Числа «73» и «25» надолго закрепятся в общественном дискурсе Украины, им уготована судьба популярных мемов. Уже сейчас для кого-то «25» – это синоним особого, элитного гражданского качества, а для других «73» — неоспоримое доказательство высокой легитимности будущего главы государства, утверждения его в качестве народного президента.

Точные цифры поддержки финалистов президентской гонки немного отличаются: у Владимира Зеленского меньше – 73,24%, у Петра Порошенко больше – 24,44%, так что, строго говоря, у уходящего президента не 25%, но мелочиться, конечно, не стоит. Зато стоит понять, что эти результаты означают для победителя и побежденного.

Вообще-то у Владимира Зеленского ничего больше и нет, кроме этих 73%. В парламенте сидят чужие люди. Кто-то из нынешних народных депутатов с большим удовольствием поддержит инициативы нового главы государства, чтобы укрепить свои шансы на предстоящих выборах в Верховную Раду, но всерьез полагаться на беспринципную парламентскую вольницу, конечно, нельзя, а покупать – никаких денег не хватит. Тем более, что Зеленский обещал покончить с порочными практиками украинской политики.

Как обстоит дело с его партией, «Слуга народа», вообще непонятно, пока это абсолютно виртуальная величина, и что на ее месте материализуется, и как то, что материализуется, выступит на выборах осенью, с какой-то разумной долей уверенности сказать пока невозможно. Даже если все получится наилучшим образом, фракция зайдет большая, союзники, пока тоже неясно какие, поддержат и удастся сформировать свое правительство, до глубокой осени Зеленский остается одинок. Ему только и остается постоянное общение со своей огромной электоральной базой, которая ожидаемо будет сжиматься, поскольку зазор между ожиданиями и их удовлетворением будет оставаться и нарастать.

В то же время какое-то время интерес к новому лидеру будут подогревать необычными для скучной политической традиции пиар-акциями, призванными продемонстрировать новое качество политики. В частности, наверняка будет попытка выстроить коммуникационные платформы, которые создавали бы впечатление постоянной обратной связи президента с народом. Апелляция к народу, крайне недовольному старым политическим классом, – основной рычаг, на который будет давить Зеленский, это его уникальный, но, безусловно, не бесконечный ресурс.

Уже сейчас можно спрогнозировать высокую рейтингозависимость будущего руководства. Взятая планка в «73» будет подстегивать президента всячески удерживать ее на достаточной высоте, падение ниже показателя в «50» и ближе к «30», если речь о личном уровне поддержки, может оказаться психологическим барьером, после которого народный любимец начнет стремительно превращаться во всенародного козла отпущения.

«25» Петра Порошенко еще более ненадежная величина. Ему удалось ее достичь сумасшедшими сверхусилиями, буквально играя на разрыв аорты. Сторонники были мобилизованы по максимуму, некоторых довели по ходу до настоящей истерики. Сейчас среди горячих поклонников Петра Алексеевича популярна идея конвертировать эти «25» в серьезный парламентский результат, при этом Порошенко должен возглавить новую оппозицию. Он и сам об этом заявил. Между тем поддерживать запредельную экзальтацию фанатов невозможно: не говоря о естественных психических пределах, для поддержания соответствующего градуса настроений требуется огромный бюджет, которого просто не будет, его уже нет, поскольку дорогущая кампания окончена.

Позиционирование Петра Порошенко в национал-патриотической нише сталкивает его «Солидарность» перед парламентскими выборами со старожилами – «Свободой», частично с регионально локализованной «Самопомощью», на подходе какой-то проект Святослава Вакарчука, который вряд ли при выраженном общественном запросе на новые лица согласится идти вторым-третьим номером под Петра Алексеевича и постарается собрать свой урожай. Тут же топчутся амбициозные «народные фронтовики», не расставшиеся с мыслью вернуть часть былой популярности. Наверняка попробует силы окрепший Андрей Билецкий. Анатолий Гриценко тоже относительно популярен в традиционной национал-демократической среде. В общем, дай бог из нынешних «25», которые удалось наскрести ко второму туру, сохранить за собой хотя бы половину.

Что касается объединения оппозиции под Порошенко, тут следует помнить о его лидерских особенностях, неспособности к равному партнерству, хорошо известной в политической среде. К тому же, как ни крути, это именно ему массовый избиратель показал красную карточку на президентских выборах, это он умудрился разгромно проиграть «комику». Если отбросить эмоциональную предвыборную накачку, Петр Порошенко весьма проблемный коалиционный актив, с ним легче потерять, чем найти в борьбе за парламентское будущее. У него лично с политическим будущим, на самом деле, большие проблемы. Пока это не так видно, как станет заметно с некоторой временной дистанции после выборов и передачи полномочий новому президенту.

Наблюдаем и дальше за ключевыми цифрами отечественной политики и динамикой их изменения. Президентская гонка приучила нас к тому, что это зрелище многое объясняет и многому учит.

Поделиться: