Экс-заместитель секретаря СНБО Олег Гладковский во время заседания Высшего антикоррупционного суда, Киев, 18 октября 2019 года
Фото:

Виктория Рощина/hromadske

Два дня Высший антикоррупционный суд избирал меру пресечения Олегу Гладковскому — экс-заместителю секретаря Совета нацбезопасности и обороны. Его подозревают в недостоверном декларировании и злоупотреблении служебным положением. Решение суд огласил 19 октября в 16:50 — содержание под стражей с возможностью внесения залога в размере 10 млн грн. Детали судебного заседания — в материале hromadske.

Телефонный разговор

19 октября, 11:50. Под зданием Высшего антикоррупционного суда — толпа журналистов. Подтягиваются националисты, выкрикивая лозунги «Свинарчуков — за решетку». Мы проходим сквозь металлоискатель и сталкиваемся с Олегом Гладковским. Он общается со своим защитником и неохотно отвечает на наш вопрос — о телефонном разговоре с Игорем Павловским, заместителем тогдашнего министра обороны Степана Полторака.

В разговоре 6 марта 2017 года, по данным Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) и Специальной антикоррупционной прокуратуры (САП), Гладковский якобы говорил, что в государственный оборонный заказ для Вооруженных сил Украины надо включить автомобили повышенной проходимости МАЗ-6317 («Богдан-6317). К тому же — по завышенным ценам, а заказывать их — у предприятия «Автосборочный завод №2», входящего в состав «Богдан Моторс», совладельцем которого является Гладковский.

Цитата из телефонного разговора от 6 марта 2017 года между Олегом Гладковским и Игорем Павловским (из материалов обвинения):

Гладковский: Скажите пожалуйста, мне звонил Степан Тимофеевич (министр обороны Степан Полторак — ред.), что-то он не захотел там по телефону, потом после этого звонил Пашинский. Что там сделать? Вы знаете или нет?
Павловский: О чем?
Гладковский: Ну, об этом. Чтобы ГОЗ (государственные оборонные закупки — ред.) они выпустили, чтобы эти МАЗы все были включены, вы знаете, что там надо сделать? Какое-то письмо надо сделать.
Павловский: Мы сделали письмо, подписали его, министр подписал на премьера, все как положено.
Гладковский: Нет, нет. Там, вроде, надо, чтобы МАЗ написал письмо, что он сделает локализацию и все такое.
Павловский: Ничего не говорил министр. Он меня спросил только про количество, сколько в ГОЗ — и все.
Гладковский: А сколько их там?
Павловский: 230 КрАЗов, 100 МАЗов.
Гладковский: Да, а выясните, пожалуйста, у него и дайте. Там, вроде, нужно сделать на министра какое-то письмо. Какое там содержание этого письма, чтобы он...
Павловский: Все, я принял. Сейчас перезвоню.

Тогда, объясняет следствие, было две преграды: конкуренты из КрАЗа и письмо министра Степана Полторака правительству от 2017 года, в котором он просил сохранить существущий критерий: запрет предприятиям, продукция которых менее чем на 60% состоит из деталей украинского производства (локализация производства), участвовать в государственных оборонных закупках.

Локализация «Богданов» в то время составляла 26%, тогда как КрАЗов — 75,4%. Тогда, утверждает следствие, Гладковский и позвонил Павловскому. Однако подозреваемый называет опубликованный следователями разговор «вырванным из контекста».

«Там ни слова не было о „Богдане“, там об автомобилях МАЗ, вопрос о поставке которых решался на государственном уровне. Комиссии разные, мы ездили в Беларусь, они приезжали сюда и искали, кто будет организовывать производство. Было письмо об уровне локализации не менее 60%. Но потом мы разобрались и поняли, что для того, чтобы достичь такого уровня локализации, двигатель должен быть отечественный, которого мы не производим. Тогда было принято решение — у кого самая большая локализация», — отметил Гладковський.

Конкуренты и технические препоны

Однако, как утверждают прокуроры, после этого разговора Павловский позвонил Юрию Бровченко, тогдашнему заместителю министра экономического развития, и обсудил с ним подготовку изменений в государственных оборонных закупках.

«Павловский безотлагательно звонит заместителю министра экономики — это телефон Бровченко — и спрашивает о технической части, что за чем нужно делать. Важная деталь в том, что для того, чтобы МАЗы вошли в ГОЗ, надо отозвать письмо министра», — отметил прокурор.

Также, по данным следователей, допрошенные ими свидетели отметили, что конкурент «Богданов» КрАЗ систематически получал штрафные санкции. Однако Гладковский объясняет, что это не так, и говорит, что решение о поисках другой компании приняли из-за дела о банкротстве предприятия КрАЗ.

«Таким образом, было принято решение, исходя из дела о банкротстве предприятия КрАЗ, что должны быть привлечены другие производители. Кто эти производители, я не знаю и не принимал участие в решении этого вопроса», — пояснил Гладковский.

Сумма одного контракта составляла около 130 млн грн ($5,26 млн), отмечают в прокуратуре. 90 млн грн ($3,6 млн) предоплаты производитель «Богданов» получил уже в мае 2017 года. В то же время, следствие отмечает, что цены на единицу товара были завышены, что нанесло ущерб государству в размере 10 млн грн ($404 тыс.).

«Гладковский использовал свое служебное положение с целью получения неправомерной выгоды подконтрольной ему компанией „Богдан-Моторс“ [...] Мы видели и телефонные разговоры, и изменения ГОЗ, и то, что Министерство обороны отозвало свои требования, на которых настаивало до указанного разговора», — рассказал прокурор САП Юрий Олефир.

Защита это обвинение отрицает.

«Заключение эксперта по категории судебно-экономической, бухгалтерской экспертизы не делается в пределах половины дня. Такие экспертизы делаются месяцами, иногда годами. Второе. Влиял ли Гладковский на формирование цены? Ни одного факта в тех материалах, что мы сейчас видим, нет», — заявил адвокат Руслан Волынец.

Отрицает Гладковский и обвинение в недостоверном декларировании. По данным следствия, он не задекларировал доход жены от сдачи в аренду жилья в центре Киева: $54 тыс. за 2016 год, $63 тыс. за 2017-й и $47,5 тыс. за 2018-й. Жильцы квартиры подтвердили, что арендовали ее у женщины по фамилии Гладковская. Однако сам подозреваемый заявил, что деньги за аренду они не получали, а значит — не декларировали.

Почему задержали именно сейчас?

В прокуратуре отмечают: хотя Гладковский течение трех лет и выезжал за границу 265 раз, информацию о том, что он именно сейчас бежит из Украины, они получили накануне 17 октября.

В тот день сотрудники НАБУ задержали Гладковского в ресторане недалеко от аэропорта. Однако он утверждает, что ехал на конференцию и имел на руках обратные билеты.

Также адвокаты подозреваемого заявили, что в случае избрания судом меры пресечения, альтернативного содержанию под стражей, Гладковский готов сдать все загранпаспорта.

Народные депутаты от «Европейской солидарности» Максим Саврасов и Ростислав Павленко, а также бывший депутат Олег Зимин и кандидат в депутаты и блогер Андрей Серебрянский заявили, что готовы взять Гладковского на поруки.

Прокуроры просили взять подозреваемого под стражу на два месяца с возможностью внесения залога в 100 млн грн ($4 млн).

Решение

Судья Тимур Хамзин частично удовлетворил ходатайство детективов НАБУ и прокуроров САП — арестовал Гладковского на два месяца с возможностью внесения залога в 10 раз меньшего того, о котором просило обвинение: 10 млн грн ($400 тыс.). Это фактически равно сумме ущерба, который Олег Гладковский, по версии следствия, нанес государству.

Адвокаты Гладковского уже заявили, что будут обжаловать решение суда, но залог внесут. 21 октября, после того, как появится полный текст постановления, прокуроры объявят, будут ли они обжаловать сумму залога.

«Я не согласен с этим решением! Мы будем подавать апелляцию», — сказал Олег Гладковский после заседания. На уточняющий вопрос, есть ли у него 10 миллионов для залога, он отвечать отказался.

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile