E25360674c9882bce

Добровольцы Чеченского батальона имени Шейха Мансура под командованием Муслима Чеберлоевского (третий слева) вместе с бойцами 8 роты «Аратта» (ДУК) «Правого сектора». Фото: ИА «Чеченньюс»

Украина 12 сентября выдала России Тимура Тумгоева. Беженец из Ингушетии якобы участвовал в боевых действиях на Донбассе в батальоне имени Шейха Мансура вместе с 8 батальоном «Аратта» Украинский добровольческой армии. Из-за выдачи Тумгоева, которого представители батальонов называют добровольцем на войне на Донбассе, участники праворадикальных организаций устроили под Генеральной прокуратурой стычки с правоохранителями. Они требовали отставки генпрокурора Украины Юрия Луценко.

Громадское разбиралось, какой статус имеют батальоны имени Шейха Мансура и Украинская добровольческая армия, что делают на Донбассе и кто к ним принадлежит.

История создания

В декабре 2015 года Дмитрий Ярош (бывший лидер «Правого сектора» — ред.) объявил, что выходит из Добровольческого украинского корпуса (ДУК) «Правого сектора». Вслед за Ярошем ряды организации покинули и его соратники. 5-й и 8-й батальоны ДУК и медицинский батальон «Госпитальеры» реорганизовались и называются с тех пор Украинской добровольческой армией.

Международный батальон имени Шейха Мансура также входит в состав ДУК «Правый сектор». Его создали в 2014 году в Дании выходцы с Кавказа — представители движения «Свободный Кавказ», которое возглавлял чеченский военный Иса Мунаев. Мунаев воевал на Донбассе и погиб под Дебальцево в феврале 2015 года. Тогда провозгласили, что батальон имени Шейха Мансура создается для участия в войне на Донбассе против российской агрессии.

Ранее «Свободный Кавказ» заявлял о создании чеченского батальона имени Джохара Дудаева. Он стал первым и самым многочисленным чеченским батальоном, в его рядах около 2 тысяч бойцов.

Батальон имени Шейха Мансура также является межнациональным батальоном и состоит преимущественно из чеченцев, покинувших родину. Участие своих бойцов в войне в Сирии командир батальона Муслим Чеберлоевский комментирует так:

«В Сирию люди ездят, чтобы забирать оттуда родственников, помогать кому-то. Там очень много детей, женщин остались без мужчин. Туда поехать-приехать это совсем другое».

Командир батальона имени Шейха Мансура Муслим Чеберлоевский в студии Громадского, Киев, 17 сентября 2018. Фото: Илья Антонец / Громадское

По информации The Daily Beast, в батальоне служили, в частности, чеченцы, в 2014-2015 годах воевали в составе исламистских группировок против сирийских правительственных войск.

Война на Донбассе

С начала создания батальон имени Шейха Мансура активно действовал на мариупольском направлении в Донецкой области, в частности, участвовал в боях за Широкино, которые продолжались с сентября 2014 по июль 2015 года.

8 батальон Украинской добровольческой армии (УДА) также действовал в районе Широкино, а 5 батальон УДА начале 2015 года принимал участие в операциях вблизи Авдеевской промзоны.

«Сейчас активных боевых действий и наступления на фронте нет,  комментирует текущую деятельность на фронте комбат Муслим Чеберлоевский. Но каждый день перестрелки, бомбардировки из тяжелого вооружения. Сегодня наши бойцы вместе с военнослужащими там в окопах сидят и дежурят. Какие-то вылазки и перестрелки иногда бывают».

База батальона имени Шейха Мансура и 8 батальона УДА расположена в 60 километрах от линии фронта в селе Юрьевка Донецкой области.

«Мы с базы автомобилями выезжаем на войну. Воюем там две-три недели, месяц кто как сможет. Затем возвращаемся на базу», описывает командир 8 батальона УДА Андрей Гергерт нынешнюю роль подразделения на войне.

В то же время, согласно закону о «реинтеграции Донбасса», с начала проведения операции Объединенных сил вооруженные люди, не входящие в силовые структуры, не имеют права находиться в зоне боевых действий.

«Что касается людей, которые раньше ездили для выполнения непонятных задач в зону боевых действий, кто не имеет законного права иметь оружие… Теперь люди, которые не входят в состав ни одной силовой структуры, официально, в соответствии с нормами закона, лишены права находиться в зоне боевых действий», — ранее сказал командующий операции Объединенных сил Сергей Наев в интервью изданию «Обозреватель».

После того, как добровольцы возмутились из-за заявления Наева, на официальной странице ООС в Facebook призвали подписывать контракты и соблюдать закон.

Громадское обратилось за комментарием в штаб операции Объединенных сил с вопросом, какие функции выполняют батальон Шейха Мансура и 8 батальон Украинской добровольческой армии в районе проведения операции и как координируют действия со штабом, однако на момент выхода публикации ответа не получило.

Командир 8 батальона УДА Андрей Гергерт в студии Громадского, Киев, 17 сентября 2018 года. Фото: Илья Антонец / Громадское

Нестатусные добровольцы

Ни батальон имени Шейха Мансура, ни Украинская добровольческая армия не имеют официального статуса и не входят в состав ни Вооруженных сил, ни МВД или Службы безопасности Украины.

В Генеральном штабе Украины на просьбу прокомментировать статус батальона имени Шейха Мансура ответили только, что он не находится в структуре Вооруженных сил.

«Мне не известно о таком подразделении в составе Вооруженных Сил. У нас все добровольцы и добровольно подписывают контракт. Это предусмотрено законодательно», — сказал представитель Генштаба Богдан Сеник.

Командиры батальонов утверждают, что в Вооруженных силах им постоянно предлагают подписать контракт, однако бойцы этого не хотят:

«Нет смысла. Мы не думаем, что эффективность наших бойцов будет реализована путем подписания контракта в той или иной бригаде. Единственное условие относительно статуса это оставлять нас на войне. Если они гарантируют, что вот подписываем контракт, вы не будете отсюда выезжать на полигоны, мы вас будем здесь использовать как диверсантов, как пилотов беспилотных летательных аппаратов. Но на это никто не идет. Такое ощущение, что на войне люди агрессивные сегодня не нужны», объясняет Гергерт.

Игорь Шевчук

Поделиться: