Александра Чернова, Элона Немцева

От домашнего насилия в Украине только по официальным данным страдают сотни тысяч человек. В то же время лишь 10% пострадавших обращаются за помощью. Ведь многие считают такие отношения «нормальными».

До сих пор у полиции было недостаточно полномочий для борьбы с такими правонарушениями. Однако закон «О предотвращении и противодействии домашнему насилию», подписанный президентом в начале января, призван все изменить.

О новом законе Громадское расспросило президента международного женского правозащитного центра «Ла Страда — Украина» Екатерину Левченко.

Президент международного женского правозащитного центра «Ла Страда — Украина» Екатерина Левченко во время интервью в студии Громадского. Фото: Анна Цигима / Громадское

Презентуя закон «О предотвращении и противодействии домашнему насилию», депутаты озвучивали цифру — более 3 миллионов детей в Украине ежегодно наблюдают за насилием в семье. Как вы считаете, в чем причина такой статистики?

Три миллиона детей, которые страдают от домашнего насилия, будучи свидетелями — это не статистические данные, а социологические. На самом деле таких детей и взрослых значительно больше, чем обращений, зарегистрированных Национальной полицией Украины.

По официальным данным, полиция за год регистрирует более 100 тысяч обращений по факту насилия в семье. Но в правоохранительные органы обращаются не более 10% пострадавших от насилия.


Украина следует международным стандартам. Ребенок, который является свидетелем насилия в семье, считается пострадавшим. Итак, если взять данные полиции и учесть, что в семье один ребенок или несколько детей, отсюда и цифра — более трех миллионов.

Изменения в кодексах заработают через год. Это время отводится правоохранителям для того, чтобы они изучили новые нормы и требования

Относительно нововведений. Приняли два закона. Первый — «О предотвращении и противодействии домашнему насилию», — рамочный. Он дает определение домашнего насилия, устанавливает субъекты, которые должны работать в этой сфере, их обязательства и функции, а также говорит о правах пострадавших и специальных мерах, которые государство должно предпринимать для прекращения насилия в семьях.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Они лезли целоваться в щеку, но как бы нечаянно попадали в губы | Тест

Второй закон — это изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины, принят Верховной Радой в декабре 2017 года, и подписан президентом в январе этого года.

Первый закон уже вступил в силу, а изменения в кодексы заработают через год. За это время правоохранители должны изучить новые нормы и требования. Через год они будут документировать домашнее насилие уже не как административное нарушение, а как уголовное преступление.

Также этот год нужен, чтобы подготовились к изменениям судьи и прокуроры.

Президент международного женского правозащитного центра «Ла Страда — Украина» Екатерина Левченко во время интервью в студии Громадского Фото: Анна Цигима / Громадское

Правда, что большинство женщин не обращаются в полицию, даже не понимая, что стали жертвами домашнего насилия. То есть не умеют его идентифицировать?

Каждую ссору в семье нельзя оценивать, как домашнее насилие. В то же время нельзя все сводить только к семейным ссорам. Те, кто обращается на горячую линию нашей организации, рассказывают страшные истории, которые с ними случаются, а когда консультанты говорят, да, это насилие, — они отвечают: ну нет, почему это?

Так происходит, потому что очень много людей считают подобные отношения «нормальными» — такие были в семье родителей, и у деда с бабушкой, и у соседей.

То, что насилие, согласно новому законодательству, является преступлением, многие не понимают. Поэтому советую в таких случаях обращаться на национальную «горячую линию», где можно получить юридические и психологические консультации.

Очень важно, чтобы не только социальные работники, и правоохранители умели идентифицировать насилие, но и сами граждане.

Экономическое насилие люди идентифицируют хуже. Многие думают, что такого вида не существует

И тут на помощь приходит закон «О предотвращении и противодействии домашнему насилию», он четко определяет как домашнее насилие в целом, так и четыре его вида: психологическое, физическое, сексуальное и экономическое.

Экономическое насилие люди идентифицируют хуже. Многие думают, что такого вида не существует. Но именно от экономического насилия чаще всего страдают люди старшего возраста. И не от партнеров, а от детей или внуков, с которыми живут вместе. Дети могут забирать пенсию, когда нет других средств к существованию.

Или когда человек по состоянию здоровья не может удовлетворять собственные потребности, а другие члены семьи не удовлетворяют их в полном объеме.

От экономического насилия страдают и молодые женщины. Обращений, когда муж не позволяет работать, у нас немало.

ЧТО ИЗМЕНИТ ЗАКОН:

— Впервые четко определено понятие насилия, теперь его будет легче идентифицировать.

— Ответственность за домашнее насилие будут нести не только официально зарегистрированные супруги, но и бывшие супруги, проживающие вместе, а также братья, двоюродные сестры и дальние родственники.

— Расширяется круг институтов и учреждений, ответственных за предупреждение и противодействие домашнему насилию. Отныне это учреждения образования и здравоохранения, суды, органы прокуратуры, центры бесплатной правовой помощи, уполномоченные органы по вопросам пробации.

— Расширяются полномочия Национальной полиции, сотрудники которой смогут проникать в место жительства, если имеются сведения, что там совершается насилие.

— Временный или полный судовой запрет приближаться к жертве, или другие запреты, чтобы не допустить повторного насилия. Раньше полицейские могли лишь на несколько часов забрать обидчика из семьи, выписать административный протокол и вернуть в семью.

— Вводятся штрафы за совершение насилия в семье.

— Создается Единый государственный реестр случаев домашнего насилия.

В каких положениях закона вы сомневаетесь?

Мы сомнения в целесообразности, полезности и необходимости для пострадавших создания Единого государственного реестра случаев домашнего насилия и насилия по признаку пола. В него вносится вся информация о случае с позиции пострадавшего лица и обидчика, и лица, сообщившего о факте преступления.

В законе сказано, что реестр является конфиденциальным, но, учитывая то, как у нас легко добраться до баз данных, у нас есть большие сомнения относительно этой конфиденциальности.

Особенно это касается маленьких городов, районных центров, сельской местности, где все друг друга знают, а доступ к реестру будут иметь много людей.

Также мы негативно относимся к странному шагу назад, который сделала Верховная Рада, вернув административные взыскания в виде штрафов за совершение насилия в семье. В феврале 2016 года, то есть два года назад, эти штрафы отменили, а теперь к ним вернулись снова.

Президент международного женского правозащитного центра «Ла Страда — Украина» Екатерина Левченко во время интервью в студии Громадского Фото: Анна Цигима / Громадское

Когда мы слышим о домашнем насилии, то представляем женщину, которая страдает от своего мужа. А знаете ли вы примеры, когда наоборот обидчик — женщина?

Не случайно Стамбульская конвенция называется «Конвенция Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия и борьбе с этими явлениями».

Большинство взрослых пострадавших все же женщины. Согласно исследованиям в разных странах — это почти 90%.

Бывают случаи, когда мужчины жаловались на насилие со стороны жены, но они единичны

Впрочем, домашнее насилие касается не только их. Страдать могут дети, пожилые люди, или же мужчины. Я могу говорить о случаях, которые известны с горячей линии. В основном обращаются мужчины старшего возраста, которых притесняют дети или внуки. Были случаи, когда мужчины жаловались на насилие со стороны жены, но они единичны.

Я понимаю, что мужчинам обращаться сложнее, потому что в обществе бытует мнение, что для женщин это «нормально» — страдать от насилия. Для мужчины же это неприемлемо, мол, он «свою бабу боится, подкаблучник». Часто обращаются мужчины, которые являются свидетелями насилия в отношении сестер, родственниц, соседок.

Звонят даже те, кто сам совершает насилие, но хочет измениться. И это нужно приветствовать, если есть желание изменить поведение — это хорошо, это должно учитываться государственными органами, чтобы обеспечить коррекционные программы для наших граждан.

Поделиться: