Почему украинская власть до последнего старалась не акцентировать внимание на необходимости его принятия, и как Порошенко в конце концов добился голосов парламента — в материале Громадского.

Текст: Настя Станко, Максим Каменев

В полдень 4 октября на официальном аккаунте в Twitter посольства США в Украине появилось сообщение: «Мы поддерживаем усилия Верховной рады продлить действие особого статуса, что позволит урегулировать конфликт на востоке Украины». За несколько часов аналогичное сообщение опубликовало и посольство Германии.

Особый статус, упомянутый в сообщении, — это закон «Об особом порядке осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Документ, принятый Верховной Радой в сентябре 2014-го, фактически придает особый статус в составе Украины территориям, что сейчас контролируются так называемыми «ДНР» и «ЛНР».

Украина обязалась принять закон в рамках Минских договоренностей — единственного документа, который в настоящее время гарантирует прекращение полномасштабных боевых действий на Донбассе. Его принимали на три года, поэтому 18 октября его действие заканчивается. Ни одно из его положений на практике не реализовали.

В то же время, принятие документа вместе с принятием в первом чтении изменений в Конституцию, которые закрепили его нормы в Основном законе, было аргументом в пользу того, что Украина таки выполняет Минск.

А вот Россия за последние три года не выполнила большей части обязательств для реализации договоренностей — не обеспечила разоружения сепаратистов, не вывела свои войска, не вернула Украине контроль над государственной границей. Это давало основание международным партнерам Украины — США и Евросоюзу — продлять санкции против Кремля.

Прекращение действия закона об особом статусе Донбасса на международных переговорах фактически лишает президента Петра Порошенко аргументов в пользу того, что Украина готова выполнять свою часть обязательств в рамках Минска. А это, в свою очередь, давно пытается доказать международному сообществу президент России Владимир Путин, чтобы добиться отмены международных санкций.

Через несколько часов после сообщения посольства США в Twitter, президент Порошенко внес в парламент закон о продлении действия особого порядка самоуправления на неподконтрольной части Донбасса до 18 октября 2019 года. Почему украинская власть до последнего старалась не акцентировать внимание на необходимости его принятия, и как Порошенко в конце концов добился голосов парламента — в материале Громадского.

Прекращение действия закона об особом статусе Донбасса на международных переговорах фактически лишает президента Петра Порошенко аргументов в пользу того, что Украина готова выполнять свою часть обязательств в рамках Минска. А это, в свою очередь, давно пытается доказать международному сообществу президент России Владимир Путин, чтобы добиться отмены международных санкций (на фото слева направо — президент Украины Петр Порошенко, президент Беларуси Александр Лукашенко и президент России Владимир Путин 11 февраля 2015 во время встречи в Минске ) Фото: EPA / TATYANA ZENKOVICH / POOL

Больной вопрос

В законе «Об особом порядке осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» зафиксировано, что Украина гарантирует, в частности, недопущение привлечения к уголовной ответственности и наказания «участников событий на территории Донецкой и Луганской областей».

Также закон предусматривает проведение местных выборов, назначения прокуроров и судей по согласованию с местными органами власти и создание отрядов «народной милиции». Кроме того, Украина обязалась финансировать фактически оккупированные территории из государственного бюджета.

Верховная Рада приняла его 16 сентября 2014, почти сразу после первых переговоров в Минске президента Петра Порошенко и его российского визави Владимира Путина, при посредничестве канцлера Германии Ангелы Меркель и тогдашнего президента Франции Франсуа Олланда. Переговоры проходили в условиях военного давления — вторжение на территорию Донбасса российской армии и «Иловайского котла». Результатом стали Минские договоренности, которые должны были положить конец войне на Донбассе. Среди прочего, они предусматривали и принятия этого закона.

В 2014-м народные депутаты принимали закон в закрытом режиме. Тогда Петр Порошенко с трибуны парламента почти полчаса убеждал народных избранников поддержать документ. Он рассказывал о катастрофическом состоянии украинской армии и неспособности Украины продолжать прямой вооруженный конфликт с Россией.

Александр Турчинов, который тогда был спикером парламента, схитрил — в момент голосования в сессионном зале выключилось электронное табло, которое фиксирует результаты. Он сообщил, что документ поддержали 277 народных избранников.

Что бывает, когда парламент принимает законы, касающиеся Донбасса в открытом режиме, страна увидела за год — 31 августа 2015 года. Тогда Верховная Рада в первом чтении приняла изменения в Конституцию, в частности, относительно особого порядка самоуправления на Донбассе. Под стенами Верховной Рады собрался митинг, переросший в столкновения с полицией, один из «свободовцев» швырнул в отряд Национальной гвардии боевую гранату — 4 бойца погибли. Еще два десятка получили ранения.

Неудивительно, что власти до последнего старалась не выносить в публичную плоскость обсуждение, нужно ли продолжать действие закона об особом статусе Донбасса. Зато с июня этого года страна следила за подготовкой другого закона — «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета над временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей». Сам Турчинов называет документ проще — «Законом о деоккупации Донбасса».

Пока президент Петр Порошенко (слева) всячески отстаивал продление действия закона об особом статусе, секретарь СНБО Александр Турчинов (справа) подготовил другой документ — «Закон о деоккупации Донбасса» Фото: Михаил Палинчак / POOL / УНИАН

Два или один

Документ подготовил секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов. В проекте впервые неподконтрольные территории Донецкой и Луганской областей назывались оккупированными, а Россия — агрессором. Вместо антитеррористической операции предлагалось ввести объединенный штаб для противодействия агрессору. В начале июля руководство государства обсуждало проект на заседании СНБО, но в итоге в парламент его решили не вносить. Как сообщил сам Турчинов — из-за замечаний международных партнеров. Громадское подробно анализировало проект этого закона.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Закон о деоккупации Донбасса: декларация о намерениях

В неофициальных разговорах западные дипломаты неоднократно подчеркивали: закон о деоккупации обсуждать не хотят, просто потому, что его не будет. Зато отмечали, что ключевой вопрос — продолжение действия особого статуса для Донбасса, поскольку именно он является частью Минских обязательств Украины. В посольствах намекали, если действие закона не продлят, международные партнеры Украины могут отменить санкции против России.

Осенью, после возобновления работы парламента, Турчинов продолжил лоббировать свой проект. В конце концов на прошлой неделе сотрудники Администрации президента неофициально сообщили журналистам, что окончательная редакция законопроекта согласована с международными партнерами — США, Германией и Францией, — а президент, который как раз вернулся из США, где встречался с Дональдом Трампом, готов внести документ в парламент.

По сравнению с первоначальным вариантом, финальная версия содержала два принципиальных момента. Впервые в украинском законодательстве фиксировались приоритетность выполнения положений Минска, которые касаются безопасности. А именно Минского протокола от 5 сентября 2014 года, Минского меморандума от 19 сентября 2014 и «Комплекса мер» от 12 февраля 2015 с целью создания необходимых условий для политического урегулирования в соответствии с нормами и принципами международного права и законодательства Украины.

А главное — законопроект предусматривал продление действия закона об особом порядке самоуправления на Донбассе.

«Голосование за этот законопроект — момент истины для украинских политиков. Это проверка на прагматичность», — уверял Громадское источник в АП в минувшую пятницу.

2 октября финальный текст законопроекта президент обсуждал за закрытыми дверями с членами так называемого «Стратегического совета». Кроме Порошенко, в состав неформального органа входят Александр Турчинов, бывший премьер Арсений Яценюк, действующий глава правительства Владимир Гройсман, спикер парламента Андрей Парубий, глава АП Игорь Райнин, его предшественник Борис Ложкин, генпрокурор Юрий Луценко и глава МВД Арсен Аваков.

По информации Громадского, члены Стратегического совета обсуждали, каким образом добиться одобрения законопроекта Верховной Радой. Предложения было два: направить в парламент проект закона о деоккупации с пунктом о том, что этот закон будет продолжать действие закона «Об особом порядке самоуправления в Донбассе». Или зарегистрировать отдельный законопроект о продлении действия этого закона. В конце концов, решили остановиться на идее двух отдельных проектов, которые вчера президент и направил в парламент:

— «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета над временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей» (номер 7163) — признание России страной-агрессором, а части Донбасса — оккупированной территорией, прекращение АТО, создание оперативного штаба по противодействию агрессору.

— «О создании необходимых условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (номер 7164) о продлении на год действия закона о порядке самоуправления отдельных районов Донбасса.

Собеседники Громадского в окружении президента объясняют: предложение продлить действие закона о порядке самоуправления на Донбассе отдельным проектом увеличивала шансы на его принятие. Ведь это предложение были готовы поддержать депутаты от «Оппозиционного блока» и мажоринарники из восточных областей.

Зато за «Закон о деоккупации Донбасса», который признает Россию страной-агрессором, они голосовать категорически отказывались. Однако, была проблема: продолжать действие закона о самоуправления Донбасса не хотели депутаты от «Народного фронта». Они предостерегали — Россия будет настаивать на проведении там местных выборов, но военных из Донбасса все равно не выведет.

Была у «фронтовиков» и претензия к окончательной редакции закона. Ведь там упоминались Минские договоренности. Это вызвало возмущение не только соратников Турчинова из «Народного Фронта», но и части депутатов от БПП, в частности Мустафы Найема.

«Фактически этим документом мы легализовали Минские договоренности в рамках правового поля Украины. С формальной точки зрения они не могут считаться источником права, в частности международного, так как их не подписывали субъекты международного права», — уверяет Найем.

В Администрации президента и посольствах международных партнеров Украины с аргументами Найема и его единомышленников не согласны. Минские договоренности уже зафиксированы в нормах международного права, — напоминают они. В частности, в резолюции 2202 Совета безопасности ООН от 17 февраля 2015 года. В документе отмечается, что Совбез ООН одобряет комплекс мероприятий по выполнению Минских договоренностей от 12 февраля 2015 года.

Редакция закона о самоуправления Донбасса вызвала претензии не только у «фронтовиков», но и в части депутатов от БПП (на фото в центре — Мустафа Найем, фракция БПП, на заседании Совета 5 октября) Фото: Александр Космач / УНИАН

Гости в Раде

Для поиска голосов у Петра Порошенко оставалось меньше суток. Ведь он рассчитывал, что документы парламент рассмотрит сегодня. Поэтому утром приехал в Верховную Раду и выступил перед депутатами от БПП. По словам собеседников Громадского, Порошенко подчеркнул, что если парламент не продлит действие закона о самоуправлении в Донбассе, шансы того, что международные партнеры снимут санкции из России, значительно возрастут.

«Главное для нас сейчас — сохранить международную коалицию в поддержку Украины», — рассказывают слова Порошенко депутаты. В свою очередь заместитель главы Администрации Президента Константин Елисеев объяснял депутатам, что прекращение действия закона фактически означает, что Минские договоренности больше не работают, что развяжет руки России для эскалации конфликта.

Между тем, Александр Турчинов на заседании фракции «Народного фронта», которое также проходило сегодня утром, искал варианты, как заставить соратников также проголосовали «за» продолжение действия закона о самоуправлении на Донбассе еще на год.

В результате «фронтовики» согласились сделать это, но при одном условии, которое оформили в виде поправки: он будет работать, если с неконтролируемой территории выведут незаконные вооруженные формирования.

Перед обедом президент внес на сайт Совета дополненный документ с этой правкой.

«Фронтовики» согласились голосовать за проект сразу в целом. Тогда как закон «Об особенностях государственной политики на неподконтрольных территориях Донбасса» коалицианты решили поддержать только в первом чтении, а ко второму доработать без статьи 7, которая касается именно Минских договоренностей.

Тактическое отступление

Александр Турчинов лично представлял депутатам законопроект о деоккупации. Зато проект о продлении действия особого порядка самоуправления на Донбассе должна была презентовать вице-спикер Ирина Геращенко. И вчера утвердить оба документа не удалось.

Турчинов лично представлял народным депутатам законопроект о деоккупации Донбасса Фото: Александр Космач / УНИАН

Депутаты от фракции «Самопомощь», имевшие свой альтернативный законопроект о восстановлении суверенитета Украины над временно оккупированными территориями, заблокировали парламентскую трибуну. Спикер Андрей Парубий объявил перерыв и собрал руководителей коалиции на совещание.

Посоветовавшись с Турчиновым и проконсультировавшись по телефону с президентом, Парубий решил закрыть вчерашнее заседание Рады, чтобы не провоцировать углубление конфликта в сессионном зале. Ведь трибуну можно было разблокировать только физическим вмешательством. Также спикер сообщил, что из текста проекта закона о деоккупации исключили упоминание о Минских договоренностях.

Народные депутаты от фракции «Самопомощь» вечером 5 октября заблокировали парламентскую трибуну. Спикер Андрей Парубий был вынужден закрыть заседание Рады. Голосование перенесли на следующий день Фото: Андрей Крымский / УНИАН

Между тем в парламент приехал Петр Порошенко. Он собрал заседание фракции БПП, где попросил депутатов приехать в совет сегодня утром, чтобы наконец рассмотреть оба законопроекта — ведь не секрет, что в пятницу большинство народных избранников не приходит в парламент и отдыхает.

«Приспешники Кремля в сессионном зале, которые заблокировали трибуну и сорвали принятие закона, который признавал Россию страной-агрессором, понесут ответственность за свои действия», — сказал президент.

Аналогичное заявление сделал и Александр Турчинов.

«Мы посоветовались и решили, что гораздо лучше, чтобы из вечерних выпусков новостей страна узнала, что „Самопомощь“ сорвала голосование о признании России страной-агрессором, чем о том, что парламент с драками принял этот закон», — пояснил Громадскому депутат, который был на заседании в кабинете спикера.

Сегодня утром депутаты от БПП и НФ заблаговременно обступили трибуну парламента, чтобы не дать возможность оппозиционерам снова ее заблокировать. Спикер Верховной Рады Андрей Парубий поочередно поставил на голосование два президентских законопроекта о Донбассе. 233 голоса «за» — и закон о деоккупации Донбасса приняли в первом чтении (голоса отдали БПП, НФ, Радикальная партия и группа «Воля народа»). Продолжение спецстатуса для Донбасса до 2018 года поддержали 229 голосами.

Продлив на год действие закона о спецстатусе Донбасса, который за три предыдущих года так и не заработал на практике, руководство Украины продемонстрировало международным партнерам, что придерживается Минска.

В то же время принятие закона о деоккупации Донбасса в первом чтении можно расценить как намек президента Запада — Украина готова и к более радикальным действиям. Ведь России вряд ли понравится, что Украина официально признает ее страной агрессором. Однако история принятия изменений в Конституцию показала, в Верховной Раде не всегда доходит дело до принятия закона во втором чтении.

Поделиться: