Юрий Володарский, критик, журналист

Есть у меня в Нью-Йорке старинная знакомая Катя, бывшая киевлянка. Всякий раз, когда в столицу мира приезжает российский артист, замаравший себя одобрением путинской политики, антиукраинскими высказываниями или поддержкой аннексии Крыма, Катя выходит на пикет. Вместе с друзьями она стоит, например, у Карнеги-холла перед концертом, скажем, Валерия Гергиева, держит плакаты, выкрикивает лозунги.

При этом Катя не ломится в зал, не пытается влезть на сцену и разогнать музыкантов, не швыряет в верноподданное маэстро тухлым яйцом и даже не пририсовывает усы на афишах с его портретом. При всех своих патриотических чувствах – а она, несмотря на американское гражданство, по-прежнему истовый патриот Украины – Катя прекрасно понимает, что за нарушение закона ей придется ответить по всей его строгости.

Украинские ультраправые националисты с законом не церемонятся. Они громят экспозицию Давида Чичкана, позволившего себе усомниться в том, что революция достоинства достигла своих целей. Они атакуют выступившего с антивоенной инсталляцией студента НАОМА Спартака Хачанова, вынуждая его покинуть страну. Они уничтожают выставку Александра Грехова, изобразившего Шевченко в виде современных супергероев, после чего эту выставку, как бы чего не случилось, отменяют также в Виннице и Львове. Список можно пополнить срывом концертов, презентаций, литературных чтений. Новыми пунктами он теперь прирастает чуть ли не каждый месяц.

Понятно, откуда все это берется. Во-первых, сколько бы мы ни уверяли других и самих себя в принадлежности к Европе, до европейской толерантности нам далеко. Украинское общество все еще преимущественно постсоветское, в нем широко распространены догматизм, ригоризм и нетерпимость к инакомыслию. Во-вторых, на востоке страны уже пять лет идет необъявленная вялотекущая война, которую нет возможности прекратить. Не в силах справиться с внешними врагами, обуреваемые бессильным гневом непримиримые борцы принимаются назначать внутренних.

Иногда это заканчивается жутким конфузом. Именно так вышло с отбором на Евровидение, когда конкурсанток начали в духе былых комсомольских проработок проверять на уровень патриотизма и на предмет связей со страной-агрессором, а победительнице поставили условия, которые не были прописаны перед началом конкурса. В результате, проявив удивительную цеховую солидарность, от поездки на Евровидение отказались все участники отбора. Национальная телерадиокомпания с шумом села в лужу, а вместе с ней и вся Украина в очередной раз опозорилась перед миром. Адекватные публицисты дружно написали о том, что надо либо играть по правилам, либо не играть вообще.

Проблема в том, что играть по правилам, а также соблюдать и воплощать на практике верховенство закона, у нас пока не собираются. За скандал с отбором на Евровидение никто не понесет никакой ответственности. Акции националистов наверняка будут продолжаться. Погромщики ничего не боятся: дела против них либо не открывают вообще, либо открывают и тихонько закрывают. Тут можно провести параллели с тем, как у нас работает закон по части борьбы с коррупцией. А работает он так плохо, что почти никак.

Про вовка промовка – а вовк у хату. Пока я писал эти строки, стало известно, что Путин наградил Михаила Жванецкого орденом «За заслуги перед отечеством» III степени. Праворадикальный одесский активист Сергей Стерненко потребовал отмены запланированных на 16 и 21 марта концертов Жванецкого в Киеве и Одессе.

Пока в стране не будут действовать законы и соблюдаться правила, пока радикалы будут чувствовать себя безнаказанными, о пресловутой «европейской Украине» нет смысла даже заикаться. Как ситуация может измениться? Боюсь, при нынешней системе власти, никак. Изменится ли она после президентских и парламентских выборов? Спросите что-нибудь полегче.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: «Художники должны говорить о проблемных и неудобных вещах», — украинская художница Жанна Кадырова | Услышу каждого

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile