Майкл Вайс, главный редактор издания Daily Beast

Майкл Вайс, главный редактор издания Daily Beast рассказал Громадському, как Россия использовала режим прекращения огня в Сирии, и что ждет Сирию после прекращения сотрудничества Вашингтона и Москвы по сирийскому кризису.

Первый вопрос касается прекращения переговоров с Россией по перемирию в Сирии. Причина — то, что Россия и сирийское правительство выбрали военный курс и атакуют гражданские объекты. Какие реальные последствия этого решения для Сирии, а также для России? Не будет это способствовать дальнейшей изоляции России на геополитической арене?

Если принимать во внимание американскую практику принятия политических решений, то сейчас ведутся дискуссии вокруг предположения, что американские власти рассматривают возможность после расторжения соглашения с Россией предоставить сирийским повстанцам более современное оружие, включительно с  зенитно-ракетными системами огня. Такой тип вооружения не может быть незамеченным — эти системы достаточно велики. Я сомневаюсь, что администрация Обамы пойдет на такое, ведь американские военные придерживаются принципа минимальной угрозы жизни для гражданского населения. Впрочем, я предполагаю, что Россия воспринимает Обаму как лидера, который теперь ничего не решает, ведь его срок заканчивается через 3 месяца. Поэтому сейчас мы видим различные попытки России поиграть мускулами, Москва объявляет о приостановлении сотрудничества с США в сфере утилизации комплектующих ядерного оружия, требует отмены санкций и закона Магнитского, которому уже 4 года. Россия выдвигает множество требований сразу, в надежде, что хоть какую-то удовлетворят. Путин всегда критиковал любые шаги Обамы и по Сирии, и по Украине. Для меня загадка, почему Вашингтону понадобилось так много времени, чтобы понять, что действия России в Сирии — это преступление. Конечно, мы много раз слышали от Госдепартамента США, что Америка не хочет быть вовлечена в косвенную войну с Россией, и войну двух государств, которая ведется через третью сторону. Но в некотором понимании, мы уже являемся участниками этой войны. У меня есть свидетельства очевидцев о том, что российского военного в Сирии убила оппозиция с помощью противотанковой управляемой ракеты Тау (Tow). Это оружие американского производства, предоставленное Саудовской Аравией или Турцией, но по сути — ЦРУ. Поэтому это очень похоже на войну в Афганистане, которую повторяют в Сирии. Вопрос в том, как далеко готова зайти Россия? Они уже прибегли к бомбардировке гуманитарного конвоя ООН, они сбрасывают авиационные бомбы, предназначенные для разрушения бетонных тяжелых стен военных объектов, на госпиталь в Алеппо. Россия должна заплатить за это, иначе у нее не будет причин остановиться.

Майкл, если говорить о перемирии, мы знаем, что сейчас оно приостановлено, но предполагается, что Россия и сирийское правительство использовали время, пока  действовало перемирие,  для собственных целей. Они приготовились к дальнейшему наступлению, потому что сейчас мы видим мощные атаки с стороны российской авиации. Что вы думаете по этому поводу?

Если посмотреть на хронологию, то Россия скажет — первыми перемирие нарушили Соединенные Штаты, когда атаковали сирийскую правительственную армию в районе Дейр-эз-Зор, убив при этом десятки солдат. Не думаю, что кто-то верит в то, что США действительно целились в правительственные войска, которые боролись с Исламским Государством. Но Россия оказалась в очень выгодном положении, в Москве использовали эту ошибку коалиции, и в ответ атаковали с воздуха гуманитарный конвой ООН, убив волонтеров Красного Креста. Это подтверждение того, что перемирие с самого начала не задумывалось как настоящее прекращения огня, оно позволило силам Асада восстановить ресурсы и силы для дальнейшей атаки на Алеппо. Это и было настоящей целью — скрыть перегруппировку сил под дипломатическими переговорами. Асад готовит силы для наступления в количестве 6 тысяч человек – это и иранские, и иракские военные, которые готовятся к штурму восточного Алеппо. Россия сейчас просто помогает этой атаке постоянными и масштабными ударами с воздуха. Так же события разворачивались в Грозном в Чечне. Никаких иллюзий, это военное решение конфликта, за ширмой переговоров. Вашингтон может и дальше делать вид, что это не так, но ситуацию это не изменит. Поэтому вопрос — как далеко могут пойти США. Шаг о прекращении переговоров может быть просто способом запугать Россию и принудить ее к компромиссу. Возможно, Джон Керри поедет снова в Женеву или Москву, чтобы ссориться с Лавровым. По правде говоря, я не очень верю в твердость американской позиции в этом вопросе.

Майкл, расскажите нашим читателям, почему так важно для правительственных сил в Сирии взять Алеппо, почему этот город считается такой критической целью? Ведь мы сейчас наблюдаем масштабные бомбардировки Алеппо.

Алеппо — это индустриальное сердце Сирии и символический город для революции. Конечно, я не верю, что оппозиционные силы прекратят борьбу, если потеряют Алеппо, но это будет существенным ударом по их позициям и по образу революции в целом. Уже сейчас Алеппо страдает от гуманитарной катастрофы — там 270 тысяч человек остаются в ловушке осады, это, по сути, городская тюрьма. Но я считаю, что слова Асада следует принимать всерьез. Он заявил, что вернет каждый клочок сирийской земли. И все что он делал до этого — нацелено на это отвоевание.

Ольга Дацюк

Поделиться: