняем исход истории. Я надеюсь, что благодаря нашим активистам, которые борются за права ЛГБТ в Армении, ситуация изменится в лучшую сторону.

После моего выступления в парламенте высказался и премьер-министр Никол Пашинян. По его мнению это была «хорошо организованная провокация против революции и правительства». Подобные высказывания со стороны уполномоченного властью лица могут считаться нарушением прав человека, о чем позже высказались представители и представительницы Европейского парламента. Однако среди депутатов и депутаток существует другое мнение, у них есть понимание того, что трансфобная риторика со стороны власти вредит международной репутации Армении. Глава парламентской фракции «Просвещенная Армения» Эдмон Марукян говорил, что «из-за широкого освещения темы прав трансгендеров в местной прессе Армения может столкнуться с серьезными проблемами на международных площадках».

Представительство Европейского союза вместе с послами стран Евросоюза тогда призвали армянское руководство осудить слова ненависти в мою сторону. На эту просьбу пресс-секретарь МИДа Анна Нагдалян ответила, что «международные партнеры должны проявить максимальное уважение и чувствительность к армянскому обществу и остаться в стороне от вектора общественных дебатов, даже если они не согласны с их тональностью».

Выходит, трансфобный дискурс, который появился в обществе после моего выступления в парламенте, пресс-секретарь МИДа не считает опасным для трансгендерных людей, а видит это как «общественные дебаты»? По логике представителей армянских властей, права трансгендерных граждан имеют меньшую ценность, чем «моральные ценности» остального армянского общества. И все же, Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) подготовила проект резолюции о нарушениях прав ЛГБТ-граждан в Армении.

Сегодня в Армении транс-люди, особенно транс-женщины, маргинализированы и уязвимы для насилия и злоупотреблений как со стороны рядовых граждан, так и полицейских. Транс-люди сталкиваются с дискриминацией в сфере здравоохранения, а те, кто работает в секс-индустрии, подвергаются преследованиям и произвольным арестам со стороны полиции.

После моего выступления в СМИ и медиа начались активные обсуждения, общество разделилось. Вскоре у здания Национального собрания прошла акция протеста. Депутаты и депутатки, а также и религиозные деятели заявили, что «такая пропаганда приведет к утрате национальных ценностей». А представитель Армянской апостольской церкви призвал внести понятие ЛГБТ-идентичность в Уголовный кодекс.

Такое отношение продолжается до сих пор. Власти, как правило, не реагируют на дискриминацию и насилие по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности, а иногда даже одобряют подобные проявления. Пострадавшие в результате преступлений на почве ненависти по признакам СОГИ крайне редко заявляют об этом в полицию, в том числе опасаясь публичной огласки, особенно того, что об их принадлежности к ЛГБТ-сообществу узнают родные; а также из-за недоверия к полиции и страха еще больших злоупотреблений со стороны правоохранителей.

К сожалению, мало кто из известных людей отреагировал на эту ситуацию, но те, кто сделал это, сразу же высказали свое недовольство и показали свою трансфобию. Известные актеры и актрисы в своих видео обращениях говорили, что Армения должна жить без нас и что мы, транс- и ЛГБТ-люди, душевнобольные сатанисты, и что нам нет места в Армении.

Вот так, с одной стороны, наша страна стремится к процветанию, а новая власть провозглашает перемены и борьбу со старыми порядками. А с другой, в таком элементарном вопросе как принятие ЛГБТ-сообщества, Армения остается в дремучем прошлом.

Поделиться: