Итоги Варшавского саммита

От НАТО на саммите в Варшаве на уровне глав государств и правительств, что прошел 8-9 июля, Грузии нужны были инструменты для наполнения конкретикой общих рамок её сотрудничества с Альянсом. Азербайджану, — как минимум, поддержка его территориальной целостности. Армении — альтернативная площадка для международного обсуждения нагорно-карабахского конфликта. Наиболее оправдались ожидания Грузии, как можно судить из комментариев её официальных представителей.

На саммите в польской столице Грузия в отличии от Украины получила подтверждение перспективы своего членства в Альянсе в форме достаточно четкой и прозрачной. Так, финальная декларация, принятая по итогам заседания комиссии НАТО-Грузия на уровне министров внешних дел, содержит посылание на решение Бухарестского саммита 2008 года. Тогда Альянс пообещал и Грузии, и Украине, что они смогут стать его членами.

Ключевая фраза варшавского заявления по Грузии звучит так: "Как нынешние, так и новые инициативы направлены на усиление оборонного потенциала Грузии и достижения его совместимости с Альянсом, они помагают Грузии, стране, что подала заявку на членство, достичь прогреса в подготовке к этому членству".

Для Грузии в Варшаве принципиально было получить максимум конкретики для наполнения реальным содержанием "Существенного пакета НАТО-Грузия", принятого два года назад на саммите в Уэльсе. Там в частности шла речь о создании совместного Центра учений и оценки НАТО и об открытии Школы по строительству оборонных институтов.

Грузин весьма не устраивало ситуация, когда вместо реальных учений на их территории просто развивались флаги стран НАТО. Вместо красивых декораций им нужны были конкретных графики: кто, когда, от какой страны-члена НАТО, в каком объеме будет проводить совместную подготовку грузинских военных. В Варшаве утвердили четкие дедлайны: уже в июле этого года стартуют первые учебные курсы в упомянутой школе, в ноябре — пройдут очередные учения НАТО-Грузия.

"Кавказский Узел" поинтересовался у грузинского президента Георгия Маргвелашвили тем, как он  оценивает итоги саммита для Грузии, в частности получила ли она желаемые конкретные механизмы сотрудничества.

"Наши ожидания однозначно подтвердились. После саммита мы возвращаемся в Грузию с большими ожиданиями относительно укрепления нашей обороноспособности в сферах воздушной обороны, авиации и кибератак. Мы также надеемся на то, что НАТО будет более серьёзно обсуждать вопрос безопасности в Черноморском регионе при нашем участии", — ответил глава грузинского государства.

По словам членов грузинской делегации, им удалось договорится о двусторонним сотрудничестве с Францией в сфере воздушной обороны: речь идет о радарных, противоракетных и противовоздушных элементах обороны. Именно это может иметься в виду под двусторонним сотрудничеством, упомянутом в общих чертах в итоговом заявлении комиссии НАТО-Грузия.

Интересно, что посылаясь на решение Бухарестского саммита, в НАТО отмечают, что относительно Грузии актуальны все его элементы, включительно с предоставлением Плана членства в альянсе. Сегодня Грузия его не имеет. Однако ее Пакет мероприятий НАТО-Грузия, так называемый "Существенный пакет", отображающий "партнерство усиленных возможностей", остается по-прежнему главной нормативной базой. При этом для самих грузин на этом саммите было важно добиваться не формальных атрибутов перспективы принятия в организацию, как вот План членства, а наполнить, как уже отмечалось, упомянутый пакет содержанием.

Стоит отдельно отметить, что в Альянсе весьма ценят это своеобразное "взросление" Грузии, когда она меньше, чем раньше, призывает помочь ей решить её проблемы в виде замороженных конфликтов  в Абхазии и Южной Осетии и больше говорит о практических инструментах сотрудничества.

В одинаковой степени это может касаться Азербайджана и Армении в контексте нагорно-карабахского конфликта.

Высокопоставленный представитель Альянса рассказал о том, что НАТО весьма не просто дался поиск такой формулировки по поводу Нагорно-Карабахского конфликта в итоговой декларации Варшавского саммита, которая была бы одновременно приемлема и для Армении, и для Азербайджана.

При этом те, кто занимается сегодня в Альянсе миссией в Афганистане, как и те, кто занимается Южным Кавказом, в один голос говорят о важности партнерства с Азербайджаном, территория которого использовалась для транспортировки натовской техники в Афганистан. НАТО намерено далее активно участвовать в поддержки и развитии афганской армии и сил безопасности и "считает участие Азербайджана очень ценным", как отметил высокопоставленный представитель альянса, ответственный за миссию в Афганистане.

Итог тонкой дипломатической балансировки нашел такое отображение в итоговой декларации саммита: "Мы остаемся верными нашей поддержки территориальной целостности, независимости и суверенитета Армении, Азербайджана, Грузии и Республики Молдова. В этом контексте мы продолжаем поддерживать усилия относительно мирного решения конфликтов  на Южном Кавказе, а также в Республике Молдова, основанные на этих принципах и нормах международного права, а также Статута ООН". В НАТО призвали договариваться о мире в рамках "установленных переговорных механизмов". То есть ничего нового, решительного Варшавский саммит в этот вопрос не внес. Хотя, впрочем, ни одна их сторон ничего такого и не ожидала.

Старший научный сотрудник Британского королевского института Джеймс Шерр считает, что Альянс сегодня упускает момент. Россия после апрельской военной эскалации в Нагорном Карабахе усилила свои позиции в Азербайджане, как и в целом в регионе Южного Кавказа, снабжая обе стороны конфликта вооружениями.

"НАТО до сих пор не смогло провести связь между процессами в Черноморском регионе, в Каспийском регионе, на Южном Кавказе и далее в Турции и Сирии", — отмечает британский эксперт.

Он считает, что, кроме общих и нейтральных формулировок, у Альянса нет ответов на вопросы о том, что делать с наращиванием российского военного присутствия в этих регионах. Даже по Черноморскому региону, актуальному особо для Грузии и Украины, там не решаются предпринимать решительных шагов. Так, Румыния продвигает идею создания Черноморской флотилии, то есть ротационного или постоянного военного присутствия НАТО в акватории Черного моря. Но эту инициативу блокирует Болгария. Стоит отметить, что в ней заинтересованы Украина и Грузия.

Хотя Столтенберг старался парировать критику пассивности НАТО за пределами Балтии в направлении Черного моря, Кавказа и Турции: "НАТО уже увеличило свое присутствие в Черноморском регионе, в южно-восточной части нашего Альянса, в частности обеспечив воздушное патрулирование в районе Черного моря и Турции". При этом генсек упомянул также договоренность о создании румынско-болгарской бригады. 

В кулуарном общении представители Грузии отмечают: им было бы в разы легче продвигаться на пути к НАТО, ели бы Армения и Азербайджан двигались в таком же направлении. Но так как сегодня страны Южного Кавказа разобщены, каждая действует в одиночку. В этих условиях НАТО сложно найти для них общие знаменатели.

\Жанна Безпятчук

Поделиться: