После парламентских выборов Эстонией, несмотря на победу либеральной Партии реформ, будет управлять партия русскоязычного меньшинства в коалиции с националистами и консерваторами

Мария Епифанова

В марте в Эстонии прошли парламентские выборы, на которых победила либеральная Партия реформ. Однако, как стало известно 15 апреля, правящую коалицию сформирует прорусская Центристская партия вместе с ультраправой партией EKRE. На повестке нового правительства — отказ от квот на прием беженцев, более жесткая миграционная политика. В ЕС каждая страна принимает у себя заранее оговоренное число беженцев. Так, с 2015 года Эстония приняла 206 человек, а на реализацию программы было потрачено около 5 млн евро. При этом Эстония, как и другие балтийские страны, изначально была против участия в программе из-за опасений, в частности, что мигранты будут претендовать на рабочие места эстонцев.

Другой важный вопрос для правительства — перевод всех школ на эстонский язык — пока заморожен.

Как договорились прорусская партия и националисты

На минувших парламентских выборах первое место заняла Партия реформ, Центристская партия, представляющая интересы русскоязычного населения, оказалась на втором месте, а третье досталось националистам из EKRE (Консервативная народная партия Эстонии). Всего в парламент прошли пять партий. Согласно эстонскому законодательству, президент сначала предлагает сформировать правящую коалицию победившей партии, если ей это не удается — второй партии на очереди, и так далее.

Победившей Партии реформ заручиться поддержкой большинства не удалось: вариант правительства, предложенный ими, в понедельник 15 апреля забраковал эстонский парламент. Лидеру партии Кае Каллас в этот раз не суждено стать первой женщиной — премьер-министром в истории Эстонии.

Второй на очереди — лидер центристов Юри Ратас, и у него коалиция уже готова. Формально, эту коалицию из центристов, националистов и консервативной партии «Отечество» еще должен утвердить парламент — это произойдет в конце апреля. Но интриги тут нет — три партии вместе представляют парламентское большинство, поэтому коалиция будет поддержана.

При этом и реформисты, и центристы до выборов заявляли, что не готовы работать с националистами. Сразу после выборов Партия реформ предложила центристам начать переговоры о создании коалиции, что казалось логичным — вдвоем партии имели существенный перевес голосов. Однако переговоры шли недолго: уже через день центристы заявили о непримиримых расхождениях в сфере налоговой политики, и потенциальная коалиция распалась.

А через несколько дней центристы заявили о начале переговоров с EKRE и партией «Отечество» — при таком раскладе они получают большинство в парламенте.

Члены избирательной комиссии подсчитывают бюллетени в день парламентских выборов в Эстонии на избирательном участке в Таллине, 3 марта 2019 года
Фото:

EPA-EFE/VALDA KALNINA

За что не любят EKRE

Многие избиратели — да и некоторые члены — Центристской партии не оценили резкого поворота вправо — навстречу националистам. Новый мэр Таллина Михаил Кылварт осудил начало переговоров — но тем не менее вошел в команду переговорщиков, а еще один член правления партии — Раймонд Кальюлайд — в знак протеста вышел из правления, а после подписания коалиционного договора — вообще из партии.

«В этом договоре я не вижу планов сделать Эстонию могущественнее, — написал политик в своем блоге. — Не вижу я и никаких планов по увеличению доходов, зарплат и пенсий людей. Русскую общину должно обеспокоить отсутствие четких формулировок относительно будущего языка обучения в школах».

Переговоры центристов с EKRE осудило и русскоязычное крыло партии социал-демократов. «Как только EKRE не оскорбляла и не унижала нас, русскоязычных — мы и пятая колонна, и паразитирующие тиблы (так иногда пренебрежительно называют эстонских русских), и дополнительный риск, и раковая опухоль, — говорится в открытом письме социал-демократов центристам. — Складывается впечатление, что эта партия вообще не считает нас за полноценных людей. <…> И вы правда полагаете, что после всего этого найдется хоть один русскоязычный, который поддержит приход этой партии к власти? Очень не хочется в это верить».

Впрочем, руководство EKRE резко в своих оценках не только в отношении русскоязычных. Так, волну протестов вызвало недавнее высказывание зампредседателя партии Мартина Хельме: он заявил, что в стране с отрицательной рождаемостью бесплатные аборты должны быть запрещены, а врачей-гинекологов обвинил в нарушении клятвы Гиппократа за то, что они «ежегодно убивают четыре с половиной тысячи детей до появления на свет».

Через несколько дней Хельме снова отличился: попросил Эстонское общественное телевидение убрать из эфира и наказать нескольких журналистов, которые, по его мнению, предвзято и критично освещали деятельность EKRE.

В обоих случаях глава Центристской партии Юри Ратас публично извинился за потенциального партнера по коалиции.

Голосование на участке во время парламентских выборов в Эстонии, 3 марта 2019 года
Фото:

EPA

«Общая Эстония» или «Эстонская Эстония»

Через несколько дней после начала переговоров центристов с националистами в Facebook была создана группа «Общая Эстония», сейчас на нее подписаны более 28 тысяч человек, а группа переросла в общественное движение. «Общая Эстония выступает за достойную, богатую возможностями Эстонию, где главенствуют взаимное уважение и забота о людях», — говорится на главной странице сайта нового движения. Логотип движения — черное асимметричное сердечко — многие стали ставить на аватарки. И хотя «Общая Эстония» нигде не заявляла, что новое движение зародилось в пику коалиции с националистами, последние восприняли это именно так — и в ответ запустили свой флешмоб: стали публиковать сердечко в цветах эстонского флага с хэштегом «эстонская Эстония». «Если бы хозяин или хозяйка поставили на порог своего дома красивую табличку «Общий дом», то он бы автоматически был бы открыт для всех — независимо от личности пришедшего и от его намерений. Мой дом — это не общий дом, это мой дом. И я выбираю, кого я пустил в двери», — объяснил в Facebook позицию партии депутат парламента от EKRE Яак Мадиссон.

Партия «Эстония 200» запустила провокационную рекламу, чтобы поднять вопрос этнической сегрегации. Но кампанию не оценили, партия в парламент не попала, март 2019
Фото:

Margarita Källo (Facebook)

Расплывчатый договор: русские школы под вопросом

Пока Партия реформ договаривалась с социал-демократами — единственной партией, оставшейся не у дел, — о формировании правительства меньшинства, центристы, националисты и консерваторы завершили переговоры, поделили министерские портфели и заключили коалиционный договор. Это 36-страниный документ, который удивляет, прежде всего, свое невнятностью.

«Коалиционный договор очень общий, — говорит эстонский политолог Пеэтер Тайм. — Единственный пункт, который расписан детально, — пенсионная реформа (речь о разделении пенсионных накоплений на две части, одну их которых правительство сможет использовать самостоятельно — ред.). А в остальном, я не понимаю, как именно мы будем жить в ближайшие четыре года». 

Все это вызывает вопросы относительно жизнеспособности будущей коалиции. «Вот, например, последний мини-скандал, — вспоминает Пеэтер Тайм. — В коалиционном договоре написано: «Чтобы прекратить утечку денег в Латвию (из-за более низкой стоимости бензина и спиртного в соседней стране — ред.), мы собираемся начать снижение акциза на алкоголь и на топливо». На следующий день будущий министр экономики говорит — нет, снижения акциза не будет. То есть, споры уже пошли».

Не прописано в договоре и будущее школ русскоязычных нацменьшинств, вокруг которых идут большие споры: оставлять их, как, например, в Литве, или постепенно переводить все школы на национальный язык, как это запланировано в соседней Латвии. Сейчас в Эстонии работают около 580 школ, из них 74 школы с русским языком обучения — в них учатся порядка 26% всех школьников. Центристы, будучи партией русскоязычного меньшинства, естественно, шли на выборы с лозунгом о защите русских школ. EKRE и консервативная партия «Отчество» в своих программах говорили о необходимости русские школы перевести на эстонский. Что будет в итоге — непонятно.

Но очевидно, что Центристской партии эта коалиция дорогоа обойдется. Поддержка партии русскоязычными жителями Эстонии уже упала с 67% в феврале до 47% в конце марта. «Как-никак, они их предали, — считает политолог Пеэтер Тайм. — Многие русские обижены. Насколько сильно — мы увидим через два года, на муниципальных выборах».

Поделиться: