Любомира Ремажевская, Настя Иванцова

К концу 2019 года в Украине планируют принять новый закон о концессии — форме государственно-частного партнерства, которая позволяет инвестору вкладывать средства и управлять компаниями и активами, а стране — оставлять все эти объекты в своей собственности. Зачем украинским предприятиям концессия — Громадское узнавало в Николаеве.

«Ольвия»: не только «счастливая», но и успешная

Ольвия (греч. Óλβια — счастливая) — одна из важнейших греческих колоний на Побужье. Ольвию видно с берегов порта.

Николаев, областной центр на юге Украины, традиционно называют «городом корабелов». И, соответственно, городом портов. Здесь их пять, но только один — «Стивидорная компания Ольвия» — в государственной собственности. И предприятие может одним из первых попасть под проект концессии в Украине по новым правилам.

Порт расположился на северной части Днепро-Бугского лимана и занимает площадь в 179 гектаров. Для сравнения, на территории «Ольвии» могло бы без проблем поместиться 220 футбольных полей.

Через «Ольвию» в основном перегружают зерно, глину, металл, древесину и щепу. Также отсюда идут спецгрузы. Например, именно из «Ольвии» ракетоносители «Южмаша» отправляли на запуск в США.

За последние 5 лет предприятие работает почти на пределе мощностей — переправляет около 2,5 млн тонн грузов в течение года. А в прошлом году компания установила рекорд, перевалив более 2 млн 510 тысяч тонн товаров. В позапрошлом году они получили 15,4 млн долларов дохода и имели рентабельность в 45%. Заработанные средства пускают на развитие порта, например, уже несколько лет здесь полностью электронный документооборот.

Итак, зачем предприятию, которое сейчас развивается, получает прибыль и работает на полную мощность, концессия?

Морской порт «Ольвия», Николаев, 19 октября 2018 года. Фото: АНАСТАСИЯ ИВАНЦОВА/ГРОМАДСКОЕ

В ногу со временем

О концессии на этом предприятии говорят еще с 2013 года. И только теперь, когда за закон уже проголосовали в Верховной Раде в первом чтении, перспективы концессии для «Ольвии» стали понятными. И.о. директора Руслан Олейник объясняет: своими силами компания дальше развиваться не сможет, а без этого развития их быстро подвинут на скамьи запасных меньшие, но более оперативные в управлении частные компании.

«Мы четко понимаем, что среди всех портов Николаева — мы единственный государственный стивидор. С тем, что нас окружают только частные компании, нам, конечно, надо меняться и становиться более гибкими. А государственное управление такой маневренности не дает», — говорит Олейник.

Так что пока предприятие на пике своего развития, его можно выгодно представить инвестору. Для порта в проектном офисе Министерства инфраструктуры совместно с международными партнерами написали концессионный проект. Будущему инвестору предлагают все предприятие на 7 причалов с возможностью построить новый перевалочный зерновой пункт на 2 млн тонн — таким образом мощность всего порта увеличится почти вдвое, до 4,5 млн тонн. И все это со стабильной выручкой от $15 до $21 млн и средней рентабельностью в 45%.

За пользование портом инвестор должен платить государству минимум 87 млн гривен ($3,1 млн) пени в год. Это стартовый объем концессионной платы, она может увеличиваться в ходе торгов за предприятие. Руководитель компании верит, что от концессии их порта госбюджет будет получать от 100 млн гривен ($3,6 млн) пени.

Сейчас «Ольвией» уже интересуются несколько компаний — среди них один из крупнейших украинских сельскохозяйственных экспортеров «Нибулон» и китайский портовый оператор China Harbour.

И.о. директора стивидорной компании «Ольвия» Руслан Олейник, Николаев, 19 октября 2018 года. Фото: ДМИТРИЙ РУСАНОВ/ГРОМАДСКОЕ

Концессия для людей

Итак, инвестор получит порт со всеми его активами и доходами. Взамен будет платить государству пеню, налоги, вкладывать деньги в инфраструктуру. Но что от этого получат работники порта?

Сегодня в порту работают 670 человек. Для них в концессионном проекте прописаны отдельные условия. Будущий инвестор обязуется не увольнять их в течение 5 лет, не уменьшать заработную плату, а индексировать ее в соответствии с инфляцией в течение 3 лет. К слову, в «Ольвии» говорят, что в течение 2018 года средняя зарплата одного штатного работника составила почти 15,5 тысяч гривен ($558).

А поскольку концессионер будет строить в порту еще и новые объекты, администрация предполагает, что предприятию понадобятся новые работники. Это пойдет на пользу Николаеву, считает представитель Офиса по привлечению и поддержке инвестиций при Кабмине Дмитрий Мисюров.

«Это новый подход к сотрудникам. Ведь иностранные компании, когда приходят сюда, приносят не только капитал, но и корпоративную культуру. Так что это будет толчком для других отраслей — как экономики, так и культуры, ведь надо же где-то отдыхать тем же сотрудникам», — говорит представитель UkraineInvest в южном регионе Дмитрий Мисюров.

Морской порт «Ольвия», Николаев, 19 октября 2018 года. Фото: АНАСТАСИЯ ИВАНЦОВА/ГРОМАДСКОЕ

Как будет работать концессия

Ключевые отрасли, в которых возможны пилотные концессии — это инфраструктура, энергетика, медицина, жилищно-коммунальный сектор. Порты «Ольвия», «Херсон» и «Черноморск» должны стать первыми пилотами в Украине по новому закону.

В Офисе Национального инвестиционного совета объясняют, что их выбрали из-за среднего масштаба. Это позволяет отчеканить процедуру, чтобы дальше было легче перейти к большим предприятиям. Кроме того, эти объекты технически готовы к приходу концессионера (отсутствие текущих отношений с инвесторами, договоров аренды, совместной деятельности), что позволяет довольно быстро подготовиться.

«Для нас важно дать старт концессиям, провести первые пилоты и сделать это безупречно. Поэтому, по нашему мнению, оптимальнее будет начинать с небольших объектов. Опыт пилотов даст необходимую базу для того, чтобы продолжать на больших инфраструктурных и других объектах», — рассказывает представитель офиса Надежда Казначеева.

В то же время в Мининфраструктуры говорят, что порты выбрали в качестве примера бизнеса, где благодаря концессии можно будет сделать процессы более прозрачными.

«То, что все порты, которые есть сегодня в государственной собственности, действительно являются государственными, — миф. Де-юре они государственные, де-факто — контролируются местными дельцами, чиновниками, политиками. Концессия позволит вывести в прозрачную и честную плоскость взаимоотношения между государством и бизнесом», — рассказал Громадскому министр Владимир Омелян.

За новый закон о концессии уже проголосовали в первом чтении в парламенте, теперь он на доработке в комитетах. Документ заменит четыре действующие закона о концессии. Заместитель министра экономического развития и торговли Михаил Титарчук объяснил Громадскому, что новый закон не повлияет на предприятия, которые уже находятся под концессией. «Договоры концессии, заключенные до вступления в силу данного закона, являются действующими до окончания срока их действия в соответствии с условиями указанных договоров», — отметил он. То есть условия концессии, например, шахт, которые уже находятся в концессии в холдинге ДТЭК, не изменятся по меньшей мере еще 30 лет.

И чтобы новый закон заработал в полную мощность, правительству придется предложить изменения к 35 законам. Значительная часть связана с земельными вопросами. Например, чтобы можно было строить дорогу в нескольких областях, где земля принадлежит разным общинам.

Морской порт «Ольвия», Николаев, 19 октября 2018 года. Фото: ДМИТРИЙ РУСАНОВ/ГРОМАДСКОЕ

В Национальном инвестиционном совете при президенте Украины признают: нынешние законы оказались недееспособны. Ведь за все годы независимости в управление в форме концессии перешли полторы сотни украинских предприятий, в то же время в Фонде госимущества говорят, что часть этих договоров уже не действует. Почти все — коммунальные.

В Украине около 3 тысяч государственных предприятий, большинство из которых неприбыльные и неэффективные с точки зрения менеджмента, и хотя бы часть из них можно если не приватизировать, то отдать в концессию.

В Офисе Национального инвестиционного совета рассказывают, что подготовка к передаче этих предприятий в концессию технически похожа на подготовку к приватизации. Будут осуществляться финансовый аудит, инвентаризация, оценка имущества, приведение количества персонала к рыночному уровню, упорядочивание земельных отношений, наведение порядка в юридических вопросах.

Когда начинается подготовка к передаче в концессию, готовят технико-экономическое обоснование (ТЭО). Сейчас подготовка проектов проходит при поддержке Международной финансовой корпорации и Европейского банка реконструкции и развития.

Морской порт «Ольвия», Николаев, 19 октября 2018 года. Фото: ДМИТРИЙ РУСАНОВ/ГРОМАДСКОЕ

Интересны ли украинские проекты иностранцам?

Украинскими объектами, которые попадают под концессию, несмотря на то, что закон еще не приняли, уже заинтересовались иностранные инвесторы из США, Китая, стран ЕС, ОАЭ, Канады. Например, один из перспективных концессионных проектов — порт «Черноморск» — может привлечь мирового оператора Hutchison Ports к аренде контейнерного терминала с последующей концессией.

«В Украине 13 портов. Они разные по назначению, специфике работы и потенциалу. Но все вместе они обслуживают в разы меньше груза, чем один контейнерный терминал Hutchison Ports в Роттердаме, кстати, самый большой в Европе. Hutchison Ports — мировой портовый оператор, который успешно работает на всех континентах. У него 52 порта в 26 странах, включая Великобританию, Австралию, Гонконг, Китай, Аргентину, ОАЭ и другие. Суммарный оборот составляет более 83 миллионов TEU (единица измерения емкости грузовых транспортных средств) в год. Компании более 50 лет. Заход Hutchison Ports в Украину — это возможность создать современный контейнерный терминал в порту „Черноморск“», — рассказывает Омелян.

Пока же контейнерные мощности «Черноморска» составляют чуть более 1,1 млн TEU, которые сегодня не используются полностью. Это объясняется падением транзитного грузооборота контейнеров и снижением покупательной способности населения. В Мининфраструктуры считают, что приход иностранного инвестора восстановит обращение в порту.

Морской порт «Ольвия», Николаев, 19 октября 2018 года. Фото: ДМИТРИЙ РУСАНОВ/ГРОМАДСКОЕ

Председатель Офиса Национального инвестиционного совета Юлия Ковалив надеется, что доля от приватизации и концессии украинских предприятий в ближайшие годы будет не меньше, чем 20-30% от общих инвестиций в Украину.

Прибыль концессионных предприятий пока прогнозировать не берутся. Но точно знают суммы инвестиций, необходимых на порты «Ольвия» и «Херсон» — до $300 млн. И именно их ждут от нового инвестора.

«Если закон примут в этом году, то первые конкурсы возможны уже в 2019 году. Стоимость сделок зависит от качества подготовки объектов, но точно речь идет о сотнях миллионов долларов», — говорит Ковалив.

Как это работает в мире?

Концессия используется во всем мире. Только в портовой отрасли почти 83% государственно-частных партнерств — это концессия. А в Чили концессионные дороги позволили получить государству $5 млрд за девять лет.

По данным Всемирного банка, в развивающихся странах на долю концессий сейчас приходится до 70% контрактов, которые государство заключает в сфере транспортной инфраструктуры (железные и автомобильные дороги, морские и аэропорты, вокзалы). Сегодня концессионные договоры заключаются в четырех десятках стран.

В Офисе Национального инвестиционного совета приводят пример, на который можно ориентироваться — аэропорт имени Николы Теслы в Белграде, который в этом году взяла в концессию французская корпорация Vinci. Суммарный объем инвестиций составит более 1,3 млрд евро, причем стартовый платеж в государственный бюджет — это 501 млн евро, и еще 878 млн евро — инвестиционные обязательства концессионера или средства, которые Vinci должны вложить в инфраструктуру аэропорта в течение 25 лет. Советником в этой сделке выступала компания Lazard, один из мировых лидеров в сфере финансового консалтинга и управления активами.

Впрочем, не везде концессия срабатывает. В Боливии концессия водоканала привела к росту счетов на $20 при среднем доходе семей в $100. В Мексике концессионные дороги также не стали панацеей и вызвали резкое подорожание стоимости проезда.

К таким результатам привело несколько факторов: слишком короткий срок концессии — 8 лет, непрозрачность условий и управления процессами. Однако во Всемирном банке говорят — чтобы государство успешно завершило концессионный проект, нужно хорошее законодательство, стратегия, распределение рисков и реалистичные расчеты денежных поступлений и расходов. Если новый закон все же примут, это по меньшей мере станет первым условием для успеха.

 

Поделиться: