Между тем, в других странах Латинской Америки продолжается активное наступление на политическую коррупцию. 25 февраля экс-президент Аргентины Кристина Киршнер ответила в суде на обвинения о ее роли в одном из самых громких коррупционных скандалов в истории Латинской Америки. Как это произошло и почему политическая коррупция, долгое время бывшая безнаказанной, наконец оказалась под ударом?

Ростислав Аверчук

Коррумпированность и неэффективные решения руководителей подвели к краю пропасти далеко не самую бедную страну мира — Венесуэлу. Между тем, в других странах Латинской Америки продолжается активное наступление на политическую коррупцию. 25 февраля экс-президент Аргентины Кристина Киршнер ответила в суде на обвинения относительно ее роли в одном из самых громких коррупционных скандалов в истории Латинской Америки. Если ее признают виновной, это может стать вторым свежим приговором для экс-президентов в регионе — после Лулы да Силвы, приговоренного к 12 годам заключения в Бразилии. Схему с участием Киршнер разоблачили благодаря бывшему правительственному водителю. Как это произошло и почему политическая коррупция, долгое время остававшаяся в Латинской Америке безнаказанной, наконец оказалась под ударом?

«Дело тетрадей»: коррупционный скандал в Аргентине

Подопечные сержанта аргентинской армии Оскара Сентено вспоминают, что он никогда не расставался с записной книжкой — одной из его обязанностей был учет военного имущества. Возможно, именно тогда Сентено развил почти болезненную привычку записывать все, что с ним происходит. На эту его склонность не обратили внимания, к их несчастью, высокопоставленные чиновники, у которых он работал шофером после отставки с военной службы.

Восемь тетрадей, в которых Сентено тщательно записывал детали своих поездок, дали начало беспрецедентному для Аргентины расследованию политической коррупции, во главе которой, по мнению следователей, стояла бывшая президент и нынешняя лидер оппозиции Кристина Киршнер.

Выяснилось, что в течение десяти лет, с 2005 до 2015 года, когда закончился второй президентский срок Киршнер, Сентено был не только водителем в штате Министерства государственного планирования. За это время он сотни раз перевозил крупные суммы наличности от руководителей крупнейших предприятий в резиденции аргентинских политиков, в частности президента Нестора Киршнера и его супруги и преемницы Кристины. При этом Сентено записывал все: адреса, имена, даты, вес чемоданов и сумок, в которых перевозились деньги — все это можно увидеть в его тетрадях наряду с записями о выпитых чашках кофе и посещениях врачей.

Бывший правительственный водитель Оскар Сентено и его записи, послужившие основой для антикоррупационных разоблачений. Фото: La Nación

В январе 2018 года его записи попали в руки журналиста одного из крупнейших аргентинских изданий «La Nación». Убедившись в их правдивости, журналист передал копии тетрадей следователю, известному своей неуступчивостью в борьбе с коррупцией. И хотя сам Сентено впоследствии заявил, что сжег оригиналы тетрадей, следствие было уже не остановить. В августе 2018 года последовали первые аресты и обнародовали подробности дела, которое в аргентинском обществе произвело эффект разорвавшейся бомбы.

И неудивительно — ведь среди арестованных и подозреваемых оказались как Кристина Киршнер, так и десятки крупных аргентинских бизнесменов и политиков, в частности, отец и брат нынешнего президента Маурисио Макри. Их обвиняют в организации и участии в гигантской системе взяток, которые крупнейшие государственные и частные предприятия годами платили политикам.

Предприятия получали выгодные государственные контракты и дотации в обмен на уплату своеобразного теневого налога, размер которого колебался от 5% до 20% полученной суммы. Политики использовали собранные средства для финансирования избирательных кампаний и собственного обогащения. По предварительным оценкам, Сентено задокументировал передачу взяток на сумму около $160 млн, а совокупные убытки от схемы за 11 лет могли достичь $36 млрд.

Президентка Аргентини Крістіна Кіршнер із своїм чоловіком, колишнім президентом Аргентини Нестора Кіршнером під час мітингу в Буенос-Айресі, Аргентина, 27 березня 2008 року. Крістіна Фернандес звернулася до фермерів з проханням припинити страйк та почати переговори з пошуку шляхів вирішення кризи

Президент Аргентины Кристина Киршнер со своим мужем, бывшим президентом Аргентины Нестором Киршнером во время митинга в Буэнос-Айресе, Аргентина, 27 марта 2008 года. Кристина Фернандес обратилась к фермерам с просьбой прекратить забастовку и начать переговоры по поиску путей разрешения кризиса. Фото: EPA/LEO LA VALLE

Успех антикоррупционных расследований в регионе: почему именно сейчас?

События в Аргентине — лишь один из примеров раскрытия и наказания коррупционных сговоров на высшем уровне, произошедших за последние несколько лет в Латинской Америке. Так, в Бразилии к 12 годам заключения приговорили одного из самых популярных политиков, бывшего президента Луиса Инасуиу Лулу да Силву, а на 10 лет осудили одного из крупнейших предпринимателей Марселу Одебрехта. В Перу президент Педро Пабло Кучински подал в отставку после разоблачения его участия в коррупционных схемах. В Гватемале президента-коррупционера Отто Переса Молину отправили в отставку парламентарии, после чего его немедленно арестовали.

Подобные политические и юридические последствия антикоррупционных расследований действительно неслыханные для региона, в большинстве стран которого коррупция, казалось бы, стала неотъемлемой частью повседневной жизни как политиков, так и всего населения.После демократизации региона в 1980-90-х годах уровень доверия к политикам оставался чрезвычайно низким, а подозрения относительно их коррумпированности не утихали. Однако почти все предыдущие расследования продвигались медленно и в конце концов терялись в лабиринтах системы правосудия — как из-за нехватки юридических инструментов, так и политизации и коррумпированности системы. В Бразилии приговорами заканчивались максимум 3% всех дел о коррупции чиновников и политиков. А расследование коррупционных действий бывшего президента Фернанду Коллора (1990-1992) так ничем и не завершилось спустя 22 года — в связи с истечением срока давности.

Почему теперь все изменилось? Простого ответа нет: у каждой страны региона своя сложная история — и прогресс в борьбе с коррупцией заметен не везде. Но некоторые закономерности можно выделить на примере бразильского опыта. Именно в Бразилии антикоррупционная операция «Автомойка» достигла наибольшего успеха и оказала глубокое влияние на соседние страны. Расследование началось в 2014 году с рутинной проверки фактов отмывания денег на сети заправок и привело к раскрытию коррупционной сети, охватывавшей десятки крупнейших предприятий страны и сотни политиков и чиновников из провластных политических партий. Позже следствие выявило многочисленные случаи подкупа ведущей бразильской компанией «Одебрехт» политиков и чиновников во многих других странах региона.

Одним из ключевых факторов успеха расследований в Бразилии, как и впоследствии в Аргентине, специалисты считают эффективное использование правового механизма соглашений со следствием. Этот инструмент, существенно окрепший в 2013 году в Бразилии и в 2016 году в Аргентине, предусматривает, что наказание подозреваемых может быть значительно ослаблено, если они будут сотрудничать со следствием и раскроют детали коррупционных связей. Как пояснила изданию «New York Times» адвокат Наталья Волосин, большинство подозреваемых предпринимателей не имело опыта защиты в суде. Как только они представали перед угрозой оказаться в тюрьме, почти все раскрывали информацию о других участниках сети — и таким образом следствие получало все больше доказательств и понимания истинных масштабов коррупции.

Колишній бразильський президент Лула да Сілва (в центрі) вітається із прихильниками з вікна в штаб-квартирі Робітничої партії (Workers' Party) у Сан-Бернарду-ду-Кампу, Бразилія, 6 квітня 2018 року. 12 липня 2017 року суд засудив да Сілву до 9,5 років в'язниці за участь у корупційній змові

Бывший бразильский президент Лула да Силва (в центре) со сторонниками приветствует людей из окна в штаб-квартире Партии в Сан-Бернарду-ду-Кампу, Бразилия, 6 апреля 2018 года. 12 июля 2017 года суд приговорил да Силву к 9,5 годам тюрьмы за участие в коррупционном сговоре (он обвинялся в том, что получил в виде взятки квартиру стоимостью $270 тыс.), 24 января 2018 года апелляционный суд продлил ему срок до 12 лет и 1 месяца, а 6 февраля 2019 года — по иному делу приговорил еще к 12 годам 11 месяцам. Фото: EPA-EFE/MARCELO CHELLO

Однако успех антикоррупционных расследований нельзя объяснить только удачным использованием юридических механизмов. Ему предшествовало очень постепенное наращивание компетенции и инструментария правоохранительных органов. Неоспоримым является настойчивость и профессионализм отдельных личностей — судей, прокуроров и полицейских — годами осмысливали стратегию борьбы с коррупцией, а затем смогли оставить споры между собой и научились работать вместе. Среди них особенно выделяется бразильский судья Сержиу Мору, который еще задолго до описанных событий изучал опыт операции «Чистые руки», в начале 90-х годов разоблачившей связи ведущих итальянских политиков с мафией. Наконец, важную роль сыграло наличие настоящей политической конкуренции в хоть и несовершенных, но демократических системах — и существование независимых СМИ, быстро распространявших информацию об успехах следствия и угрозах со стороны его противников.

Однако глубинной причиной, по одной из версий, стало изменение общественных ожиданий и приоритетов. Экономический рост начала 21-го века существенно улучшил положение десятков миллионов латиноамериканцев и избавил их от бедности, особенно в Бразилии. Но повышение доходов не сопровождалось улучшением качества государственных услуг в образовании, медицине и развитии инфраструктуры. На этом фоне расточительство и коррумпированность политиков начали вызывать всеобщее возмущение и многолюдные протесты, а ухудшение экономического положения еще более обострило ощущение несправедливости. Это создало давление на политиков, которые были вынуждены постепенно развивать антикоррупционные институты, и впоследствии защитило руководивших расследованиями следстователей и судей.

Именно под давлением общественного мнения и международных организаций изменения происходят даже там, где не хватает ресурсов или политической воли, чтобы собственноручно организовать эффективный антикоррупционный механизм. В Гватемале для расследования политической коррупции была создана независимая Международная комиссия против безнаказанности под эгидой ООН во главе с иностранными специалистами. Комиссия подняла дело о коррупции президента страны и его окружения, вызвавшее волну массовых демонстраций и закончившееся его отставкой и арестом. Теперь в соседнем Сальвадоре новоизбранный президент Найиб Букеле обещает использовать похожий механизм для преодоления масштабной политической коррупции в этой небольшой стране.

Бразильський суддя Серджіо Мору (ліворуч) перед зустріччю з новообраним президентом Жаїром Болсонару в Ріо-де-Жанейро, Бразилія, 1 листопада 2018 року

Бразильский судья Сержиу Мору (слева) перед встречей с новоизбранным президентом Жаиром Болсонару в Рио-де-Жанейро, Бразилия, 1 ноября 2018 года. Фото: EPA-EFE/Antonio Lacerda

Будущее антикоррупции

Несмотря на неслыханный успех антикоррупционеров, неизвестно, какими именно будут последствия для политической системы и удастся ли надолго снизить ее коррумпированность. В той же Бразилии к власти на волне разочарования политиками пришел праворадикальный и непредсказуемый Жаир Болсонару, который тоскует по временам военной диктатуры. В Гватемале президент Джимми Моралес пытается прекратить работу Международной комиссии, призывая «восстановить независимость» страны. В Аргентине следствие еще продолжается — основные подозреваемые дальше на свободе, те же компании продолжают получать государственные заказы, а часть населения не верит в объективность расследований и считает их притеснениями оппозиции со стороны властей.

Более того, коррупция десятилетиями оставалась неотъемлемой составляющей политики в молодых демократиях региона. Кристина Киршнер во время выступления в Сенате после разразившегося скандала, казалось, пыталась убедить, что за ее президентства не происходило ничего такого, чего не делали ее предшественники или преемники. Ряд экспертов утверждает, что «откаты» по государственным закупкам и плата за доступ к управленческим должностям стали неотъемлемым источником финансирования многочисленных политических партий и дорогих избирательных кампаний. Даже главные противники коррупции, достигая власти, часто закрывали глаза на огромные нелегальные финансовые потоки или сами активно использовали их — все ради получения поддержки фрагментированных и недисциплинированных политических сил.

В Бразилии присутствуют как общественное осуждение коррупции, так и желание перемен: коррупция является второй важнейшей для бразильцев проблемой после качества системы здравоохранения. Лишь 26% бразильцев считают, что коррумпированность политиков можно оправдать, если те достигают важных для страны целей. Но приговоры коррупционерам, хотя и заслуженные, поляризовали страну из-за своей выборочности — ведь под арестом оказались преимущественно представители находившихся при власти левых и центристских сил, тогда как правые партии выиграли от ослабления конкуренции. Если добавить к этому агрессивную риторику нового президента и ориентацию лишь на отдельные общественные группы, а также необходимость сотрудничества со «старыми» политиками ради проведения экономических реформ, то шансы на быстрые и существенные изменения кажутся не слишком высокими.

В Аргентине все еще может сложиться иначе. Ведь кроме Кристины Киршнер, главного оппонента нынешнего президента Маурисио Макри накануне президентских выборов этой осенью, под следствием оказались ближайшие родственники президента — отец и брат. По мнению известного журналиста Уго Мона, для будущего антикоррупционной борьбы и аргентинской политики решающей станет объективность расследования: хватит ли у президента духу не вмешаться, чтобы спасти своих родных, и не сосредоточиться только на преследовании оппозиционерки, обходящей его в предвыборных рейтингах? Если да, то на фоне ожидаемого улучшения экономической ситуации Аргентина может получить шанс вырваться из порочного круга неэффективности государственной политики, низкого доверия к власти и массовых протестов, которые повторяются на протяжении последних десятилетий.

Что бы ни происходило дальше, записи водителя Оскара Сентено уже сыграли важную роль. Вызванное ими разоблачения коррупции в Аргентине показало, что риск коррупционных действий растет. Вовлеченные в коррупцию политики становятся все более уязвимыми, а надежда на справедливость и изменения есть даже в тех государствах, которые неоднократные поражения, казалось, обрекли на бессильный цинизм.

Этот материал также доступен на украинском языке

Подписывайтесь на наш телеграм-канал.

Поделиться: