Казус всенародной противоположности

Материал Meydan.tv

Эльмир Мирзоев

25 лет тому назад в Азербайджане прошли два противоположных референдума: Первый, в марте 1991, - о сохранении Союза, второй, в декабре того же года,- о независимости страны.

Оба опроса получились почти с одинаковыми положительными результатами с большими процентами.

Могло ли так категорически измениться общественное мнение населения страны за такой сравнительно небольшой срок?

Четверть века тому назад, в 1991, году рухнула бывшая сверхдержава – СССР. "Крупнейшая геополитическая катастрофа века," - так оценит позже это событие российский президент Владимир Путин.

"Политически возможность построения обновлённого Союза была упущена в 1989-1990 годах. Это случилось вследствие отсутствия стратегического видения ситуации у руководства страны и систематического запаздывания с принятием решений" - напишет уже после развала Союза лидер партии "Яблоко", автор программы реформирования экономики СССР под названием "500 дней" Григорий Явлинский.

Однако, несмотря на то, что к началу 90-х годо прошлого века дезинтеграционные процессы в СССР подошли к критической точке, крах Советского Союза оказался неожиданностью для всех - и для его республик, почти повсеместно принявших Декларации о национальном суверенитете, и для главного соперника сверхдержавы, США.

Но попытки сохранить Союз предпринимались до самого конца. С этой целью 17 марта 1991 года в СССР состоялся первый и единственный за 70-летний период его существования референдум. Из трех республик Закавказья тогда только власти Азербайджанской ССР решили провести этот референдум. Ближайшие соседи - Грузия и Армения - референдум не проводили. Кроме них референдум по сохранению Союза бойкотировали прибалтийские республики, которые ранее уже объявили о независимости, а также Молдавия.

Крах Советского Союза оказался неожиданностью для всех

 На референдуме был поставлен один единственный вопрос: "Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?"

В Баку по поводу проведения этого референдума были достаточно большие споры в новоизбранном Верховном Совете. Тогдашний президент Аяз Муталлибов, спикер Верховного Совета Эльмира Кафарова и парламентское провластное номенклатурное большинство настаивали на проведении референдума в республике, в то время как оппозиция в лице Народного Фронта Азербайджана (НФА) и вернувшегося к тому времени в страну и оказавшегося в парламенте бывшего руководителя республики, бывшего члена Политбюро ЦК КПСС и генерала КГБ в "одном флаконе", Гейдара Алиева, была категорически против этого. 

Из трех республик Закавказья, только власти Азербайджанской ССР решили провести этот референдум.

Вот как вспоминает то время член правления НФА, тогдашний депутат верховного Совета и будущий спикер парламента Азербайджана, ныне председатель Центра национально-cтратегических исследований Иса Гамбар"Дискуссии в парламенте о референдуме продолжались довольно долго и ожесточенно. Мы - депутаты от Демократического Блока делали все возможное, чтобы не допустить решения о проведении референдума.

 

В качестве последнего аргумента десять наших депутатов, в том числе нынешний председатель партии Мусават Ариф Гаджилы, объявили голодовку. Но, коммунистическое руководство Азербайджана, при поддержке российских штыков провело решение о референдуме.  Депутаты, начавшие голодовку, через несколько часов были насильно выведены из парламентского зала под дулами автоматов."

Некоторые эксперты, сравнивая события того периода в разных республиках СССР, забывают, что и референдум о сохранении Союза в марте 1991 года, и парламентские выборы 1990 года проходили в Азербайджане  в условиях военной диктатуры.

Дискуссии в парламенте о референдуме продолжались довольно долго и ожесточенно. 

В конце 1989 года Азербайджан вырвался вперед в борьбе за независимость, но после 20 января 1990 года, когда Москва ввела войска в Баку, расстреляв сотни мирных граждан,  мы были отброшены далеко от этой цели. Было установлено чрезвычайное положение и комендантский час, которые продолжались вплоть до ГКЧП.

В этот период ставленник Москвы Муталлибов всячески пытался сблизиться с Горбачевым, завоевать его доверие, получить какие-то личные преференции и, возможно, что-то для решения проблем Азербайджана. Поэтому азербайджанские власти очень охотно участвовали во всех начинаниях Москвы."

Однако, кроме Муталлибова в тот период была чрезвычайно важна роль другой таинственной фигуры - наместника Кремля в Азербайджане, народного депутата СССР, второго секретаря ЦК Компартии Азербайджана, руководителя Оргкомитета по Нагорному Карабаху Виктора Поляничко.

Иса Гамбар в своих воспоминаниях отзывается о нем и об Аркадии Вольском как о "сильных личностях, серьезных кадрах советской номенклатуры, которые выполняли в Азербайджане волю Москвы против интересов Азербайджана."

Также Гамбар считает, что "они готовили войну между Азербайджаном и Арменией."

Именно о Поляничко, в связи с тем референдумом, упоминает и Том де Ваал, британский журналист, специалист по Кавказу в своей нашумевшей книге "Черный сад: "После того, как команда Вольского покинула Карабах, Поляничко лично возглавил новый Организационный комитет, созданный в качестве исполнительного органа автономной области. Начался пересмотр советского политического курса в нужном для Поляничко направлении.

Они готовили войну между Азербайджаном и Арменией.

Кремль стал расценивать лояльность Азербайджана как необходимое условие для выживания Союза, и второй секретарь играл роль фактического наместника Москвы в мятежной провинции. Он установил прочные связи с главами силовых ведомств - в частности, с министром обороны Дмитрием Язовым и руководителем КГБ Владимиром Крючковым, а также, видимо, заручился доверием Михаила Горбачева.

17 марта 1991 года советское руководство провело всенародный референдум о будущем СССР. Азербайджан принял участие в референдуме и послушно сказал "да" сохранению Советского Союза в рамках нового союзного договора."

По официальным данным, в том референдуме приняли участие 2 903 797 граждан республики, 93,3% проголосовали за, а 5,83% - против.

Азербайджан принял участие в референдуме и послушно сказал "да" сохранению Советского Союза.

Дальше произошла вереница событий. В апреле операция "Кольцо", в августе ГКЧП. В сентябре с миротворческой миссией в Азербайджан прибыли президенты России и Казахстана – Борис Ельцин и Нурсултан Назарбаев. Сначала в Степанакерте, далее в Железноводске прошли переговоры. А в начале октября между Арменией и Азербайджаном началась уже полномасштабная война.  

"Осенью 1991 года в селе Туг были убиты члены азербайджанской и армянской семей. Азербайджанцам Поляничко сказал, что дальше подобное терпеть невозможно, а армянам сказал – надо браться за оружие. Правда, он не знал, что я слышал эти слова" - так вспоминал те времена сопредседатель Социал-демократической партии Азербайджана Араза Ализаде

Затем 18 октября 1991 года на сессии Верховного Совета Азербайджанской Республики был принят "Конституционный Акт о государственной независимости Азербайджана".

Однако для легитимности этот Конституционный Акт необходимо было закрепить всенародным волеизъявлением.

Таким образом, было решено провести новый референдум. На этот раз вопрос был сформулирован так: "Вы поддерживаете принятие Верховным Советом Конституционный акт о государственном суверенитете Азербайджанской Республики?"

Референдум 29 декабря был вторым общенародным голосованием в истории Азербайджана. По официальной информации ЦИК, тогда в референдуме приняли участие уже 3 751 174 избирателей или 95,27% граждан, которые были внесены в список избирателей, 99,58% избирателей проголосовали - за, а 0,2% - против.


Историк Алтай Геюшев считает, что "если сравнивать эти два референдума, то суть заключается в том, что в первом из них население страны практически не принимало участия. И результаты этого референдума ни в коем случае не воплощали в себе реальных намерений и желаний азербайджанского народа.

Референдум о сохранении Союза был сфальсифицирован, население не хотело участвовать в этом опросе, как это произошло в соседних Грузии и Армении. Население страны уже тогда, после января 90-го года было настроено антисоветски, то есть оно не желало оставаться в составе Советского Союза.

Конституционный Акт необходимо было закрепить всенародным волеизъявлением.

А вот референдум о независимости страны - это было на самом деле волеизъявлением населения страны. Азербайджанский народ хотел независимости даже раньше. Примерно годом-полтора ранее мнение о том, что свою судьбу мы должны решать сами, вне зависимости от Советского Союза, или России, доминировало в общественном сознании."

 

По мнению политолога Зардушта Ализаде, наоборот: "Эти референдумы проводились Муталлибовым и его командой с целью приспособить свою власть под обстоятельства. Плебсу было глубоко наплевать и на независимость, и на демократию, и на родину, и на грызню за власть между различными кланами-отрыжками наших усопших ханств.

Я исключаю небольшую (до десяти тысяч во всем Азербайджане) кучу провинциалов, которые, не понимая сути событий, играли роль инструмента в этой борьбе мафиозных кланов за власть.

Ни разу (!) за всю историю Азербайджана ни в масштабе страны, ни в масштабе организаций не было и не может быть честных выборов и референдумов. Вот почему на мартовском референдуме к урнам пришло максимум 10-15 % избирателей, и на декабрьский референдум согнали примерно такой же процент населения.

Помню, что Гаджи Джебраил из Нардарана божился, что на мартовский референдум в деревне пришло не больше пяти процентов избирателей.  Декабрьский референдум ничем не отличался от мартовского. То есть градус общенационального пофигизма как сейчас, так и тогда был стабильно высоким."

Но вряд ли стоит думать, что данная история на этом закончилась.

В результате Карабахской войны (1991-1994), которая началась в октябре того же года, было оккупировано почти 20% территории страны, а власть в Азербайджане была захвачена алиевским кланом. В 2003 году Ильхам Алиев, нынешний президент Азербайджана, получил власть от своего отца, диктатора Гейдара Алиева, построившего в Азербайджане сословно-феодальное общество. Это была первая и единственная наследственная передача власти на всем постсоветском пространстве.

Десятью годами позже, в 2013 году он смог баллотироваться в президенты в третий раз - уже благодаря другому референдуму, который был успешно проведен властями в 2009 году. А в сентябре нынешнего года был проведен очередной референдум по легитимации алиевской монархии в Азербайджане – за увеличение срока полномочий президента страны до 7 лет проголосовали 91,2% избирателей.

Таким образом, славная традиция референдумов, зашкаливающая за девяностопроцентный уровень, заложенная еще четверть века тому назад, продолжается и поныне, легитимизируя собою управленческий метод властей и сложившегося катастрофического положения вещей в нынешнем Азербайджане.

Поделиться: