В России официально стартовала президентская кампания. Выборы состоятся 18 марта —  в день аннексии Крыма. О своем намерении участвовать в них уже заявили действующий глава государства Владимир Путин, оппозиционер Алексей Навальный и журналистка Ксения Собчак. Чего ждать от предвыборной кампании, каким может быть четвертый срок Путина, Громадское обсудило с политологом Александром Морозовым.

Одна из главных интриг этой кампании — допустят ли до выборов Алексея Навального. Как вам кажется, чем закончится эта история?

Уже не может быть сомнений, что Навального не зарегистрируют, поскольку Владимир Путин на пресс-конференции совершенно определенно сказал, что участие Навального недопустимо в публичной политике. Поэтому никто уже не ожидает, что он будет зарегистрирован. Это означает, что нас ждет большой сюжет с бойкотом, к которому призовет Навальный своих сторонников.  

Алексей Навальный на митинге в Калининграде. Фото: navalny.com

К какому именно бойкоту призовет Алексей Навальный?

Пока сценарий бойкота не ясен. Мы знаем только, что ближайший соратник Навального, Владимир Ашурков, выступая в Вильнюсе, сказал, что план действий на случай нерегистрации Навального у них имеется, но они его не оглашают до тех пор, пока не станет ясно, что сам факт нерегистрации состоялся.

Здесь трудно обсуждать, забегая вперед, потому что Навальный и его штаб очень креативны. И какую форму они выберут, чтобы привлечь внимание к тому, что ему не дают участвовать в выборах — это нельзя сейчас предсказать.

Какую роль в этой кампании играет Ксения Собчак?

Ксения Собчак играет двойственную, противоречивую, но интересную роль. Понятно, что есть  мнение многих будущих избирателей, что Ксения Собчак — агент Кремля. Другое мнение, что за ней стоят какие-то системные либералы. Третье, что она — спойлер Навального. Четвертое, что она призвана обесценить идею «против всех». И так далее, и так далее... Как всегда, выдвигается очень много конспирологических идей, но ни у кого нет никаких надежных точных данных. При этом у нее очень сильный негативный рейтинг, то есть ее избиратель в своей массе не любит. Это подтверждают данные социологических опросов.

Но при этом ее кампания довольно интересна. Во-первых, она обращается к какому-то неизвестному избирателю, к людям, которые выросли при Путине. И во-вторых, она говорит довольно важные вещи. То, что она говорит, никак не отличается от того, что в последние три года писалось самыми радикальными либеральными публицистами в России.

Она говорит о необходимости сменяемости власти. Она требует допуска Навального на выборы. Она подчеркивает, что при сохранении Путина у власти у страны нет никакого будущего — ни в ближайшие шесть лет, ни тем более в более дальней перспективе.

Таким образом она в публичной сфере для новых аудиторий, для молодых аудиторий, которые возможно никогда и не читали ни статей Илларионова, ни статей Пионтковского и многих других уважаемых публицистов, критикующих путинский режим. Она для этой аудитории произносит слова, которые эта аудитория еще не слышала. Это довольно интересная ситуация.

Ксения Собчак на открытии штаба в Екатеринбурге. Фото: sobchakprotivvseh.ru

Почему, как вам кажется, Ксении Собчак разрешили поднимать вопросы Крыма, войны на Донбассе, которые раньше не звучали на российском телевидении в таком контексте?

Кампания Собчак имеет несколько выгод для разных сторон, условно говоря. И для Кремля, Администрации президента есть определенная выгода в том, что через Собчак таким образом произойдет социологический замер, а сколько вообще людей не одобряют аннексию Крыма в России? Сколько людей жестко выступает за сменяемость власти? Сейчас никто не доверяет опросам, а они показывают, что таких людей примерно 7 % в России.

Кампания Собчак позволит посмотреть, сколько их на самом деле, и показать, что такой процент не представляет никакой угрозы для Путина.

Второй момент, почему Собчак «разрешают» это говорить, заключается в том, что ей этого не разрешают. Я имею в виду, что она самостоятельно прощупывает повестку дня — что можно сказать, а что нет. Идет в связи с этим на некоторый риск. Посмотрим, что из этого выйдет. Потому что она сделала одно заявление по Крыму, дальше она эту линию не продолжает. Если посмотреть ее последние выступления, то она в первую очередь сосредоточена на теме сменяемости власти, ухода Путина и на теме Навального.

Регионам поставлена задача «70/70» — 70 % явка, 70 % — за Путина. Как мы помним, на прошлых президентских выборах, в 2012 году, явка была 65 %. Зачем нужна установка на повышение явки? Удастся ли этого добиться?

Политологи правильно писали, что Кремль начал «засушивать» явку на предыдущих выборах — она падала, падала. А низкая явка свидетельствует о том, что значительная часть населения не хотят голосовать, верят в результаты выборов.

Надо подчеркнуть, что на явку влияют не кандидаты.

Многие сейчас пишут, что Собчак выдвинута, чтобы повысить явку — нет, на явку она не повлияет.

На явку влияют такие вещи, как открытие детских комнат на избирательных участках, открытие столовых, проведение лотерей, одновременное проведение региональных или местных референдумов... Кремлем уже объявлено, что это все будет. И уже некоторые регионы приняли решение о параллельном проведении референдумов в один день с выборами. Конечно, референдумы могут вызвать интерес, если надо голосовать по поводу мусоросжигательного завода или строительства нового моста, а такие вещи затрагивают жителей крупных городов гораздо больше, чем выборы. И, конечно, они придут на избирательные участки. Кремль работает в этом направлении.

Большая пресс-конференция Владимира Путина. Фото: kremlin.ru

У Путина проблема не в том, что за него проголосуют мало, а наоборот, обратная проблема — что за Путина проголосуют очень много, рейтинг его высок. И если учесть, что очень сильно упали рейтинги Жириновского, Зюганова, то есть коммунистов, ЛДПР, а Явлинский, Собчак, Миронов и Титов могут рассчитывать на 1 — 1,5 %, то получается тяжелая картина, при которой Путин может получить 85 %. А желательная, приличная цифра — 68-73 %.

Тем не менее, нет никаких оснований полагать, что применительно к крупным городам Кремлю удастся добиться высокой явки. Общее мнение наблюдателей последних лет — крупные города, города миллионники располагают большим количеством населения, свободного от корпоративных обязательств — это люди, которые не зависят от приказов начальства, чтобы прийти к избирательным урнам — и эти люди не хотят голосовать на фальшивых выборах.

Третий срок Путина завершается делом Серебренникова, делом Улюкаева, нападками на культуру. Как вам кажется, о чем это может свидетельствовать?

Весь третий срок Путина — это непрерывное, последовательное движение.

Так называемая посткрымская Россия погружается в не просто консервативный, а откровенно мракобесную атмосферу, в которой все большую и большую роль играют спецслужбы, и гражданские люди, которые выступают на таких же позициях.

Это даже не охранительство, а то просто какой-то разнузданный мрак.

Дело Серебренникова очень логично на этом сроке возникло. Оно было подготовлено и шло к этому еще начиная с Pussy Riot.  Одновременно разгон Европейского университета, явная ревизия истории в пользу такой монархической позиции. Выставки сейчас по всей стране проходят, организованные епископом Тихоном Шавкуновым.

Режиссер Кирилл Серебренников в суде. Фото: EPA

Мне кажется, что объяснение очень простое. Путин на своем этом третьем сроке, который заканчивается, опирается и конструирует для себя совершенно определенную аудиторию — он превращает граждан России из сложного и многосоставного общества в такую единую телеаудиторию, которая дружно кричит либо «да», либо «нет», избегая сложного понимания реальности.

Каким будет четвертый срок Владимира Путина? Что изменится в его политике?

По тому, что мы видим сейчас, по тем словам, которые Путин говорит в первых своих предвыборных выступлениях видно, что четвертый срок будет по риторике своей будет напоминать партийный застой. При этом надо сказать, что есть два момента, которые будут его определять вне зависимости от того, какие формы интриги будут предлагать политические журналисты и эксперты, пытаясь придать ему новизну и остроту.

Там есть два фактора.

Первый фундаментальный фактор — конфликт России с США, конфликт Кремля с Вашингтоном. Он находится еще не на пике, потому что нас ждет еще Russiagate по окончании расследования в США.

И сейчас уже ясно, что это будет определять ситуацию надолго. Потому что Кремль поссорился не только с республиканцами, трампистами и демократами, он и в целом явно вошел в очень глубокий и тяжелый клинч со всей американской политикой в целом. То, что случилось на выборах в США, Вашингтон не забудет долго, и это фундаментальный фактор.

Путин и Трамп в кулуарах 25-го саммита форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество». Фото: kremlin.ru

Второй фактор фундаментальный — весь третий срок Путин проводил реформу и модернизацию армии. И хотя, может быть, он сам и не готовится к мировой войне и не является ее инициатором, но его советники, которые публиковали все это время доклады о том, что грядет новая мировая война — победили с этой идей в Кремле. Они там все помешаны на этом, и они готовятся к этой воображаемой войне 2025 года. Поэтому милитаризация на этом четвертом сроке тоже неизбежна.

Что касается политической риторики, то по выступлениям Путина видно, что это будет такая демагогия под названием «Наши мечты и свершения». Старшее поколение хорошо помнит эту риторику по 70-м — началу 80-х годов.

Как выборы повлияют на ситуацию на Донбассе? Изменится ли политика России в отношении Донбасса?

Не видно, как она могут измениться, никаких инструментов для этого нет. Очевидно, что Минские соглашения зашли в тупик. Обострение отношений между Россией и США тоже блокирует здесь поиски каких-то разумных решений. Длительный период нового срока Путина Донбасс будет в подвешенном состоянии — в том, в котором он находится сегодня.

Поделиться: