Генеральный секретарь НАТО в стенах Верховной Рады цитирует Тараса Шевченко, осуждает агрессию Москвы в Крыму и Донбассе, не ставит под сомнение российское присутствие на оккупированных территориях, обращает внимание на то, что коррупция - главная помеха сотрудничеству, отдает должное успехам в реформах, обещает помощь в кибербезопасности и выражает уважение украинским военным. При этом он опять говорит о перспективах украинского вступления в НАТО и объясняет, что вопросы предоставления оружия решает не он, а страны-члены альянса.

Это то, что звучит в его публичных выступлениях в присутствии президента и украинских политиков. Генсек НАТО — это прежде всего дипломат, чья задача — балансировать между интересами 29 союзников. Тогда как в условиях открытого конфликта с Россией украинское общество стремится получить четкие гарантии безопасности и понять, что дальше. В эксклюзивном интервью Громадское получило ответы на некоторые вопросы.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (слева) и журналистка Громадского Наталья Гуменюк Фото: Александр Попенко / Громадское

«Фокусируйтесь на реформах, достигайте стандартов НАТО, боритесь с коррупцией» — я цитирую ваши высказывания. Это все действительно очень важно. Но чтобы достигнуть чего-то, нужно больше конкретики. Назовите 2-3 приоритета, которые бы вы выделили, — с позиции НАТО. Скажем, это может быть гражданский контроль над Министерством обороны или нечто подобное.

Самое главное — успех в борьбе с коррупцией, поскольку именно коррупция тормозит усилия и усложняет все процессы. Именно поэтому у нас есть программа, которая называется «Построение честности». Это программа НАТО, в рамках которой мы сотрудничаем с Украиной относительно того, какая именно экспертиза и помощь нужны Украине, чтобы стать более успешной. Но это задача Украины и украинских лидеров, которые решают проблемы. Мы можем это поддержать, поделиться опытом и знаниями других стран, которые победили коррупцию.

Вы неоднократно подчеркивали, что двери НАТО открыты. Вместе с тем многие украинские политики обращались к вам с вопросом, как ускорить этот процесс и запустить «План действий по членству». Появляется справедливое ощущение, что в нашем регионе именно бездействие провоцирует угрозу. Даже если мы согласимся, что Украина может вступить в НАТО намного позже, чем на это надеется украинское население, чего именно нам ждать, каким будет наше партнерство до вступления в НАТО?

Мы планируем лишь укреплять сотрудничество, более тесно работать во многих сферах, скажем, в сфере кибербезопасности. Здесь мы делаем немало и продвигаемся вперед. НАТО предоставит оборудование, чтобы усилить цифровую защиту ключевых украинских учреждений и будет помогать Украине в этом. Мы работаем над тем, чтобы Украина смогла сама расследовать и определять, кто стоит за различными кибератаками. В этой сфере делается немало, но мы можем ускориться. Это крайне важно для того, чтобы противостоять гибридным угрозам, гибридной войне.

Немало делается и в сфере соответствия стандартам НАТО, взаимодействия, более тесного сотрудничества между украинскими военными силами и силами НАТО. Это хорошо и для Украины, и для НАТО.

По вопросу членства, важнейшим с точки зрения НАТО является то, что это суверенное решение Украины, только ей решать, подавать заявку или нет. Затем 28 союзников альянса должны высказаться относительно того, готов ли НАТО расшириться и принять нового члена. Никто больше не должен вмешиваться в этот процесс. Президент (Украины) поднял вопрос о «Плане действий относительно членства».

Мы не обсуждали детали вопроса, но самое главное в том, что Украина уже имеет инструменты, которые позволяют начать процесс сближения с НАТО в рамках комплексного пакета помощи. Это предполагает широкомасштабный план различных направлений сотрудничества. Мы следим за реализацией планов по всем этим направлениям.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг Фото: Александр Попенко / Громадское

Сдерживание и защита – это стратегия, которую озвучивает НАТО. Альянс решил разместить четыре батальона в Польше и странах Балтии. И после этого появилось заявление российской стороны о намерении развернуть 30 батальонов на западной границе России, а позже речь зашла о дивизии и даже тактическом батальоне. И как быть с этим? Что может сделать НАТО, чтобы и «сдерживать», и гарантировать безопасность в регионе?

Для НАТО очень важно реагировать пропорционально. Несомненно, увеличение военного присутствия НАТО в восточной части нашего союза, в странах Балтии и в Черноморском регионе — это ответ на агрессивные действия России в Украине. Никто и не думал, и не обсуждал такое военное присутствие на востоке до того, как Россия незаконно аннексировала Крым и начала дестабилизировать Восточную Украину. Итак, мы реагируем, но в то же время мы отвечаем пропорционально и обдуманно, потому что мы не хотим новой гонки вооружений, мы не хотим новой «холодной войны». Россия — наш сосед, поэтому мы намерены обороняться и вести диалог. Мы должны быть твердыми, мы должны быть предсказуемыми. В то же время нам нужно избежать обострения и еще более сложных отношений с Россией.

И вы думаете, вы достигаете успеха?

Я считаю, что без сдержанного, но одновременно твердого ответа НАТО в Европе было бы еще больше неопределенности. Разместив свои подразделения на территориях наших восточных союзников, мы послали четкий сигнал, что нападение на одну из стран НАТО приведет к ответу всех союзников. В то же время, мы смогли начать диалог с Россией. Я думаю, когда напряжение высоко, важно говорить.  

Осенью Россия будет проводить масштабные военные учения в Беларуси под названием «Запад». Балтийские партнеры крайне обеспокоены. А как вы расцениваете эти учения? Будут ли там присутствовать наблюдатели НАТО?

Мы будем очень внимательно наблюдать за учениями «Запад». Все страны имеют право тренировать свои войска, но должны делать это ответственно и, несомненно, с соблюдением международных договоренностей и обязанностей. Например, в Венском документе говорится о том, что все масштабные учения должны проходить под наблюдением международных наблюдателей. Мы призываем Россию выполнить эти правила, в том числе и во время учений «Запад».

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг Фото: Александр Попенко / Громадское

Если говорить о трастовых фондах НАТО для поддержки Украины, что можно улучшить в их работе? В плане прозрачности, качества и скорости их использования?

Для нас прозрачность — фундаментальная вещь, особенно когда речь идет о трастовых фондах НАТО. И мы абсолютно подотчетны в нашей деятельности в Украине. Более того, некоторые фонды, программы и вся деятельность НАТО в Украине направлена на то, чтобы было больше прозрачности, и мы очень открыты в том, чем здесь занимаемся.

Мы внимательно слушали речь Дональда Трампа в Варшаве, где он снова и снова повторял, что члены Альянса должны направлять 2% своего ВВП на оборону. В конце концов, это в интересах НАТО. В то же время союзников беспокоит нечеткость позиции американского президента. Мы понимаем, что ваша личная задача — налаживать отношения между союзниками, не создавать конфронтации, но к чему бы вы призвали лидера США, чтобы сотрудничество было лучше? Ваши опасения?

Мое обращение следующее: можно быть более амбициозными, но лучший призыв — тратиться на оборону, на сдерживание, на коллективную безопасность, в том числе и потому, что есть определенные результаты. Европейские союзники действительно впервые за много лет начинают увеличивать расходы на оборону. За последние два года общие расходы на оборону в Европе и Канаде выросли на 46 млрд долларов США — это огромная сумма для оборонной отрасли, инвестиций в оборудование и мощности. Что касается партнеров, то я полностью согласен, что сильный альянс НАТО, коллективная безопасность помогли стабилизировать всю Европу.

Это имеет значение и для таких государств, как Украина, Грузия, для западных стран, которые не являются членами НАТО, — потому что они также выигрывают от той стабилизирующей роли, которую в Европе играет сильный и предсказуемый НАТО. И часть этих средств, инвестируемых в оборону, тратится и на программы сотрудничества вместе с Украиной, в рамках которых мы модернизируем и улучшаем вооруженные силы Украины, ведь мы твердо поддерживаем ее независимость и территориальную целостность.

Итак, действия США не вызывают никаких опасений?

Соединенные Штаты верны принципам НАТО не только на словах, но и на деле. Сегодня впервые за много лет США наращивают свое военное присутствие в Европе.

По моему мнению, то, что они возглавили один из наших батальонов в Польше, — а усиление присутствия в Европе означает еще и увеличение расходов на оборудование и обеспечение войск, — это и есть самый мощный сигнал их преданности НАТО, выполнения гарантий безопасности США перед Европой.

Выступление генсека НАТО Йенса Столтенберга в Верховной Раде Украины Фото: Александр Попенко / Громадское

Поделиться: