16 мая президент Украины Петр Порошенко подписал указ, который предусматривает, в частности, блокирование доступа к соцсетям «ВКонтакте» и «Одноклассники».

В эфире Громадского российский журналист, автор книги “Битва за Рунет” Ирина Бороган рассказала, как подобные запреты вводились в России насколько этот опыт успешен.

 

Насколько возможно это всё заблокировать? Что для этого нужно?

Поскольку у нас в России блокировки разных сервисов в интернете, а, по правде говоря, интернет-цензура и фильтры действуют с 2012-го года, — мы можем говорить о “результатах”, которые принесли эти блокировки. Результатов они не принесли никаких. Кроме того, что специалисты Роскомнадзора постоянно загружают провайдеров тем, что они должны осуществлять блокировки. И для интернет-провайдеров, и для хостинг-провайдеров это довольно большая задача. Результата нет никакого, кроме одного: повышение интернет-грамотности населения, потому что на запрещенные сайты люди ходили, ходят и будут ходить. Для этого они используют очень простые средства обхода блокировок. Их масса, начиная от прокси-сервера ТОР, заканчивая любыми платными и бесплатными VPN-ами. А кто не может этого сделать, тот пользуется простейшими средствами по обходу блокировок типа “красной кнопки Навального”, которую придумали российские активисты несколько лет назад, чтобы получить доступ к тогда еще запрещенному блогу Алексея Навального.

У вас есть структура — Роскомнадзор, которая занимается этой работой в интернете. Как она работает? Мы сейчас не понимаем, как можно запретить что-то в Украине, не имея таких организаций.

Это такое цензурное ведомство, и там есть часть, которая занимается исключительно интернет-цензурой. Они собирают заявки на ту информацию, которую нужно заблокировать, от разных ведомств, организаций и граждан. Начинали с борьбы с суицидами (что тоже довольно смешно) и порнографией, которая может навредить детям. Но очень быстро пришли к тому, что начали блокировать политические ресурсы “за экстремизм”. Это очень широкое понятие по российскому законодательству. Любой оппозиционный сайт и неугодное СМИ может попасть под это определение. Роскомндазор составляет черные списки на блокировку сайтов, потом рассылает их по интернет-провайдерам, и те ставят их на блокировку. Если вы зайдёте со своего домашнего провайдера или с места, где вы работаете, на этот сайт, вы не получите доступ, а получите заглушку, где написано "доступ к этому сайту ограничен в соответствии с законодательством РФ". Но потом вы возьмёте vpn или Тор и спокойно будете смотреть то, что хотели.

Один из аргументов украинских властей, в частности президента Порошенко, который подписал этот указ, что российские соцсети, — это место, где огромное количество российской пропаганды. Это действительно там есть, это инструмент влияния, но говорят также, что Кремль влияет на эти онлайн-компании, они во многом связаны с российской властью. В этом перечне есть многие: Яндекс, “Лаборатория Касперского”, программа 1С. Но насколько эти компании контролируются Россией?

В том-то и смысл социальных сетей, что, являясь американскими, интернациональными или российскими компаниями, они неподконтрольны никому. Такую ошибку сделало российское правительство, когда выгнало Павла Дурова и поставило под свой контроль Вконтакте. Но никакого контроля не получилось, потому что их принцип — это непонимание сути соцсетей. Она заключается в том, что бесконечное количество акторов — а в данном случае речь идёт о десятках миллионов людей — могут размещать, расшаривать информацию, обмениваться информацией, какой захотят, и никакие блокировки с этим не справятся. Количество людей бесконечно, а никакого единого начальства у них нет. По мысли Кремля, социальную сеть «Вконтакте» можно было подчинить, поставив во главе подконтрольного себе человека. Например, как у нас российское телевидение ВГТРК контролирует Добродеев, так же для того, чтобы получить контроль над «Вконтакте», изгнали его создателя Павла Дурова и поставили на его место сына Добродеева, который на тот момент стал исполняющим обязанности генерального директора «Вконтакте». Ну и что получилось? Начался конфликт в Украине, российские власти отрицали до самого последнего момента и до сих пор отрицают присутствие российской армии на украинской территории. И у них была версия довольно правдоподобная, которую никто не опровергал, пока сами же солдаты не стали постить фотографии, что они находятся на территории Украины, сообщать места своего нахождения, свои имена, звания, иногда даже названия подразделений. Вся эта информация всплыла, была проверена. Еще в 2014 году это стало первым доказательством, что российская армия присутствует на территории Украины. Так что бороться с социальными сетями – это глупо, неумно, это работает против свободы распространения информации, а главное — это не приведет совершенно ни к какому результату. И пример — социальная сеть «Вконтакте», которая полностью сотрудничает с российскими властями, контролируется российскими олигархами, принадлежит им и внесена во все реестры, пытается исполнять российское законодательство и блокировать там все что попросят, но все же это площадка для свободного распространения информации. Подавить это сверху нельзя, потому что это против природы интернета и против природы социальных сетей. Эту мысль нужно донести до украинского руководства, как мы пытаемся донести то же самое до руководства Кремля.

Но я все равно уточню: очень много информации о том, что тот или иной месседжер каким-то образом подконтролен. “Одноклассники” кому-то, есть Яндекс, есть Телеграм. Насколько это действительно так? Насколько глубоко российское государство вошло в эти социальные платформы?

Те сервисы, которые обозначены в этом указе, принадлежат российским бизнесменам. Российский бизнес всегда сотрудничает с властью, у нас по-другому невозможно в стране. Но при этом нельзя употреблять слово “подконтрольный”, потому что природа социальной сети такая, что она не может быть никому подконтрольной. Все авторы могут свободно общаться друг с другом. И сил этих контролирующих органов не хватает на то, чтобы блокировать каждого отдельного пользователя. Каждого отдельно, конечно, можно, но всех вместе – невозможно. Примеры очень простые: у нас 26 марта в Москве был митинг против коррупции. Власти были против, но организация этого митинга в основном прошла «Вконтакте». Никто не мог воспрепятствовать, хотя «Вконтакте» исполняет российское законодательство и старается блокировать все, что может, но это невозможно. «Вконтакте» десятки миллионов пользователей, каждый пост расшеривается миллионы раз, и никто не может с этим справиться. Для того и были придуманы социальные сети, и потому они являются эффективным инструментом демократии. Невозможно их подавить сверху. Если один узел или один пользователь будет подавлен, эта информация мгновенно будет распространена миллионами других. И никакой генеральный директор «Вконтакте» или «Facebook» не сможет ничего сделать.

 

 

Поделиться: