Украинский президент взял курс на урегулирование ситуации на Донбассе. То, ради чего его избрали миллионы украинцев, приобретает вид вразумительного и конкретного плана действий. 

Сейчас мы наблюдаем процесс кристаллизации точных пунктов плана, который может стать совместным продуктом «нормандской» четверки и первым существенным результатом Зеленского на посту президента. 

Владимир Зеленский имеет колоссальный уровень поддержки в украинском обществе. В сентябре ему доверяли 79% граждан (опрос Центра Разумкова). 55% респондентов считают, что дела в Украине идут в правильном направлении (данные опроса группы «Рейтинг»). Почти 63% украинцев положительно оценили деятельность Зеленского в первые 100 дней на этом посту (опрос фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива).

Это идеальное и, наверное, короткое время для принятия исторических решений. 

Зеленский действует в парадигме, созданной его предшественником Петром Порошенко. В 2016 году пятый президент одобрительно высказывался о «формуле Штайнмайера»: «Было отдельное обсуждение вопроса подготовки к выборам, и договорились продолжить на уровне экспертов, на уровне рабочих групп, работу по подготовке концепции избирательного законодательства, имплементации так называемой формулы Штайнмаера». 

В 2019 году, потеряв власть, Порошенко резко изменил свою позицию и теперь мобилизует граждан и, в первую очередь, своих избирателей, на митинги против инициатив Владимира Зеленского. 

Борьба за власть различных центров влияния и финансово-промышленных групп естественна для демократии. Но не переходят ли так полюбившиеся в последнее время «красные линии» демократии некоторые украинские политики? Как часто Порошенко и группа «старых политиков» вообще задумывались об этих «красных линиях» украинской демократической системы и понимают ли они разницу между борьбой за собственную власть и процессом урегулирования конфликтов? Судя по последней пятилетке — прекрасно понимают и владеют ситуацией, иначе как можно объяснить смену риторики Петра Порошенко о политико-дипломатическом способе решения конфликта на востоке? Вместо активной помощи новой власти и защиты идеи мира в Украине, «старые политики» грезят о былом величии и используют сложный, тяжелый процесс урегулирования в собственной политической борьбе, умышленно переходят «красные линии» консенсуса, возможного только в демократиях и рассчитывают на конформность целевых аудиторий подконтрольных телеканалов. Для этого даже используются такие агрессивные и негативно окрашенные слова как «капитуляция», «сдача» и прочие. К сожалению, часть журналистов повторяют за политиками и вместо концентрации на анализе противоречий, лежащих в основе конфликта, отсеивании динамики мнений, общественных настроений, курса властей, покрывают свои тексты и сюжеты шаблонными и не относящимися к делу словами. Кстати, мотивы появления в медиа слова «хунта» в 2014 году похожи на возникновение слова «капитуляция» в 2019. 

В первые дни работы украинского парламенты в сентябре мы наблюдали так называемый «турбо режим», когда Рада принимала одно за другим изменения. 

В октябре начался турбо-режим Офиса Президента. После 100 дней новый глава государства обозначил свой курс на начало стабилизации ситуации на Донбассе. Правда, происходит это только в одном блоке — политическом. Но турбо-режим необходим, в первую очередь, для гуманитарного блока — возврат пенсий в Донецк/Луганск, максимальное упрощение проезда унизительных КПВВ, снятие ограничений на провоз вещей и продуктов, ликвидация давления на социально незащищенные группы, решение вопроса с документами граждан, прибывающих из непризнанных республик к себе на большую Родину. 

В турбо-режиме нуждается и блок безопасности — согласованное разведение войск, разработка планов по контролю за вооружением, работа с военными и волонтерами. И здесь вполне понятна озабоченность общества этим вопросом — нельзя оставлять рычаги влияния России на внутреннюю политику Украины. О чем, кстати, неоднократно заявлял и сам Зеленский в своих выступлениях как внутри Украины, так и США в ООН. 

Для такого турбо-режима украинская власть подготовилась. Созданы профильные министерства, рабочие группы при Президенте по реинтеграции, активизировались правозащитные общественные организации. 29-30 октября в Мариуполе состоится большой форум, посвященный реинтеграции и урегулированию и, возможно, он и даст старт турбо-режиму обновленным согласно предвыборной обещаниям Зеленского Министерству культуры, молодежи и спорта Украины и Министерству по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины. Именно эти два актора могут стать основными драйверами реинтеграции истощенного войной Донбасса. Но станут ли и какова будет их эффективность можно будет оценить через год — во время первого отчета премьер-министр Алексея Гончарука. 

Похоже, что в планах у Зеленского «втянуть» Донбасс в большую и дружную, сильную и стабильную Украину, а не отгородиться бетонной стеной. Так мог бы выглядеть общий посыл молодого лидера. Его личный вклад — это участие в тяжелых, затяжных переговорах. 

Впервые с 2016 года встреча «нормандской четверки» в полном составе может состояться в Париже уже осенью этого года поэтому сейчас самое время для высоких ставок и закрытых переговоров, ведь Украина должна и может быть лидером в мирном урегулировании, защищая интересы не только отечественных политических игроков или «старых политиков», а своих граждан и собственную демократию, которая позволила перезагрузить властную элиту страны на последних выборах после исчезновения угрозы установления военного положения в конце 2018 года.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Поделиться: