Подробности рассказала «Громадскому» журналист Ульяна Малашенко.

Слушания идут уже второй день. Что за это время стало известно?

Главная новость этих слушаний — это то, что ФБР действительно занимается расследованием вмешательства России в американские выборы. До этого было очень много публикаций на этот счет. Опять-таки — американские СМИ писали об этом исключительно со ссылками на свои источники, и та информация, которая попадала в прессу относительно российских контактов высокопоставленных чиновников из администрации Трампа, попадала туда со ссылкой на источники и потом частично подтверждалась силовым ведомством. И вот теперь директор ФБР Джеймс Коми признал, что расследование действительно ведется.

С другой стороны, я смотрела заголовки российских и американских СМИ по его выступлению, и я бы сказала, что оценки этого выступления существенно отличаются. Мне кажется, американская пресса, да и вообще общество и политики в каком-то смысле разочарованы выступлением Джеймса Коми.

От него ждали намного больше ответов, чем он дал. Дело в том, что он занял позицию отвечать как можно меньше. Например, был весьма любопытный момент, когда во время слушаний президент Дональд Трамп написал в своем Твиттере, что американские спецслужбы не нашли никаких подтверждений вмешательства России в американские выборы. Этот твит был зачитан во время слушаний. Джеймс Коми на это сказал: «Мы пришли сюда не для того, чтобы говорить, что никаких подтверждений не нашли. Но ни подтвердить, ни опровергнуть этого мы тоже не можем». Такой половинчатый ответ дал глава силового ведомства. Нужно отметить, что республиканцев в первую очередь, опять-таки с подачи Трампа, интересовало как конкретно все сведения о российских контактах, попадали в американскую прессу, – на этот вопрос Джеймс Коми тоже не дал однозначного ответа. Я напомню, что основная линия Дональда Трампа состоит в том, что демократы, которые по версии президента до сих пор не могут оправиться от поражения во время выборов, плетут интриги и устраивают крупномасштабные сливы из ведомств, имеющих доступ к секретной информации. Это линия Дональда Трампа. Джеймс Коми на этот счет ничего не сказал и не дал никаких прямых оценок.

Какие могут быть последствия для президента Трампа, если в ходе расследования будет доказано, что российские хакеры действительно вмешивались в ход выборов?
На самом деле тут сразу несколько слоев этого расследования, и мало кто на самом деле имеет четкое представление о том, что конкретно тут расследуется. Судя по тому, что мы можем видеть в СМИ, очевидно, что расследуются контакты чиновников из администрации Трампа и контакты людей, которые имеют непосредственное отношение к его предвыборной кампании. Например, сегодня у Джеймса Коми прямо спросили, есть ли у ФБР информация о том, что кто-то из действующих представителей администрации Белого Дома каким-либо образом контактировал с представителем российских спецслужб. Джеймс Коми ответил, что не может об этом говорить. Конечно же, американская пресса сразу вспомнила громкие отставки, начиная с Пола Манафорта, который руководил предвыборным штабом Трампа. И заканчивая последней, совершенно скандальной отставкой советника Трампа по безопасности — Майкла Флинна, который, как выяснилось, не только встречался с российским послом, но еще и получал деньги от российского государственного телеканала «Russia Today» и от других аффилированных с российским правительством структур. Что касается последствий, то здесь вопрос доказательной базы. Пока никто не понимает, как будет выглядеть процедура на самом деле. На официальном уровне обвинения против Трампа не выдвигаются, сейчас речь идет о контактах людей из его окружения — президент Соединенных Штатов имеет иммунитет. Некоторые аналитики говорят, что, если действительно будет доказано вмешательство России в американские выборы не только с помощью хакеров, а и еще с помощью контактов с людьми, занимающими высокие позиции в Белом доме, — тогда может быть импичмент. Об это говорят некоторые политические наблюдатели. Но эта тема обсуждалась еще до инаугурации Дональда Трампа и в основном в продемократических СМИ.

Поделиться: