На этой неделе вся Украина узнала то, о чем раньше журналистам рассказывали лишь в неофициальных разговорах. Между вновь созданными антикоррупционными органами уже не первый месяц длится конфликт.

С директором НАБУ Артемом Ситником фактически в настоящий момент «воюют» все правоохранительные органы страны (на фото — Ситник во время брифинга, 18 августа 2016 года) Фото: Владимир Гонтар/УНИАН

Дмитрий Реплянчук, Максим Каменев

На этой неделе вся Украина узнала то, о чем раньше журналистам рассказывали лишь в неофициальных разговорах. Между вновь созданными антикоррупционными органами уже не первый месяц длится конфликт.

Теперь в Украине действуют три таких органа: Национальное агентство по предотвращению коррупции (НАПК) следит за тем, чтобы чиновники декларировали все доходы и имущество, а также не поддавались коррупционным рискам. Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) расследует преступления, связанные с коррупцией топов-чиновников и взяточничеством в особо крупных размерах. Наконец, Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) осуществляет процессуальное руководство НАБУ и представляет государственное обвинение в суде против топов-коррупционеров и взяточников.

За два года работы НАБУ подчиненные главы этой структуры Артема Сытника расследовали деятельность не только народных депутатов, топ-чиновников и руководителей госпредприятий, но и сотрудников других правоохранительных органов, – в частности, прокурора Дмитрия Суса, первого заместителя председателя Службы безопасности Украины (СБУ) Павла Демчины. На этой неделе выяснилось, что кроме «старых» правоохранительных органов НАБУ ведет следствие по делу о незаконном обогащении еще и против председателя НАПК Наталии Корчак. Примечательно, что вызывать Корчак на допрос детективы Бюро решили уже после того, как НАПК занялось проверкой возможного конфликта интересов Артема Сытника.

10 ноября детективы Бюро попробовали вызвать на допрос свекровь Наталии Корчак, после чего расследование НАБУ и НАПК переросло в открытый медийный конфликт. Их пресс-службы делали громкие заявления, в СМИ стали появляться материалы расследований и «компромат».

До конца недели к медийной войне между «антикоррупционерами» приобщились и «старые» правоохранительные органы. Теперь МВД и Генеральная прокуратура Украины (ГПУ) расследуют дело о незаконном проникновении детектива НАБУ в жилье свекрови главы НАПК. Не остался в стороне и САП – ведомство раскритиковало действия детективов по делу Корчак».

Поэтому Артем Сытник «объявил войну», ведь с его ведомством фактически «воюют» все правоохранительные органы страны.

О том, почему так случилось, не дискредитирует ли конфликт саму идею антикоррупционных органов, подрывая к ним доверие – в материале Громадского.

Свекровь и детектив

Вечером 10 ноября свекровь главы Нацагентства по предотвращению коррупции Надежда Тимер-Булатова заблокировала в своей квартире детектива антикоррупционного бюро. Он хотел вручить ей повестку на допрос.

«После допроса в момент подписания протокола она позвонила по телефону своему сыну (мужу главы НАПК – ред.), после чего отказалась подписывать протокол и закрыла детектива НАБУ в квартире изнутри и спрятала ключа. Пока он находился в квартире, на место прибыла глава НАПК вместе с мужем и сообщила работникам НАБУ снаружи, что будет вызывать на место события СМИ», – сообщила пресс-служба НАБУ, добавив видео из квартиры свекрови Корчак.

По версии Наталии Корчак, ее свекровь заблокировала детектива в квартире, потому что «приняла его за мошенника».

В НАБУ объясняют – Надежду Тимер-Булатову хотели допросить относительно автомобиля Skoda Octavia A7, который официально на нее зарегистрирован. Однако, по информации детективов, в действительности пользуется им именно Наталия Корчак, хоть официально и не задекларировала его. В подтверждение в НАБУ вспоминают сюжет программы «Наші гроші з Денисом Бігусом», где журналисты засняли, как Корчак передвигается на этом авто. Сама глава НАПК призналась, что авто покупали «совместными усилиями», хотя в ее декларации расходов на него нет.

Председатель НАПК Наталия Корчак во время запуска проекта «Антикоррупционная инициатива ЕС», 1 июня 2017 года. Предыдущая подчиненная Корчак — из департамента финансового контроля НАПК Анна Соломатина — обвинила главу НАПК в фальсификациях и давлении во время проверки е-деклараций Фото: Владимир Гонтар/УНИАН

Третий в игре

Здесь в публичную игру вступила Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП). Именно прокуроры САП должны присматривать за тем, как детективы НАБУ расследуют дела о коррупции. Ведомство Назара Холодницкого раскритиковало действия Национального антикоррупционного бюро.

Согласно заявлению САП, антикоррупционные прокуроры вытребовали в НАБУ материалы дела относительно декларации Корчак. Также они предложили подчиненным Сытника проводить все процессуальные и следственные действия по этому делу «лишь при участии процессуальных руководителей в помещении Специализированной антикоррупционной прокуратуры».

Но это не остановило детективов НАБУ, они все же допросили Корчак и пытались вызвать на допрос ее свекровь. Что и перевело скрытый конфликт антикоррупционеров в публичную плоскость.

Между руководством НАБУ и САП давно продолжаются серьезные противоречия. В НАБУ неофициально обвиняют САП в закрытии уголовных дел против отдельных чиновников. Зато САП предъявляет детективам непрофессионализм в подготовке материалов следствия. Собеседники Громадского в НАБУ и САП утверждают: весной Артем Сытник и глава САП Назар Холодницкий даже подписали так называемый «меморандум о сотрудничестве» при посредничестве посольства США, однако нормализовать отношения им так и не удалось.

Между руководством НАБУ и САП давно продолжаются серьезные противоречия (на фото слева направо: руководитель Специальной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий, председатель Комитета Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев и директор Национального антикоррупционного бюро Украины Артем Сытник во время заседания парламентского комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, 3 ноября 2017 года) Фото: Владимир Гонтар/УНИАН

Новые подробности

Все три антикоррупционных органа активно делились с прессой подробностями расследований против Корчак и Сытника. В результате выяснилось, что НАПК еще в июле начало проверку возможного конфликта интересов Сытника, а с сентября дважды пыталось вытребовать в НАБУ необходимые документы, но Артем Сытник предоставить их отказывался.

По версии НАПК, у директора НАБУ может быть конфликт интересов, ведь его, как физическое лицо, в суде представлял не частный адвокат, а начальник юридического управления НАБУ Игорь Ярчак.

В самом же НАБУ утверждают, что конфликта интересов в действиях Сытника нет, потому что дело, в котором сотрудник НАБУ представлял его интересы, не частное, а ведомственное. Кроме того в Бюро заверяют – необходимые документы они предоставили НАПК вовремя и «под расписку».

И тут 30 октября НАБУ сообщило Корчак, что 7 ноября она должна прийти к ним на допрос. Именно тогда в дело и вмешалась САП.

«Этим он (Сытник – ред.) просто в очередной раз продемонстрировал откровенное пренебрежение требованиями Уголовного процессуального кодекса Украины, которое граничит с правовым нигилизмом. К сожалению, такие действия ярко свидетельствуют о действительном наличии реального конфликта интересов и нежелания решать его способом, определенным законом», — заявили в САП.

Пока подчиненные Сытника пытались допросить свекровь Корчак, НАПК подало в суд протокол об административном нарушении относительно Артема Сытника.

Медиа-война

На этой неделе к сугубо юридическому противостоянию трех органов добавился медийный компонент. 14 ноября экс-директор департамента финансового контроля НАПК Анна Соломатина на пресс-конференции сообщила, что Наталия Корчак фальсифицирует результаты электронных деклараций чиновников. Именно департамент Соломатиной должен был бы проверять достоверность этих деклараций.

«В действительности электронное декларирование используется для прикрытия чиновников, лояльных к власти, расправы над неугодными и с целью личного обогащения головы НАПК и членов НАПК. Результаты проверок фальсифицируются так, как это нужно руководству НАПК», – заявила Соломатина.

Также Соломатина напрямую обвинила Администрацию президента во влиянии на работу НАПК. «Меня лично вызывали в Администрацию президента с двумя коллегами. И предлагали, чтобы все результаты проверок сначала рассматривались в АП, а затем в НАПК», — утверждала она.

На следующий день Соломатина назвала фамилию «куратора» НАПК – первый заместитель руководителя Главного департамента стратегического планирования и оперативного обеспечения Администрации президента Алексей Горащенков. Громадское спросило у него о причастности к деятельности НАПК, но Горащенков сказал, что не имеет отношения к НАПК, а заявления Соломатиной назвал «информационными атаками».

Директор департамента финансового контроля НАПК Анна Соломатина во время пресс-конференции выдвинула ряд обвинений в адрес прежнего руководства и представителя Администрации президента Алексея Горащенкова, 14 ноября 2017 года Фото: Дмитрий Реплянчук/Громадское

Соломатина утверждает: озвученные факты она передала Генеральной прокуратуре в конце августа, но документы «вернули ей без рассмотрения». Поэтому в октябре она передала свое заявление, а также заявления еще нескольких сотрудников НАПК, Национальному антикоррупционному бюро. В НАБУ подтвердили: с октября расследуют уголовное дело относительно коррупции в НАПК.

В ведомстве Корчак официально обвинения экс-сотрудницы опровергли и назвали «личной атакой на главу, членов и коллектив Национального агентства», а также «попыткой дискредитации успешно начатой антикоррупционной реформы в Украине».

В Администрации президента также отвергли обвинение в свой адрес. А пресс-секретарь президента Святослав Цеголко призывал НАБУ и НАПК «прекратить информационную войну».

Старые знакомые

Пока НАБУ и НАПК выясняли отношения, к конфликту присоединились представители МВД и ГПУ, руководство которых имеет свои претензии к Артему Сытнику и его детективам.

13 октября детективы НАБУ задержали сына главы МВД Александра Авакова. Арсен Аваков назвал дело против сына «политическим».

Кроме того, Артем Сытник давно конфликтует с Юрием Луценко, в том числе, из-за расхождений во взглядах относительно необходимости создания в Украине Антикоррупционного суда.

11 ноября полиция Киева открыла уголовное дело относительно детектива НАБУ по заявлению свекрови председателя, она обвинила детектива в незаконном проникновении в ее жилище.

13 ноября на сайте «Обозреватель» появилась аудиозапись, где человек с голосом, похожим на Сытника, рассказывает журналистам «детали некоторых резонансных дел». В частности, речь идет о данных «прослушки» по делу экс-прокурора сил АТО Константина Кулика.

Артем Сытник давно конфликтует с Юрием Луценко, в частности их взгляды расходятся в вопросе создания Антикоррупционного суда (на фото — Сытник (слева) на общем брифинге с генпрокурором Юрием Луценко (справа), 18 августа 2016 года) Фото: Владимир Гонтар/УНИАН

За два дня советник председателя МВД Антон Геращенко продемонстрировал эту запись на заседании парламентского комитета по вопросам предотвращения коррупции, обвинив Сытника в нарушении трех статей Уголовного кодекса: разглашении государственной тайны, тайны следствия, и превышении служебных полномочий.

На следующий день Генеральная прокуратура начинает расследование относительно директора НАБУ по статье «разглашение гостайны». Но генпрокурор Юрий Луценко заверяет, что расследование «будет объективным».

«На пленках лицо, похожее на господина Сытника, перед рядом журналистов демонстрирует материалы, добытые в ходе санкционированного судом прослушивания одной женщины. Меня больше всего поразило не это, а подленький смех журналисток, которые реагировали на озвученную «клубничку», — сказал Луценко на брифинге 17 ноября.

НАБУ с ответом не замешкалось. В тот же день, 16 ноября, пресс-служба Антикоррупционного бюро заявила, что с конца октября НАБУ расследует дело о незаконном обогащении Луценко.

Сам генпрокурор обвинения детективов опровергает. «Нелогично говорить о составе преступления. Луценко Юрий Витальевич и его жена не должны показывать в декларации два паркоместа, которые приобрел мой сын, т.к. ему 28 лет и он проживает отдельно от нашей семьи», — сказал Луценко.

На этой «оптимистичной» ноте участники конфликта пока взяли паузу.

Поделиться: