Заседание Конституционного суда Украины.
Фото:

УНИАН/Андрей Скакодуб

«Подвесить за яйца». Эта фраза звучит на так называемых пленках Мельниченко. Еще в начале нулевых президент Леонид Кучма предлагал тогдашнему главе Донецкой облгосадминистрации Виктору Януковичу поступить так с одним судьей из Донецка. Кучма был недоволен решением, которое принял этот судья.

Неизвестно, как дальше действовал Янукович, но судебное решение в итоге оказалось благоприятным для президента. Сейчас этот судья возглавляет Конституционный суд. Зовут его Александр Тупицкий.

Сейчас Конституционный суд Украины (КСУ) рассматривает несколько обращений депутатов из партии Виктора Медведчука и парламентской группы «За будущее». Одно из них касается конституционности создания Высшего антикоррупционного суда (ВАКС), второе — электронного декларирования и наказания за незаконное обогащение. Есть и другие.

Если КСУ поддержит аргументы депутатов, это может разрушить все постмайданные антикоррупционные достижения. Следствием может стать существенное ухудшение отношений Украины с западными партнерами. Проще говоря, это «подвесит» всю страну.

 Что происходит

«НАБУ мы завалили. Сейчас мы разберемся с Высшим антикоррупционным судом», — так 6 октября депутат ОПЗЖ Василий Нимченко в эфире 112-го канала анонсировал рассмотрение Конституционным судом обращение в отношении ВАКС.

Сами обращения суд рассмотрел во вторник, 27 октября. В тот же вечер, тот же Нимченко в эфире того же 112-го рассказывал о первом решении КСУ. По его словам, суд разделил свой вердикт на две части.

В первой он признал неконституционными нормы о незаконном обогащении и проверку в отношении имущества декларанта и всех его родственников. Во второй — выделил другие пункты обращения депутатов в отдельное производство, над которым будет работать дальше.

В то же время источники hromadske говорят о несколько другом решении. А именно, что судьи отменили уголовную ответственность за недостоверное декларирование (статья 366-1 Уголовного кодекса) и вывели из-под действия полномочий Нацагентсва по противодействию коррупции (НАПК) судей в том, что касается контроля и мониторинга их образа жизни. Все остальные пункты обращения оставили для дальнейшего рассмотрения.

На момент подготовки этого материала КСУ не огласил своего решения.

В целом же обращение в Конституционный суд расписано на 79 страницах. Фактически оспаривается все то, что является базой для антикоррупционного законодательства Украины.

«Очень большое конституционное представление. Оно касается практически всего законодательства об антикоррупционном декларировании: мониторинг образа жизни, незаконное обогащение, проверка родственников, публичность системы электронного декларирования и тому подобное. Если КСУ вынесет решение, это просто полностью разбалансирует антикоррупционную систему», — пояснила hromadske представитель Верховной Рады в Конституционном суде, народный депутат от «Слуги народа» Ольга Совгиря.

По сути, этим обращением авторы добиваются уничтожения системы электронного декларирования. «Эти условия фактически сделают невозможными эффективную проверку деклараций и конфискацию незаконно приобретенного имущества»отмечал 8 октября глава НАПК Александр Новиков.

Что касается другого обращения депутатов — о Высшем антикоррупционном суде — КСУ решение еще не вынес.

Авторы обращения считают, что создание ВАКС не соответствует Конституции, поскольку он образован как особый суд.

«Идет вопрос об институции, созданной в государстве — особой организации, рассчитанной на особое правосудие, особый статус, что не разрешено Конституцией», — объяснял логику этого представления Нимченко.

В то же время оппоненты настаивают, что ВАКС — это специализированный суд. И создание подобных судов четко прописано в Конституции.

«Суд первой инстанции, рассматривая уголовные производства, касающиеся коррупционных правонарушений, применяет ту же процедуру, использует те же стандарты доказательства, прописывает решение по существу предъявленного обвинения по тем же критериям, что и любой суд уголовной юстиции», — заявила 6 октября на публичном рассмотрении обращения в Конституционном суде глава ВАКС Елена Танасевич.

Заместитель главы Конституционного суда Украины Сергей Головатый, глава Конституционного суда Украины Александр Тупицкий и судья Конституционного суда Украины Ирина Завгородняя
Фото:

УНИАН/Вячеслав Ратынский

Нарушения Конституционного суда

Первое, что бросается в глаза, когда берешься анализировать ход рассмотрения этого «антикоррупционного представления» — это то, что в нем участвуют судьи, у которых есть откровенный конфликт интересов, ведь часть служителей Фемиды сами замечены в недобросовестном декларировании. 

Еще 6 октября, на открытом заседании Конституционного суда представитель президента в КСУ Федор Вениславский заявил отвод судьям из-за этого конфликта: «Судьи могут признать неконституционным закон, по которому они сами будут привлечены к ответственности».

Речь идет о четырех судьях:

  • В декларации Ирины Завгородней НАПК выявило недостоверные сведения в размере 615,3 тыс грн. НАБУ зарегистрировало уголовное производство по факту декларирования недостоверной информации (статья 366-1 Уголовного кодекса);
  • Игорь Слиденко несвоевременно подал сообщение о существенных изменениях в имущественном состоянии;
  • Владимир Мойсик не сообщил о существенных изменениях в декларации;
  • А у главы суда Тупицкого в Окружном административном суде Киева рассматривается дело против НАПК — он оспаривает законность предписания, выданного Нацагентством из-за непредоставления Конституционным судом документов о конфликте интересов.

Другое нарушение касается формы рассмотрения дела. КСУ решил проводить его в форме письменного производства, то есть судьи в закрытом режиме читают объяснения сторон процесса.

«Суд изменил форму производства с устной на письменную. Мы предполагаем, что это для того, чтобы скрыть ход рассмотрения дела», — говорит hromadske Ольга Совгиря.

По сути, представителей парламента и президента 19 октября оставили перед закрытыми дверями. Тогда это вылилось в публичный обмен заявлениями между партией «Слуга народа» и КСУ.

«Конституционный суд грубо нарушает право президента Украины и Верховной Рады участвовать в конституционных процессах», — говорилось в заявлении партии.

В ответ КСУ сетовал на попытку подрыва его авторитета, а изменение формы рассмотрения объяснял карантинными ограничениями.

Третье нарушение касается регламента работы Суда. Повестка дня на вторник была объявлена в понедельник в 17.00, то есть за час до завершения рабочего дня. По мнению Совгири это нарушает требование заблаговременно сообщать о подобных вещах. «Это свидетельствует о том, что идут какие-то непонятные процессы, и они вызывают вопросы», — заключает она.

А вот депутат-антикоррупционер из партии «Голос» Ярослав Юрчишин говорит откровенно: «Просматривается политический заказ». Он обращает внимание на скорость рассмотрения этих двух дел Конституционным судом, в то время как другие дела лежат годами. «Ускоренное рассмотрение обоих обращений с авторами из ОПЗЖ, часть из которых фигурирует в делах НАБУ, показывает, что есть политические мотивы, чтобы быстрее принять решение», — говорит депутат.

 Кто за этим стоит

За процессом уничтожения Антикоррупционного суда и основных антикоррупционных норм законодательства стоят разные политики и партии.

Под обращением в КС стоят подписи депутатов из ОПЗЖ и нескольких представителей фракции «За будущее». Партию «За будущее» возглавляет давний друг олигарха Коломойского Игорь Палица.

Виталий Шабунин из Центра противодействия коррупции называет три стороны, которые могут быть ответственными за решение КС. Это силы, которые стоят за авторами обращения — Коломойский, Кремль, представители Офиса президента (Андрей Ермак со своими заместителями Олегом Татаровым и Андреем Смирновым) как организаторы и Владимир Зеленский.

Другой собеседник hromadske назвал только одного человека в Офисе президента, который должен отвечать за процесс в КС — Смирнов. «Смирнов — один из тех, кто поддерживал эту историю. И в ОП ориентировались на его позицию. В ОП за уничтожение этих статей и инфраструктуры топил Смирнов. Не Трофимов, не Ермак, а именно Смирнов», — рассказал на условиях анонимности собеседник hromadske.

Депутат Юрчишин тоже говорит о роли Банковой в этой истории. «Это происходит с молчаливого согласия, а фактически — при попустительстве Офиса президента. Вряд ли Офис может или ускорить или заблокировать рассмотрение дела. Но какой-то активной разъяснительной, защитной работы со стороны представителей президента я не вижу», — говорит депутат.

О роли Банковой рассказывает hromadske и один из бывших сотрудников Администрации президента времен Порошенко. «Без звонков из Офиса (президента — ред.) такие решения не принимаются. Конституционный суд — самый зависимый суд среди всех “больших”», — говорит наш собеседник.

Однако Офис президента перекладывает ответственность за уничтожение антикоррупционной инфраструктуры руками Конституционного суда на «бизнесменов от политики». Об этом говорится в анонимном сообщении, которое появилось на сайте президента вечером 27 октября. «Несмотря на противодействие, соответствующие инструменты в законодательстве Украины будут сохранены или, в крайнем случае, восстановлены. Никакого отступления в антикоррупционной работе не допускаем даже гипотетически», — уверяет неизвестный автор.

Фото:

Антон Шишенок/hromadske

 Как голосовали судьи

Процесс уничтожения антикоррупционного законодательства в КСУ продвигается конкретными судьями. Каждый из них назначался в суд по чьей-то квоте. Сергей Лещенко сообщил, что решение принимается десятью судьями.

Не голосовали Олег Первомайский (назначен Верховной Радой в 2018-м по квоте «Народного фронта»), Василий Лемак (назначен Порошенко в 2018-м), Виктор Колесник (назначен Порошенко в 2016-м) и Сергей Головатый (назначен Порошенко в 2018-м).

Однако есть еще один судья, который может иметь отношение к процессу уничтожения антикоррупционного законодательства. Это глава ОАСК Павел Вовк. «Нашими общими усилиями в борьбе за общую справедливость принято решение о незаконном обогащении, вернее, о признании его неконституционным. Поэтому у вас есть возможность купить себе все, что вы хотите», — говорится об отмене Конституционным судом ответственности за незаконное обогащения в 2019 году на записях, которые опубликовало НАБУ.

hromadske пытается получить комментарии судей Конституционного суда. Пока удалось связаться лишь с Сергеем Головатым. Но комментировать решение он отказался, сославшись на «судейскую этику».

Какие будут последствия

Инициаторы и участники процесса уничтожения антикоррупционного законодательства преследуют разные цели. Так, отмена нормы о незаконном обогащении и уголовной ответственности за ложь в декларациях выгодны фигурантам уголовных расследований.

«Если создание ВАКС признают неконституционным, то все его решения ставятся под вопрос. Все дела — Мартыненко, Насирова, Онищенко — они оказываются нигде. Их могут перевести в другой суд. Но по действующему законодательству другой суд не может их рассматривать. Поэтому они как минимум выигрывают время. А как максимум — можем получить развал дел», — объясняет Юрчишин.

Антикоррупционный активист, главный эксперт StateWatch Александр Леменов напоминает, что в 2019-м после отмены Конституционным судом статьи о незаконном обогащении многим коррупционерам удалось избежать наказания. Сейчас это может повториться. «Если суд поддержит обращение, то все дела могут позакрываться. Кроме дел, которые сейчас в процессе досудебного расследования, где можно изменить квалификацию преступления. Сейчас все, что слушается в суде, все может быть закрыто. И эти дела не восстановить», — объясняет Леменов.

В Офисе президента уже анонсировали, что в случае отмены Конституционным судом норм антикоррупционного законодательства президент восстановит систему электронного декларирования и ответственность за коррупционные нарушения путем внесения соответствующих законов. Однако ко времени вступления в действие этих законов пробел в законодательстве позволит коррупционерам уходить от ответственности.

Более угрожающие последствия могут ожидать Украину во внешней политике. За этими процессами в Конституционном суде пристально следят западные партнеры.

«Если Конституционный суд поддержит все обращения однопартийцев Медведчука, то от нас точно откажутся западные партнеры. Мы точно теряем любую макрофинансовую поддержку. МВФ — это маячок, за ним последуют все. Плюс наши облигации никто не будет покупать», — объясняет Леменов.

Такое развитие событий отбросит Украину к России, считает Юрчишин.

И все это становится фактором шантажа самого Зеленского. Из-за решения Конституционного суда позиции президента ослабляются как внутри страны, так и снаружи. Он станет уязвимым как для пророссийских сил, которые начнут склонять к уступкам Кремлю, так и к требованиям Коломойского, в первую очередь — об отмене требований государства к прежним владельцам «ПриватБанка».

По сути, Зеленского уже «подвесили».

Поделиться: