Ольга Токарюк, Киев  — Брюссель

24 ноября в Брюсселе состоялся саммит Восточного партнерства — инициативы ЕС, в которой принимают участие Украина, Молдова, Грузия, Азербайджан, Армения и Беларусь.

Несмотря на участие в одном и том же проекте, эти шесть стран демонстрируют разную готовность к сотрудничеству с ЕС в силу своих внутренних особенностей. В одних реформы, пусть и со скрипом, но идут, в других демократические ценности зачастую оказываются под угрозой.

Как проходил саммит, и что ждет Восточное партнерство в будущем — в репортаже Громадского.

Приглашение и колебания

Впервые в истории саммитов Восточного партнерства участие приняли представители всех шести стран-его участниц — включая Беларусь, которая ранее отсутствовала.

Бельгийские силовики в день саммита работали в усиленном режиме (на фото — полицейский кордон у входа в здание Европейского Совета, Брюссель, Бельгия, 24 ноября 2017) Фото: Анна Цигима / Громадское

Восточное партнерство было основано в 2009 году с целью создания пояса стабильности и благосостояния вокруг Евросоюза. С тех пор и в странах-соседях, и в их взаимоотношениях с ЕС произошло немало изменений. Украина, Грузия и Молдова получили безвизовый режим и подписали Соглашения об ассоциации и свободной торговле с ЕС, а пропасть между ними и Азербайджаном, Арменией и Беларусью, не имеющих европейских амбиций, углубилась.

За несколько дней до саммита, который проходит уже в пятый раз, но впервые в столице ЕС, было непонятно — кто же из лидеров стран Восточного партнерства приедет в Брюссель.

Впервые был приглашен президент Беларуси Александр Лукашенко, — после Минских переговоров он перестал быть нежелательной персоной в Европе. Впрочем, за три дня до саммита стало известно — Лукашенко в Брюссель не поедет, зато туда отправился министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей.

Эта рокировка не помешала белорусским активистам устроить акцию протеста. Акция вышла не многолюдной: в европейском квартале Брюсселя против Лукашенко выступили с десяток людей с бело-красными альтернативными флагами Беларуси и плакатом «Вместе и навсегда», на котором вместе с флагом Беларуси был и украинский. «Нас возмущает сам факт приглашения Лукашенко, — рассказал Громадскому Денис Казакевич, который раздавал прохожим в центре города листовки с текстом о «кремлевской марионетке» Лукашенко. — Это противоречит ценностям ЕС. Таким образом мы посылаем месседж европейским чиновникам: что вы, ребята, делаете? Мы не забыли, что Лукашенко — страшный преступник».

Акция протеста против политики Лукашенко и Путина, организованная белорусскими активистами перед началом саммита в Брюсселе, 23 ноября 2017 Фото: Анна Цигима / Громадское

Молдавский президент Игорь Додон, известный своей пророссийской позицией, также решил на саммит в Брюссель не ехать. Кишинев представлял премьер-министр Павел Филип.

Взаимоотношения Молдовы и ЕС переживают не лучшие времена — в октябре Евросоюз отказался предоставить Молдове 280 млн евро, предусмотренных для проведения реформы юстиции. Еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства Йоханнес Хан накануне саммита возразил, что в отношениях Молдовы и ЕС наступил кризис, однако подчеркнул — деньги забрали, потому что Кишинев не выполнил своих обещаний.

«Наш вклад следует рассматривать как инвестицию, а инвестор ожидает получить что-то взамен, — сказал Хан. — Если в определенной сфере обязательства не были соблюдены, мы не можем за это платить. Сейчас я говорю о реформе юстиции — власть Молдовы согласилась провести ее еще в 2014-2015 годах, но с тех пор ничего не изменилось».

Еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства Йоханнес Хан (справа) во время встречи с журналистами накануне саммита, Брюссель, Бельгия, 23 ноября 2017 Фото: Анна Цигима / Громадское

Приезд на саммит Восточного партнерства украинского лидера Петра Порошенко, как сообщали СМИ, тоже был под вопросом — хотя сам президент эту информацию впоследствии опроверг. Сомнения у украинской стороны, якобы, вызвали слишком общие формулировки первой версии финальной декларации саммита — в частности, отсутствие в ней упоминания о российской агрессии. Переговоры с участием украинских дипломатов о тексте декларации велись до конца форума. Впрочем, Порошенко в Брюссель, таки, приехал.

Украинский президент Петр Порошенко (в центре) коротко пообщался с журналистами в коридоре, Брюссель, Бельгия, 24 ноября 2017 Фото: Анна Цигима / Громадское

Конфликтные формулировки

Пункт номер 6 декларации, касающийся мирного разрешения конфликтов, вызвал наибольшие разногласия. Дебаты по нему продолжались далеко за полночь накануне саммита и утром в день его проведения.

В начальной версии содержались всего два общих предложения с призывом к мирному разрешению конфликтов. В конце концов в финальной версии появились еще два — со словами об обеспокоенности за постоянные нарушения международного права в регионе и участие ЕС в решении конфликтов, в том числе, благодаря возможности присутствия в «поле». Последнее президент Украины Петр Порошенко в общении с журналистами после саммита интерпретировал как «объединение ЕС вокруг украинской миротворческой миссии на Донбассе». На самом деле в тексте декларации слова «Донбасс», «Крым» и «Россия» отсутствуют.

На пресс-конференции по итогам саммита президент Европейского Совета Дональд Туск постарался это компенсировать. Он вспомнил о гибели на Донбассе пяти украинских военных, которая случилась как раз в канун встречи, а также заявил об осуждении Евросоюзом российской агрессии и о том, что ЕС никогда не признает аннексию Крыма.

Президент Украины Петр Порошенко (слева) и президент Европейского Совета Дональд Туск (в центре) после совместной встречи накануне саммита, Брюссель, Бельгия, 23 ноября 2017 Фото: European Union

Еще один противоречивый для Украины пункт финальной декларации саммита был пролоббирован Венгрией — и является следствием конфликта вокруг языкового пункта украинского закона об образовании. В нем содержится призыв «уважать уже существующие права национальных меньшинств» и принимать во внимание рекомендации Совета Европы при реформировании законодательства.

Именно Венгрия жестко выступила против нового украинского закона об образовании и даже пригрозила заблокировать европейскую интеграцию Украины, вместе с ней на саммите этот вопрос подняла и Румыния.

Президент страны Клаус Йоханнис рассказал Громадскому, что эта тема стала главной в его переговорах с Петром Порошенко. По словам румынского президента, Порошенко пообещал, что Украина выполнит пожелания Венецианской комиссии относительно закона, которые должны пройти в ближайшее время. «Я попросил президента Порошенко, и он согласился с тем, что любые дальнейшие изменения в этот закон будут внесены только после двусторонних консультаций с румынскими властями и представителями румынского меньшинства в Украине», — сказал Йоханнис.

Президент Румынии Йоханнис (в центре) перед началом саммита, Брюссель, Бельгия, 24 ноября 2017 Фото: European Union

Итоговая декларация саммита — это «самый низкий общий знаменатель», компромисс, на который согласились все участники. Этого не скрывают лидеры ЕС. «Знаю, что в Украине было много споров, — говорит Катарина Матернова, заместитель руководителя Генерального директората Еврокомиссии по вопросам европейской политики соседства и переговоров о вступлении. — Это декларация для многостороннего формата, 28 + 6, то есть в ней содержатся только базовые вещи. Глубина двусторонних отношений с Украиной в ней не отражена».

Две скорости Восточного партнерства

Основной результат и самый важный пункт итоговой декларации саммита Восточного партнерства — поддержка европейских стремлений и европейского выбора стран-участниц. Впрочем, о перспективе членства в ЕС речь не идет, что вызывает недовольство тех стран, которые этого хотят. У Грузии, Украины и Молдовы уже есть безвизовый режим и Соглашения об ассоциации и свободной торговле с ЕС. Они хотели бы углубления сотрудничества. Это отличает их от другой группы стран Восточного партнерства — Армении, Азербайджана и Беларуси, чьи амбиции намного меньше. Соглашение, которое подписала на саммите Армения — о всестороннем сотрудничестве с ЕС — гораздо скромнее, чем соглашение об ассоциации, которое Ереван отказался подписывать в 2013-м под давлением России.

Президент Армении Серж Саргсян (в центре) перед началом саммита, Брюссель, Бельгия, 24 ноября 2017 Фото: European Union

Внутри Евросоюза все чаще говорят о «Европе двух скоростей» — Западной и Восточной, которая реформируется медленнее и где демократия снова оказывается под угрозой. Подобное можно сказать и о Восточном партнерстве: там углубляется пропасть между Украиной, Грузией и Молдовой — с одной стороны, и Арменией, Азербайджаном и Беларусью — с другой.

В разных комнатах

Президент Молдовы Игорь Додон заявил о разочаровании итогами саммита. В заявлении на сайте президента написано: «Разочарование европейцев Кишиневом давно стало хроническим, а шансы Молдовы на вступление в ЕС в ближайшие десятилетия практически равны нулю». Он не преминул возможности упрекнуть проевропейские партии в том, что они использовали риторику о вступлении в ЕС для коррупционных действий и разрушения отношений с Россией.

«Я не думаю, что есть смысл для всех шестерых государств быть вместе в этом формате. Восточное партнерство должно быть разделено на две части, в индивидуальном порядке, — считает корреспондент «Радио Свобода» Рикард Йозвяк, который работает в Брюсселе уже более 10 лет. — Никогда не слышал ни от кого конкретных причин, почему мы условно должны держать Азербайджан и Украину «в одной комнате». Что у них общего? Общее у них только то, что они обе были советскими республиками до 1991 года». По мнению журналиста, есть смысл заменить встречи Восточного партнерства на саммиты ассоциированных стран-партнеров — Украины, Грузии и Молдовы — с целью получения ими в будущем полноценного статуса члена Европейского союза.

О необходимости реформировать Восточное партнерство свидетельствует и недавняя резолюция Европарламента — в ней содержится призыв открыть Украине, Грузии и Молдове возможность присоединиться к таможенному, энергетическому и цифровому союза с ЕС и даже к Шенгенской зоне. Об этой инициативе под названием «Восточное партнерство плюс» в финальной декларации брюссельского саммита — ни слова.

Впрочем, о том, что Евросоюз согласился изучить возможность такого сближения со странами-чемпионами Восточного партнерства, после саммита заявили и президент Украины Петр Порошенко, и президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Вполне возможно, что следующий саммит за два года состоится уже в совершенно другом формате.

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей перед началом саммита, Брюссель, Бельгия, 24 ноября 2017 Фото: Анна Цигима / Громадское

Место работы журналистов, освещавших события саммита Восточного партнерства, Брюссель, Бельгия, 24 ноября 2017 Фото: Анна Цигима / Громадское

Читайте также этот материал на украинском языке

Поделиться: