Политический обозреватель «Новой газеты» Кирилл Мартынов о последствиях крушения военного ТУ-154 и о том, как это восприняло российское общество.

Чуть ли не охота на ведьм началась в России, ищут тех, кто не так скорбит, мало скорбит. Что происходит сейчас в принципе в России?

- Мои соотечественники открывают для себя неприятный момент, который связан с тем, что, оказывается, не все российское общество, не говоря уже о соседних странах,  в восторге от российской внешней политики, и не все общество считает, что эта политика целесообразна и приемлема. Процесс этого осознания проходит довольно болезненно, и люди нервно реагируют на то, что кто-то ведет себя не так, как должен вести себя «настоящий россиянин». «Настоящий россиянин» должен солидаризироваться с жертвами войны, которую ведет Кремль, и заявить, что это его личная боль. От себя могу сказать, я думаю, кто угодно может сказать, что смерть людей – это плохо, смерть военного ансамбля, который летел поздравлять российских военнослужащих в Алеппо – это трагедия, но при этом, когда мы в течение многих лет говорим о том, что не надо начинать и вести войны, а потом люди, которые этим войнам рукоплещут, начинают скорбеть по их жертвам,  здесь есть некий элемент абсурда. Радоваться гибели людей точно нельзя, я старался сдержанно высказываться, но эта история с петициями о лишении гражданства…

Вот о них и хотелось поговорить. Касаются они, в частности, близкого моего друга Аркадия Бабченко. Вдруг выясняется, что даже люди из Государственной Думы требуют Аркадия и светского обозревателя Божену Рынску лишить гражданства. Насколько я понимаю, это требование противоречит российской конституции? То есть конституция вновь может быть переписана под определенный кейс?

- Нет, конечно. При всем уважении к Бабченко, Конституцию переписывать не будут. В России есть несколько другая практика – если конституция что-то запрещает, явно или неявно, то её можно каким-то образом обойти. Скажем, Конституция декларирует свободу собраний, но текущая практика говорит о том, что собираться свободно могут представители определенных политических сил, да и то не в полной мере. Я думаю, что эти петиции, которые совершенно абсурдны, противозаконны и неконституционны,  пользуются определенной популярностью в российском обществе. Наверное, какие-то силы могут попытаться использовать это и раскрутить эту идею. Какой-то законопроект внести, какую-то интерпретацию конституции предложить, которая бы позволяла это делать. Это скорее какое-то пространство для пиара политического, для людей, которые этим идеям симпатизируют.

Как теперь поведет себя Путин? Как вообще будет вести себя российская власть? Я уже неоднократно слышал опасения, что теперь-то совсем «руки развязаны», особенно в свете убийства посла в Анкаре, что теперь людям, которые ушли из Алеппо в Идлиб или тем людям, которые сейчас находятся в провинции Идлиб, им теперь уж точно не поздоровится, и они «ответят за все». Есть опасения, что война после этого наберет новые обороты?

- После гибели российского штурмовика на границе с Турцией год назад и после гибели лайнера, который летел из Египта, я и мои коллеги думали, что это какая-то военная авантюра, и все это приводит к лишним рискам и в конечном итоге к человеческим жертвам. Но раз за разом мы видели, что такого рода события подтверждают в глазах людей, которые эту войну развязывают, что они все правильно делают. То есть, с их точки зрения, они находятся в кольце врагов. Враги жестокие, враги коварные, и для того, чтобы бороться с ними, нужно приносить все больше и больше жертв. Причем даже не очень важно, техногенная это катастрофа или теракт.

А что можно сейчас сказать об основных версиях крушения? Что сообщает российская пресса? О чем сообщают российские официальные лица?

- Российское следствие фактически склоняется к тому, что теракт исключен. Находятся свидетели, находятся эксперты, которые говорят, что видели, как самолет при совершении разворота зацепил хвостом воду, упал и затонул. Я склонен этой логике верить, единственное, что меня смущает, так это то, что год назад, когда погиб лайнер, летевший из Египта,  нам довольно долго говорили, что теракт исключен. Потом был разрыв авиационного сообщения с Египтом, а позже теракт был доказан и признан.

Возможно, что сейчас, на время новогодних праздников, решили на время скрыть истинную причину.

- Да, к сожалению, на 100 процентов не могу этого исключать. Я просто по предыдущему опыту могу сказать, что это тоже возможно. При том, что аргументы, повторюсь, в пользу того, что теракта быть не могло или не должно было быть приводятся.

А все-таки, если эта версия станет рабочей, как с российским лайнером, летевшим из Египта, как российское общество отреагирует?

- Российское общество, когда это выяснится, найдет новый повод для обсуждения. К сожалению, это именно так и работает. Если, например, к концу января выяснится, что это был теракт, то на повестке дня будут другие события международного характера, где Россия чем-то отличится, а Путин сделает громкое заявление. Российское общество просто не успеет должным образом отреагировать.

Ведущий Юрий Мацарский

 

Поделиться: