5 апреля 2018 года российского историка Юрия Дмитриева признали невиновным в изготовлении детской порнографии, но ограничили свободу на два с половиной года за хранение оружия.

Дмитрий Белобров

5 апреля 2018 года российского историка Юрия Дмитриева признали невиновным в изготовлении детской порнографии, но ограничили свободу на два с половиной года за хранение оружия.

Дмитриев известен тем, что нашел в Карелии массовые захоронения жертв сталинских репрессий. Полтора года назад его задержали по доносу.

Как развивалось это дело, чем не угодил российским властям Дмитриев и можно ли считать дело политическим, разбиралось Громадское.

13 декабря 2016 года Юрий Дмитриев был задержан за якобы изготовление детской порнографии. Кто-то написал анонимный донос на историка. Ход делу дали девять фотографий его приемной 11-летней дочери в обнаженном виде, которые хранились на его домашнем компьютере. По словам самого Дмитриева, девочка росла слабой и болезненной. Он фиксировал ее развитие на фотоаппарат с 2012 по 2015 год. Как следствие узнало о снимках — неизвестно.

По уже сложившейся традиции российской судебной системы, Юрия Дмитриева не могли полностью оправдать. Хотя проведенная официальная экспертиза не выявила у историка никаких психологических отклонений на сексуальной почве, прокуратура все-таки запросила для него 9,5 лет колонии строго режима. И все же, вердиктом суда стали лишь 2,5 года ограничения свободы. Как говорит его коллега, это равносильно подписке о невыезде.  

Что за оружие было у Дмитриева, объясняет его коллега, член правления международного общества «Мемориал» Сергей Кривенко:

«Статья по незаконному хранению оружия появилась через три месяца после начала следствия, когда стало понятно, что одной порнографии недостаточно. Статьи по развратным действиям высосаны из пальца. Следствие судорожно искало, чем бы еще его подкрепить. Во время обыска у Дмитриева обнаружили старый ствол охотничьего ружья, просверленный и пропиленный. Он когда-то отобрал его во дворе у подростков которые играли с ним».

Кривенко добавляет, что даже по российским законам ничего предосудительного в хранении старого ружья не было. В таком случае, зачем силовикам понадобился историк?

Кто такой Юрий Дмитриев?

Юрий Дмитриев, глава карельского отделения «Мемориала», родился в Петрозаводске в приемной семье, 28 января 1956 года. Некоторое время учился в Ленинградском медицинском училище. В конце 80-х стал изучать историю политических репрессий: составлял книги памяти, ходил в экспедиции по поиску захоронений, занимался восстановлением прав реабилитированных.

Именно под его руководством в 1997 году был обнаружен Сандармох: одно из наибольших мест захоронений жертв сталинских репрессий 1937-1938 годов. На площади в 10 гектаров было захоронено около 9500 человек 58 национальностей. 27 октября 1997 года здесь по инициативе Дмитриева впервые были проведены Дни памяти.

В 2004 году в Сандармохе был установлен памятник захороненным здесь украинцам.

Преследование

Дмитриев сидел в СИЗО с декабря 2016 по январь 2018 года.

В декабре 2017 года повторная экспертиза не нашла в фотографиях его дочери ничего порнографического. А психологическая и сексологическая экспертиза самого Дмитриева показала — никаких отклонений у историка нет. По решению судьи Марины Носовой, Дмитриеву не продлили арест, и он вышел на свободу.

В интервью после освобождения из СИЗО, Дмитриев поделился тем, что предчувствовал нечто подобное:

«Я ожидал, что мне подкинут оружие, наркотики, устроят аварию», — сказал он.

Десятки известных людей — политиков, писателей, музыкантов и историков поддержали Дмитриева. Среди них были Лев Шлосберг, Игорь Губерман, Николай Сванидзе, Александр Филипенко, Андрей Макаревич, Гасан Гусейнов, Борис Гребенщиков, Кирилл Рогов и другие.

Юрий Дмитриев год и один месяц провел в СИЗО Петрозаводска. 27 января 2018 года он вышел на свободу.

Неожиданно, уже после освобождения, прокуратура Петрозаводска потребовала для него 9 лет строго режима. 27 марта Дмитриев выступил с последним словом, виновным себя не признал, а также прочел письмо своей дочери Наташи, в котором она написала отцу «Люблю тебя от всей души».

Причины преследования

Кто написал анонимку — ни Дмитриев, ни его адвокат не знают. Сам Дмитриев утверждает, что написана она была женским почерком.

«Мемориал» сразу заявил, что считает дело против Дмитриева сфабрикованным.

Петербургский историк и друг Дмитриева, Анатолий Разумнов, составитель «Ленинградского мартиролога», сказал, что «Юру преследуют за Сандармох».

Сергей Кривенко с этим соглашается:

«В основном это связано с Сандармохом. С проведением Дней памяти в Сандармохе. Куда ежегодно приезжают делегации не только из регионов России, но также из других стран. Из Украины, Польши».

По мнению Кривенко, инициатива преследовать Дмитриева исходила от местных силовиков, которым в связи с политическим разворотом в 2014 году, с началом войны в Украине, пришлось повсюду искать внутренних врагов. Дмитриев был одним из тех, кто последовательно разрушал миф о светлом советском прошлом, показывая на камеру тысячи черепов с пулевыми отверстиями в затылках, найденных на просторах Карелии и Соловков.

Юрий Дмитриев на Соловках, Секирная гора, 2006 год, Фото: из архива Юрия Дмитриева предоставлено «Новой газетой»

В защиту Дмитриева также подписывались родственники репрессированых из Карелии и Санкт-Петербурга, память о которых историк сумел возродить.

Сергей Кривенко считает: не в последнюю очередь свою роль сыграла общественная кампания в защиту Дмитриева, и именно благодаря ей удалось снять абсурдные обвинения в развратных действиях.

Итог

Означает ли оправдательный приговор Дмитриеву смягчение системы в России? Сомнительно. В лучшем случае он фиксирует статус-кво.

«Полностью оправдать — значит полностью обвинить следствие в его непрофессионализме. Современная российская власть на полностью оправдательный приговор пойти не может», — говорит Сергей Кривенко.

Это не первое дело, связанное с международным «Мемориалом». Кроме Юрия Дмитриева, уголовное дело заведено на главу чеченского отделения Оюба Титиева. Ему вменяют незаконное хранение наркотиков. А 28 марта было совершено нападение на главу дагестанского «Мемориала» Сиражутдина Дациева.

 

Сергей Кривенко напоминает, что «Мемориал» с 2016 года признан в России «иностранным агентом», и потому нападения на его членов — скорее данность. Но руководство будет поддерживать Дмитриева в любых его начинаниях.

«Ожидаем, что мрак рассеется», — говорит Кривенко.

Самому же Дмитриеву, учитывая срок проведенный в СИЗО, останется всего три месяца отмечаться в инспекции. Он намерен продолжать свой подвижнический труд.

Соседка обнимает Дмитриева после приговора. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета» 


 

Поделиться: