Яна Седова

Сестра украинского политзаключенного Олега Сенцова Наталья Каплан впервые за последние три года увиделась с ним 5 июля в колонии «Белый медведь» в Лабытнанги на Ямале. Ранее Сенцов упорно отказывался от свиданий с родными, говорил, что морально это очень тяжело. Но спустя почти два месяца голодовки, единственное требование которой — освободить всех украинских политзаключенных, которых удерживает Россия, сам попросил через адвоката Дмитрия Динзе о встрече с сестрой.

Колония «Белый медведь» в Лабытнанги на Ямале. Фото: Громадское

«Я была сильно удивлена, когда адвокат Динзе сказал, что Олег хочет меня увидеть, потому что он отказывался от свиданий с близкими все эти годы. Но было радостно это узнать, я сразу же рванула сюда (в Лабытнанги). Было радостно увидеть Олега. Я, конечно, представляла себе картину хуже, чем я увидела на самом деле. Но все равно страшно. Человек изменился», — рассказала Наталья Громадскому.

Их свидание длилось всего два часа, они не смогли даже обняться: говорили через стекло по телефону, а за их встречей наблюдал конвоир.

По словам Натальи, Олег сильно постарел, морщины стали глубже, за время голодовки он потерял 15 кг и сейчас весит всего 75 кг при росте 190 см.

Несмотря на краткосрочность свидания, за это время они успели обсудить немало: от недавнего безрезультатного приезда в колонию украинского омбудсмена Людмилы Денисовой до многочисленных кампаний в поддержку Сенцова. И его, конечно, очень интересовало все, что связано с детьми.

По поводу украинского уполномоченного по правам человека он сказал, что этот визит — напрасная трата государственных денег и попросил всех, кто приезжает к нему или планирует, — ехать к другим политзаключенным.

«В частности, он просит (Людмилу) Денисову, независимых врачей, которые пытались к нему приехать, консулов, владыку Климента, чтобы они приезжали к другим политзаключенным, чтобы о них никто не забывал», — сказала Наталья Каплан.

Колония «Белый медведь» в Лабытнанги на Ямале. Фото: Громадское

А вот за кампании в свою поддержку очень благодарен.  

«Он прекрасно понимает, что без этих людей достучаться до политиков невозможно», — сказала Каплан.  

После свидания она позвонила маме Олега Людмиле, рассказала ей о встрече и заверила, что ее сын держится молодцом:

«Он все тот же Олег. (...) Ходит сам, пришел сам. Ну да, похудел. Но речь внятная, дает указания», — рассказала она.

По словам Натальи, он очень разочарован, что мало внимания (уделяют — ред.) другим политзаключенным и считает, что если освободят его одного, это будет полный провал», — сказала Каплан.

Хотя состояние его здоровья очень нестабильно, капельницы, которые он получает, очень помогают, говорит его сестра. «Олег планирует стоять на своем, ни о каком прекращении голодовки и речи идти не может. Он не остановится — это 100%. Ну и умирать он тоже не намерен. Он борется даже сейчас», — сказала Наталья.

Поделиться: