Недавно Ассоциация сексологов и секстерапевтов Украины (АССУ) опубликовала очень странное заявление, в котором объявила, что выступает против сексуального просвещения. Я была в шоке — для человека, который ежедневно крутится в этой теме, это звучало так, словно стоматологи выступают за кариес или кардиологи — против дефибрилляторов: смешно, удивительно и немного страшно.

Во-первых, в Украине эпидемия ВИЧ — ежегодно регистрируется около 20 тыс. случаев инфицирования вирусом иммунодефицита. Сколько среди них подростков, непонятно — государственная статистика не выделяет их в отдельную группу. Но по данным UNICEF в группе риска находится почти 123 тысяч из них. Во-вторых, уровень подростковой беременности в Украине, по разным данным, в 3 — 7 раз превышает количество таких случаев в европейских странах.

Это лишь две из многих глобальных проблем, которые касаются вопроса сексуального образования и непосредственно влияют на здоровье и благополучие не только отдельных граждан, но и всего общества.

Однако плачевная статистика достаточно логична, так как ни подростки, ни взрослые в Украине не привыкли к откровенным разговорам о сексе, репродуктивном здоровье или сексуальности.

По данным Ю-репорт, 64% подростков получают информацию, связанную с сексуальным образованием, от своих сверстников, а значит, стереотипы множатся, презервативы не используются, а многие школьники и дальше верят, что забеременеть можно, только когда Меркурий в Весах, и если после секса хорошенько помыться, то ничего не будет. Ну, вы поняли.

Поэтому реальный единственный способ решить эти глобальные проблемы — это ввести комплексное сексуальное образование в школе.

Такая мировая практика действительно работает. Например, в Германии за 30 лет после введения сексуального образования в школе процент ребят, которые использовали презерватив во время первого секса, вырос с 71% до 92%, а количество беременных на тысячу 15-19-летних девушек снизилась с 38 до 6.

Доступ к сексуальному просвещению — это право любого человека, ведь знать о том, что происходит с твоим телом, необходимо для того, чтобы сохранить здоровье. В Украине это право постоянно нарушается. Уроки в школе, выделенные под разговоры «про это» пропускаются или даются школьникам на «самостоятельную проработку». А вопрос менструации и поллюций вообще начинают обсуждать только в 8 классе, когда школьникам почти 14 лет, а месячные и поллюции у подростков, как правило, начинаются раньше — в 10-13 лет.

К тому же те учителя, которые умеют преподнести «Основы здоровья», где и должно происходить сексуальное просвещение, либо не являются квалифицированными специалистами в этой сфере, либо имеют знаний, однако считают, что обсуждение этих тем приведет к тому, что подростки начнут заниматься сексом прямо в школьных коридорах. Это преувеличение, конечно, но они действительно думают, что знания о сексе школьники сразу же захотят воплотить практически, хотя — спойлер — это не так. Изучение вопросов сексуального образования приводит к тому, что подростки начинают заниматься сексом на несколько лет позже.

Когда мне было 19 лет, я узнала о том, что есть вирус папилломы человека (ВПЧ) — инфекция, которую подхватывает более 80% сексуально активных людей. Но когда я услышала об этом, то очень запаниковала и думала, что обязательно от этого умру, ведь никто никогда не рассказывал мне о существовании ВПЧ. Тогда мне очень хотелось получить какую-то профессиональную информацию об этом, тем временем поиск в Гугле напугал меня еще больше, а из знакомых никто ничего об этом не знал. Я поняла, для меня, девочки из провинциального города, которая хочет знать больше о своем здоровье, нет ни одного безопасного места, где была бы эта жизненно необходимая для меня информация. Поэтому пришлось заняться самообразованием и создать такое пространство для таких же подростков — так и появилось «Вперше» (с укр. — впервые). По сути, из-за безысходности.

Теперь таких ресурсов становится все больше, но этого мало, чтобы добраться до сознания каждого украинского подростка. И вот организация, которая как раз должна заниматься развитием и продвижением сексуальной образованности, выступает против этого.

Один из основных аргументов АССУ против секс-образования — то, что общественные активисты, которые занимаются ею в Украине, не имеют диплома сексологов. Так, сексуальным образованием должны заниматься квалифицированные люди, и их компетентность обязательно надо проверять. Но для этого не обязательно надо проверять диплом о профильном высшем образовании.

Во-первых, диплом сексолога в Украине получить невозможно — об этом на сайте АССУ даже пишет сама президент ассоциации.

Во-вторых, учитывая качество высшего образования в нашей стране, диплом зачастую — просто плохо оформленная в Paint бумажка, которая не указывает на квалификацию специалиста.

И вообще, мы живем в 2019 году, когда курсы лучших универов мира можно прослушать онлайн. Президентом Украины недавно вообще стал комик — о какой «работе по специальности» может идти речь?

Впрочем, в Украине по статистике живет почти 7 млн человек, которые младше 15 лет, а в Ассоциации — лишь 56 специалистов. Именно поэтому нам необходимо кооперироваться, а не заниматься монополизацией сферы и сегрегацией — только так победим.

В заявлении Ассоциации странной мне показалось сообщение о том, где члены Ассоциации отмечают, что они против секс-образования, в котором «пропагандируются гомосексуальные отношения».

Когда почетный президент АССУ говорит, что гомосексуальность — это отклонение сексуальной ориентации, ибо только отношения между женщиной и мужчиной приводят к рождению ребенка, мне хочется кричать.

Во-первых, гомосексуальность была исключена из списка болезней ВОЗ еще до признания Украины независимым государством.

Во-вторых, специалист/ки, которые должны помогать другим иметь классное сексуальную жизнь, должны были бы знать, что люди не занимаются сексом только для продолжения рода.

В XXI веке секс — это способ коммуникации, построения отношений, демонстрации любви, снятия стресса, и уж затем продолжение рода. Поэтому рассказывать подросткам, что сексом нужно заниматься только ради детей и после женитьбы — все равно что бросать горохом в стену.

Для меня сексуальное образование — как и любая другая образование — это, прежде всего, развитие критического мышления и понимания ответственности за решения, которые ты принимаешь.

Не надо воспринимать детей и подростков глупыми, не разбирающимися ни в чем, потому что это не так. В сексуальном просвещении надо быть не взрослыми важными моралистами, которые поучают, а старшими друзьями, которые всегда доступны, которым можно довериться, которые помогут и не будут осуждать.

Наша задача как педагогов (формальных или неформальных) — помочь подростку разобраться в запутанном мире и заложить ценности любви к себе и уважения к другим.

И показать, что у него есть поддержка и принятие — поверьте человеку, который недавно сам была тинейджером. В то же время президент АССУ сама открыто отметила, что специалисты в этой сфере не умеют общаться с поколением Z.

Но мы во «Вперше» умеем, друзья в Тинерджайзере умеют, идеологи курса «Сексуальное образование» на «Прометеусе» умеют.

Мы ежедневно помогаем сотням подростков по всей стране почувствовать, что с ними, с их желаниями и потребностями все ок, а также даем им знания и навыки для того, чтобы они были здоровыми и счастливыми. И у всех нас нет дипломов.

Так может вы, уважаемые сексологи и секстерапевты Украины, не будете пытаться выпихнуть нас из публичного пространства и позволите нам делать то, что мы умеем, пока вы делаете то, что умеете вы?

На самом деле и в религиозных организациях, и в медицинских объединениях, и в низовых проектах, независимо от слов, которые мы используем, или способов общения, одна цель — здоровые и счастливые люди. Просто у нас разное видение пути к этой цели. Поэтому было бы логично не мешать друг другу работать, а наоборот, поддерживать друг друга.

Было бы классно, если бы такая уважаемая организация как АССУ атаковала не нас, активистов, а власть и политиков, которые активно нарушают права школьников, ведь игнорируют необходимость сделать комплексное сексуальное образование формальным.

И еще было бы классно, чтобы Ассоциация не возражала против доказанных наукой вещей и начала использовать более прогрессивные подходы к общению с подростками. Если мы, взрослые, будем рассказывать им, что секс существует только для продолжения рода, а о презервативах будем молчать, то ситуация с ВИЧ и подростковыми беременностями не улучшится. Независимо от того, есть у нас дипломы или нет.

Поделиться: