В ночь на 22 ноября 2019 судно «Делфи» из-за сильного ветра сорвало с якоря и унесло в направлении одесского пляжа «Дельфин»
Фото:

EPA-EFE/SERGEY GUMENYUK

В ноябре 2019 танкер «Делфи» сел на мель и перевернулся на борт у одесского пляжа «Дельфин». С тех пор судно стало местной «туристической приманкой», а экоактивисты говорят, что оно превращается в «искусственный риф». Почему затонувший танкер до сих пор не убрали и кто должен это сделать — разбиралось hromadske.

Насколько судно опасно?

Сразу после аварии с танкера начали выливаться нефтепродукты, вспоминает Егор Фирсов, который тогда возглавлял Государственную экологическую инспекцию.

«В первый же день мы взяли пробы и обнаружили превышение объема нефти в 157 раз», — рассказал он hromadske.

Через 7 месяцев, в июне 2020-го, с затонувшего судна вновь начали выливаться нефтепродукты. «Люди совсем рядом купаются, это очень опасно, я бы категорически не рекомендовал купаться рядом», — говорит Егор Фирсов.

Одесское управление ведомства соглашается с бывшим руководителем. 26 июня отдыхающим запретили посещать пляж рядом с местом аварии. В департаменте экологии Одесского горсовета hromadske рассказали, что 30 июня экоинспекция направила информацию о результатах исследования воды возле затонувшего танкера.

«За прошедшие 5 дней превышение норм по загрязнению в районе судна «Делфи» не зафиксировано», — сказали в ведомстве.

Однако открывать пляж не планируют до момента, пока танкер не уберут, поскольку он все-таки представляет опасность.

Мэр Одессы Геннадий Труханов говорит, что власть держит ситуацию под контролем и «быстро локализирует все эти подтекания» нефтепродуктов.

Кому оно принадлежит?

Де-юре затонувшее судно принадлежит британской фирме MISTER DRAKE PC. Шло судно якобы под флагом Молдовы, но, как установила Морская администрация, его исключили из реестра еще в 2018-м, поэтому фактически флага нет.

По информации издания «Думская», фактическим судовладельцем является бывший «регионал» и эксдепутат Николаевского облсовета Олег Ковтунов. hromadske пыталось связаться с ним, но на наши звонки и сообщения он не ответил.

Все три члена экипажа «Делфи» — украинцы, их эвакуировали из танкера, который прибило к берегу возле Одессы, 22 ноября 2019
Фото:

EPA-EFE/SERGEY GUMENYUK

Кто несет ответственность за подъем судна?

Администрация морских портов Украины (АМПУ) ответственность за уборку танкера с себя снимает — она ссылается на статью 123 Кодекса торгового мореплавания Украины и заявляет, что поднятие затонувшего имущества — это лишь право АМПУ, а не обязанность.

Согласно этой же статье срок, в который владелец должен убрать затонувшее судно, устанавливает капитан ближайшего порта. С танкером «Делфи» история пока такова: сначала убрать судно владелец должен был до 1 апреля, потом капитан продолжил этот срок до 25 июня, теперь же капитан снова дал отсрочку — до 20 июля.

Всего в случаях затонувшего имущества законодательство предусматривает две процедуры: 1) поднятие затонувшего имущества по инициативе собственника (ст. 122 КТМ Украины); 2) поднятие опасного имущества (ст. 123 КТМ), говорит Нина Костюк, адвокат Юридической фирмы «АНК», исполнительный директор Морской Палаты Украины.

В первом случае речь идет об имуществе, которое не представляет угрозы. Тогда собственнику дается год со дня затопления на то, чтобы сообщить капитану ближайшего порта о намерении поднять это имущество. В таком случае инициатива исходит от владельца, и государство способствует ему в этой процедуре.

Другая ситуация: когда затонувшее имущество создает опасность — препятствие судоходству, морским промыслам и другим работам, или же опасно для людей либо загрязняет окружающую среду.

«По предписаниям статьи 123 КТМ Украины, при наличии опасности со стороны затонувшего судна алгоритм действий предусматривает активную позицию государства в лице капитана морского порта, АМПУ, экоинспекции и других органов, которые должны действовать слаженно и в кратчайшие сроки с момента затопления совершить действия по удалению или уничтожению затонувшего имущества», — отмечает Нина Костюк.

По ее мнению, в ситуации с «Делфи» капитан порта решил договариваться с владельцем судна и дает ему столько времени, сколько тот попросит, и позволяет действовать так, как он пожелает. То есть выбрал алгоритм действий по статье 122 КТМ.

«Государство ждет, пока судовладелец своими силами уберет судно. Владелец, который не обеспечил судно надлежащим составом экипажа, достаточным количеством горючего, не предоставил надлежащую буксирную поддержку, когда оно потеряло якорь, подверг людей опасности и еще нанес ущерб окружающей среде. Можно ли такое решение государства считать правильным?», — спрашивает адвокат.

Также Нина Костюк приводит прецеденты в подобных делах, которые демонстрируют, что государство может действовать куда быстрее. Например, когда 17 октября 2015 в районе подходного канала порта Белгород-Днестровский затонуло пассажирское судно «Иволга», АМПУ уже за 4 дня убрала его и через суд взыскала с владельца 1,1 млн грн компенсации. В декабре 2008-го у Одесского морпорта затонувшее судно «Флорика» убирать начали в первый же день, и за две недели работы завершились.

В АМПУ настаивают, что пока у них нет законных оснований вмешиваться, а судовладелец от их помощи отказался. Нина Костюк объясняет, что сегодня АМПУ не может самостоятельно поднять корабль, потому что все юридически значимые решения принимает капитан порта.

Более того, с мая 2019 года, после реформы капитаны портов больше не находятся в структуре АМПУ, а являются частью Морской администрации. То есть, в случае с «Делфи» капитан морского порта принимает решение по подъему судна, а АМПУ может быть только исполнителем, который имеет технические возможности поднять судно. Так, в самой администрации заявили, что технически АМПУ готова поднять судно еще с 1 апреля.

Танкер «Делфи» под флагом Молдовы с мая 2019 находился на якоре. Владельцем судна является гражданин Великобритании, порт прописки — в Румынии
Фото:

EPA-EFE/SERGEY GUMENYUK

Капитан порта и неожиданный участник дела

Несмотря на то, что по закону именно капитан порта несет ответственность, капитан Одесского морпорта Кирилл Цюпко ее с себя снимает. Он объяснил, что переносит сроки проведения работ, «чтобы все было сделано за деньги судовладельца и не тратились бюджетные средства». Говорит, такая инициатива исходит от генпрокурора Ирины Венедиктовой.

Она взяла это дело на «личный контроль» еще 1 апреля. Тогда же она уточнила, что стоимость работ по подъему судна составляет 18-24 миллиона гривен. Итак, именно такую сумму генпрокурор хочет сэкономить для государства.

«Когда вмешался новый генпрокурор, была поставлена задача — чтобы не было потрачено ни копейки государственных средств. Это же не моя личная позиция, это такая политическая позиция — чтобы не израсходовали и не украли бюджетные средства», — сказал Цюпко в комментарии hromadske.

Также капитан считает, что если государство само поднимет танкер, получить компенсацию через суд от владельца будет крайне трудно.

«Какие деньги можно получить через суд? Даже если мы наложим арест на этот металлолом (танкер «Делфи» — ред.). Там почти 700 тонн веса в нем, сколько стоит 700 тонн металлолома?», — спрашивает Цюпко.

В то же время адвокат Нина Костюк отмечает, что по закону генпрокурор не имеет никаких полномочий указывать капитану порта: «Это фактически угроза и давление на капитана с ее стороны».

Спасательная операция по эвакуации экипажа танкера «Делфи», потерпевшего крушение в Черном море, недалеко от берега в районе пляжа «Дельфин» в Одессе, 22 ноября 2019
Фото:

EPA-EFE/SERGEY GUMENYUK

Почему же танкер до сих пор «украшает» одесский пляж

Несмотря на то, что судовладелец заявлял о готовности убрать танкер еще в начале 2020 года, существует ряд проблем, которые тормозят процесс, говорит Руслан Сахаутдинов, глава администрации Одесского морского порта.

Он подробно рассказал, почему танкер до сих пор не убрали и как это делать — «чтобы у общественности не было вопросов».

Сначала владелец предложил разобрать танкер на части, но областная и городская власть и компетентные органы не согласились на такой шаг из-за риска загрязнения. А для других способов необходимо больше времени.

«Он находится на мелководье, куда с большим судоподъемным оборудованием, например, плавучим краном, не подойдешь. Оборудования, которое могло поднять все судно и зайти на такое мелководье, в Украине нет», — говорит Сахаутдинов.

Другая проблема — между пляжем и судном волнорез, там крутой склон, поэтому нет подъезда для техники. С другой стороны — каменная гряда.

«Эти гидрологические условия заставляют искать какое-то уникальное решение. Они наконец нашли компанию, которая имеет понимание такого решения. Для запуска этого решения потребовалось разработать план выполнения работ — со схемами, расчетами, пошаговым процессом», — уточнил глава администрации Одесского морского порта.

То как все-таки планируют убрать «Делфи»?

В АМПУ сообщили, что судовладелец согласовал с капитаном Одесского морского порта Кириллом Цюпко и органами Госэкоинспекции этот план выполнения работ.

«Уникальное решение» заключается в том, чтобы заполнить судно пневматическими подушками и таким образом поставить его на ровный киль, говорит Руслан Сахаутдинов. Далее судно обвяжут понтонами, чтобы предоставить «положительную плавучесть», а потом уже будут буксировать в порт Черноморска.

Но и здесь есть проблема — из-за деформации корпуса водолазы не могли попасть внутрь, потому что сначала судно нужно исследовать.

В итоге для этих работ нашли робота — и «это не квадрокоптер за 2000 гривен», отмечает глава администрации порта.

«Все это заняло достаточно длительное время. И вот теперь продлен срок (на поднятие судна — ред.) и они действительно начали работу. Ориентировочно с 1 июня. Но видимого движения пока нет по простой причине — около 80% работ являются подготовительными. Именно они сейчас продолжаются», — заверил он.

По прогнозам Руслана Сахаутдинова, танкер поставят на киль за 2-2,5 недели, а уже в августе он будет в порту.

То есть вывод из заявлений участников истории можно сделать такой: государство (фактически АМПУ и капитан порта) технически может поднять танкер (как утверждает — готово уже с 1 апреля), но не хочет, потому экономит. А собственник, по меньшей мере на словах, хочет, но на деле уже восьмой месяц не может, и пока только уверяет, что все сделает.

Авария танкера привела к загрязнению побережья из-за утечки нефтепродуктов. В частности предельно допустимые нормы были завышены в 157 раз
Фото:

EPA-EFE/SERGEY GUMENYUK

Уберут и всё, владельца не накажут?

Егор Фирсов считает, что судовладелец не выходил на контакты, не желая платить штраф, который ему грозит за загрязнение окружающей среды.

Он уточнил, что штраф зависит от количества нефтепродуктов, которые вылились. Однако изначально владелец судна не предоставлял бортовой журнал, в котором должно быть указано, какой объем нефтепродуктов был на борту.

Руслан Сахаутдинов уверяет, что судовладелец «никуда не исчезал». Впрочем, в администрации Одесского морпорта подтверждают — за такое он действительно должен заплатить штраф, размер которого зависит от количества нефтепродуктов, что попадут в море.

Посчитать ущерб должна Госэкоинспекция, и в администрации порта не знают, сделано ли это уже. К тому же там сомневаются, что в условиях шторма можно было посчитать количество нефтепродуктов.

hromadske обратилось к одесскому управлению Госэкоинспекции, но там от комментариев отказались и попросили прислать официальный запрос. Такой запрос мы направили.

В каком состоянии сейчас само судно?

Сразу после аварии судно превратилось в нечто вроде местной туристической «прелести», в частности молодежь выстроилась в очереди, чтобы сфотографироваться на таком необычном фоне.

Кроме превращения в местную «изюминку», затонувший танкер уже начинает вписываться в окружающую природную среду, говорят местные экоактивисты из общественного движения «Зеленый лист».

27 июня представитель организации Владислав Балинский погрузился рядом с танкером и провел «инспектирование».

По его словам, судно имеет как минимум три большие пробоины, и часть, находящаяся под водой, уже сильно прогнила и местами она «как решето». Также он говорит, что чувствовал запах нефтепродуктов, но большой утечки не увидел, как и следов нефтепродуктов на поверхности воды.

Судно понемногу превращается в «искусственный риф», добавляет экоактивист: «Корпус постепенно заселяют гидробионты (организмы, живущие в воде — ред.), приобретая свойства искусственного рифа».

Поэтому остается следить, соблюдет ли судовладелец обещание убрать танкер этим летом. А пока судно, построенное в Болгарии в 1974 году, продолжает лежать у одесского пляжа, превращаясь то ли в местный туристический объект, то ли на «искусственный риф» с собственной экосистемой.

Независимые благодаря вам

Мы работаем независимо от политиков и олигархов. Наша журналистика существует благодаря вам. Вы можете поддержать нас, а мы можем продолжить рассказывать, что на самом деле происходит.

Поделиться: