Создание независимого антикоррупционного суда, повышение цен на газ, приватизация — вот неполный перечень требований МВФ, которые Украина должна выполнить в рамках программы сотрудничества с фондом, чтобы получить очередной транш. Программа, которую Украина начала выполнять в 2014-м, предусматривает кредит на общую сумму 17,5 млрд.

Ангелина Карякина

Создание независимого антикоррупционного суда, повышение цен на газ, приватизация — вот неполный перечень требований МВФ, которые Украина должна выполнить в рамках программы сотрудничества с фондом, чтобы получить очередной транш. Программа, которую Украина начала выполнять в 2014-м, предусматривает кредит на общую сумму $17,5 млрд. Она заканчивается в первом квартале 2019-го, однако на данный момент Украина получила около половины — $8,6 млрд. Согласно программе, Украина должна была пройти 11 проверок — по их результатам государство и получает транш. Пока же прошли только три. Когда будет очередная проверка и будет ли вообще, зависит от прогресса, который страна может достичь в пределах требований программы. Есть ли в Украине этот прогресс — в эксклюзивном интервью постоянного представителя МВФ в Украине Йоста Люнгмана.

Начну с визита группы МВФ в Украину. Что именно должно произойти во время этого визита? Каковы ваши ожидания?

В Киев прибывает небольшая группа из Вашингтона, она будет обсуждать некоторые технические аспекты реформ — это необходимо для того, чтобы состоялся следующий этап проверки (который должен определить, получит ли Украина очередной транш – ред). Если они констатируют определенный прогресс с технической точки зрения, после этого  начнется проверка выполнения программы миссией.

Наверное, самый важный вопрос — получит ли Украина следующий транш и что является важнейшим условием его получения?

Ключевые условия для следующей проверки — это принятие соответствующих законов, создание независимого антикоррупционного суда, повышение цен на газ для населения в соответствии с импортной ценой. Важно также убедиться, что фискальная политика соответствует условиям программы, работает закон о приватизации, который обеспечит открытую, прозрачную, на рыночных условиях продажу государственных компаний. И, наконец, заключительным условием является проверка пенсионной реформы, которая должна обеспечить справедливую и стабильную пенсионную систему.

Глава представительства МВФ в Украине Йоста Люнгман во время интервью Громадскому Киев, 9 февраля 2018 года. Фото: Анна Цигима / Громадское

Насколько Украина продвинулась в выполнении этих требований за последние месяцы?

Мы обсуждали эти реформы, мы продолжаем их обсуждать, ведь дискуссии еще не закончились. Но как только они закончатся, мы откроем возможность совету директоров МВФ согласовать следующий этап проверки. 

Насколько возможным, с вашей точки зрения, является получение Украиной оставшейся суммы по программе до 2019 года, когда она завершится?

Это очень реалистично для Украины — все же, пройти проверки и по их результатам получить следующий транш.

Мы слышим от Министерства финансов и от Нацбанка: если Украина не получит транш по программе до июля, то сложно будет завершить программу до 2019 года, она вообще может быть закрыта. Согласны ли вы с этим мнением?

Я считаю, что сегодня важно сфокусироваться на следующем этапе проверки, на выполнении реформ, которые должны эту проверку запустить. А также важно сосредоточиться на экономических шагах, которые обеспечат сохранение стабильности в Украине после кризисов 2014-го и 2015 годов, на том, чтобы ускорить экономический рост и удержать его в среднесрочной перспективе. На мой взгляд, именно об этом сейчас нужно вести дискуссии.

Тогда к дискуссиям. В последнем письме МВФ говорится, что фонд не может поддержать президентский законопроект о создании антикоррупционного суда. Зато во Всемирном банке отмечают, что возможно работать — с их точки зрения — с существующим документом. Итак, нужен Украине, по мнению МВФ, новый законопроект об антикоррупционном суде?

Давайте начнем с того, что является действительно определяющим — это необходимость создать независимый антикоррупционный суд, набрать независимых судей с безупречной репутацией, запустить работу этого суда без задержек.

Что касается законопроекта, то существует широкий консенсус (среди международных партнеров и доноров – ред.) относительно того, что документ в нынешнем виде не обеспечивает вышеупомянутых результатов, он не соответствует требованиям программы МВФ, а также рекомендациям Венецианской комиссии. Необходимо сделать шаг назад и обеспечить условия создания законодательства, которое усилит успешную борьбу с коррупцией среди чиновников.

То есть, по вашим словам, среди международных доноров и партнеров Украины существует широкий консенсус именно по законопроекту – что необходимо сделать шаг назад в работе над ним?

Существует широкий консенсус относительно того, что этот законопроект не обеспечивает создание сильного, независимого антикоррупционного суда, да.

В Украине продолжаются дискуссии о создании Общественного совета международных экспертов, у которого будет ключевая роль при отборе кандидатов в судьи антикоррупционного суда. Говорится именно о «ключевой» и «обязательственной» роли этого совета, что именно он должен иметь возможность ветировать кандидатуры. Часто слышим от политиков, что именно эта рекомендация вызывает дискуссии относительно суверенитета или даже конституционности закона. Как вы прокомментируете эти мысли?​

Ключевым является то, что кандидатов в судьи антикоррупционного суда можно будет проверить, можно будет убедиться в их квалификации, честности. Отбор кандидатов независимым органом с высоким доверием — это действительно в интересах Украины. Это поможет укрепить верховенство права и усилить борьбу с коррупцией. Это то, к чему мы должны стремиться и то, чего должны достичь.

Глава представительства МВФ в Украине Йоста Люнгман во время интервью Громадскому Киев, 9 февраля 2018 года. Фото: Анна Цигима / Громадское

Почему именно международные эксперты?

Опять-таки, я считаю, что процесс отбора кандидатур судей должен получить достаточную поддержку, поддержку со стороны независимого органа, обладающего доверием. Законопроект, которым создается антикоррупционный суд должен содержать нормы, предусматривающие это. Об этом также говорится в выводах Венецианской комиссии, которая тщательно изучила потребности Украины, ее нынешний контекст, то, что необходимо для успешной борьбы с коррупцией.

После последней встречи в январе между президентом Порошенко и директором-распорядителем МВФ Кристин Лагард сигналы увидели ли вы, что Украина принимает во внимание все указанные рекомендации, что над законом действительно будут работать так, как вы говорите?

Не думаю, что я должен комментировать шаги, которые делает украинская сторона. Существуют четкие условия программы МВФ — это и есть наша роль.

Поговорим о другом требовании — повышении цен на газ. Видим, что в правительстве не спешат принимать это решение, насколько гибким является временной промежуток для повышения цен и в каком состоянии сейчас дискуссии о самой формуле расчета?

Существует соглашение по программам МВФ: внутренние цены на газ должны быть повышены в соответствии с импортной ценой. Почему это важно? Во-первых, корректировка цены на газ необходима для стимулирования его эффективного использования. Во-вторых, очень важны инвестиции в развитие добычи газа. Кроме этого, повышая цены на газ, никто не сможет покупать его нелегальным путем дешевле рыночной стоимости, а потом продавать с наценкой в различные сферы и таким образом зарабатывать на разнице.

Не менее важна программа субсидий для домохозяйств, которая защищает бедные и уязвимые хозяйства от резкого повышения цен на газ, а сегодня это более половины всех украинских домохозяйств.

Готово ли украинское правительство не только повышать цены, но и менять сам процесс их формирования? Увидели ли вы готовность к этому в последнее время?

Единственное, что могу сказать — важно не только разово повысить цену, но и продолжать этот процесс в будущем для того, о чем я уже говорила: стимулирования эффективности, поощрения инвестиций и закрытия любых пробелов перед арбитражем.

Итак, насколько строгое это условие, с точки зрения времени?

Это ключевой элемент программы и это важное условие для назначения будущей проверки.

Когда именно должны быть повышены цены в Украине?

Мы должны найти путь к решению этого вопроса, чтобы дать возможность назначить следующую проверку.

Глава представительства МВФ в Украине Йоста Люнгман во время интервью Громадскому Киев, 9 февраля 2018 года. Фото: Анна Цигима / Громадское

Земельная реформа также является одним из условий. Однако в последнее время о ней слышно все меньше. Почему? Она перестала быть ключевой?

Земельная реформа также была ключевым элементом программы и мы надеемся, что правительство все же завершит принятие соответствующего закона, над которым сейчас работают при поддержке Всемирного банка, и передаст его на рассмотрение парламента. Земельная реформа важна для Украины, ведь она обеспечит рост инвестиций и производительности в сельскохозяйственном секторе. Несмотря на плодородные земли Украины, уровень производительности в сельском хозяйстве значительно ниже, чем в других европейских странах, поэтому ключевым вопросом остаются инвестиции.

Кроме этого, земельная реформа позволит использовать украинские сельскохозяйственные угодья в качестве залога для банковских кредитов, а потом эти банковские ссуды можно будет использовать для закупки техники, например, для орошения, покупки семян и удобрений.

Как вы оцениваете политику Национального банка, шаги, предпринятые в последние годы?

Я считаю, что из всех реформ, реализованных в Украине с 2014 года, именно реформа Национального банка оказалась самой успешной. Переориентация основ монетарной политики с курсовой на инфляционную позволила Украине стать наряду с другими развитыми странами. Это также помогло устранить или снизить определенный дисбаланс и уязвимость украинской экономики. Политика финансового сектора является другой важной сферой, и меры, которые повлекли за собой закрытие неплатежеспособных банков, увеличение требований к другим банкам и модернизация финансового надзора, помогли его укрепить. Поэтому мы поддерживаем эту политику.

Нынешний исполняющий обязанности главы Нацбанка Яков Смолий в ближайшее время, возможно, все же станет его новым главой. Поддерживаете ли вы его кандидатуру?

Как я уже отметил, стратегии Национального банка важны, и они должны продолжить свою работу под его квалифицированным руководством. Мы приветствуем эту кандидатуру, следующим шагом является проведение законной процедуры назначения в Верховной Раде.

В этом и следующем году Украина должна выплатить рекордные суммы по государственному долгу, что может повлечь за собой увеличение количества иностранных займов. Это, в свою очередь, может спровоцировать финансовый кризис. Как МВФ оценивает эти риски?

Политика и реформы программы при поддержке МВФ должны помочь экономике Украины обеспечить устойчивый рост и избежать моментов дисбаланса. Программа также гарантирует обеспечение достаточными валютными резервами для обслуживания внешнего долга. Поэтому сегодня важно продолжать работу над реформами, чтобы в дальнейшем экономика Украины укреплялась, а государство выполняло все свои внешние обязательства.

Глава представительства МВФ в Украине Йоста Люнгман во время интервью Громадскому Киев, 9 февраля 2018 года. Фото: Анна Цигима / Громадское

Если Украина не получит очередной транш, как это повлияет на ее экономику?

Я бы не хотел выдвигать теории. Как я уже сказал, реформы, которые должны обеспечить получение Украиной очередного транша, вполне достижимыми, поэтому основное внимание следует сосредоточить на том, как мы можем обеспечить их успешное завершение.

Если оценивать результат программы на данном этапе, как много уже сделала Украина, скажем, в процентах? Сколько еще нужно Украине для полного выполнения программы?

Начиная с 2014 года реализовано много важных реформ. Среди них могу выделить укрепление монетарной политики, модернизацию финансовой политики, реформы в сфере энергетики, в частности, повышение внутренних цен на газ, а также укрепление корпоративного управления в «Нафтогазе». Кроме этого, важным стало создание антикоррупционных учреждений, таких как НАБУ, и введение электронных деклараций.

Что является самым слабым в украинской экономике? На что больше всего следует обратить внимание?

Рост экономики начался после его снижения в 2014-2016 годах. Это очень положительные изменения и мы это приветствуем, но рост все еще не является достаточным, чтобы Украина могла догнать другие страны Центральной и Восточной Европы. Поэтому следует обеспечить активизацию устойчивого роста экономики. Чтобы воплотить эту стратегию в жизнь, нужны инвестиции, и если спросить инвесторов, что мешает им вкладывать деньги в экономику Украины, то в ответ услышим обеспокоенность относительно прав собственности, верховенства права, коррупции. Поэтому важна политика, направленная на решение этих проблем, для улучшения бизнес-среды в Украине и обеспечение притока инвестиций. Эти меры укрепят экономику Украины.

Хочу также спросить о будущем сотрудничестве. Как мы знаем, даже если нам все еще многое нужно сделать, в любом случае программа завершится в 2019 году. Насколько возможно сотрудничество в рамках новой программы?

Да, конец программы приходится на конец марта 2019 года без возможности ее продления. На мой взгляд, на данном этапе еще рано говорить о том, что случится в 2019 году. Лучше сфокусироваться на том, что нужно сделать сегодня, какие реформы необходимо провести, чтобы завершить проверку, а также стратегии, необходимые для обеспечения продолжения и ускорения устойчивого роста экономики.

Поделиться: