15-летнему Дане Михалюку и 13-летней Ангелине Кострицкой могли бы позавидовать многие — ребята тратят на учебу всего пару часов в день. А после занимаются футболом и танцами, ходят на экскурсии или учат рисованию детей помладше, смотрят сериалы и играют в игры. Свободное время для всего этого появилось у них благодаря тому, что родители перевели их на домашнее обучение.

Домашнее обучение в Украине возможно в нескольких формах — дистанционная, заочная, экстернатная, индивидуальная. Их объединяет главное — ребенок не ходит в школу по расписанию, а занимается самостоятельно и график дня составляет сам.

По словам основательницы организации активных родителей Образовательный эксперимент Анастасии Леухиной, сын которой учится дома, раньше хоумскулинг (от англ. домашнее обучение) был доступен только по медицинским показаниям или другим уважительным причинам. Сейчас ограничений стало меньше, но такая практика все еще не очень распространена, особенно трудно с этим бывает в регионах. Ведь для того, чтобы перевести ребенка на домашнее обучение, надо оформить его в школу, которая может предоставить должную аттестацию школьника на домашнем обучении. В Украине это могут сделать, в основном, частные школы, и только несколько государственных. Аттестация необходима — абсолютный отказ от школьного образования, то есть анскулинг, в Украине не разрешен.

По оценкам Анастасии Леухиной, в Украине дома учится всего лишь около 1% детей. «Это та цифра, которую мы (Образовательный эксперимент и GfK — ред.) получили в результате прошлогоднего общенационального опроса. Там был вопрос „Знаете ли вы знакомых, которые учатся дома?“. То есть мы, скажем так, собрали эту цифру из полученных ответов, она может быть неточной», — говорит Анастасия. Официальных данных о количестве детей, отказавшихся от школьного обучения в Украине, нет. Министерство образования такую статистику не ведет.

Не во всех европейских странах домашнее обучение воспринимается как норма. Например, в Германии, рассказывает Анастасия, вообще нет хоумскулинга, зато в Северной Америке он хорошо развит. Например, в Канаде, где эта практика является законной с 1985 года, около 26 тысяч детей учатся дома. «Наверное, это никогда не будет мейнстримом, полстраны не уйдет на хоумскулинг. Но если детям это нужно, это хороший выход — взять перерыв от школы на полгода или год», — говорит Анастасия Леухина.

«Мы искали какую-то систему, в которой уже не нужно изобретать велосипед»

Даниил Михалюк, 15 лет, учится дома уже полтора года

Даниил просыпается позже, чем среднестатистический школьник в Украине. Он встает в 9:30, делает все необходимые утренние процедуры, открывает сайт школы «Джерело» и садится за уроки. После обеда Даня идет заниматься в местный спортзал или играет в футбол с друзьями. «Ближе к вечеру прихожу домой и смотрю какие-то сериалы или что-то на YouTube, вечером с семьей — фильмы или тоже сериалы какие-то», — говорит Даня.

Он уже полтора года живет в таком графике. Даниил — ученик дистанционной школы «Джерело», сейчас учится в 9 классе. «С одной стороны, он был очень разочарован в школе, не хотел особо учиться, не был особо замотивирован, самоорганизован», — рассказывает Майя. С другой стороны — она была не готова стать полноценным учителем для сына, потому что не могла оставить работу и понимала, что на этом фоне у них с Даней могут возникнуть конфликты. «Мы искали какую-то систему, в которой уже не нужно изобретать велосипед», — подчеркивает Майя.

По словам Анастасии Леухиной, есть три основные причины, из-за которых родители во всем мире, и в Украине в том числе, выбирают домашнее обучение:
1. Недовольство школой — программой, атмосферой в классе, отношениями с учителями и т.д.
2. Особенности ребенка — когда ему надо быстрее пройти программу или есть потребность изучить ее в более медленном темпе, когда у него есть особые потребности, психологические или физические особенности.
3. Религиозные соображения — когда родителям хочется растить ребенка в каких-то ценностях или традициях, отличных от школьных.
Даниил и Майя Михалюк делают домашнее задание.
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

Одноклассники Дани не верили, что он перейдет на дистанционное обучение, и до последнего думали, что он все-таки останется в обычной школе. «В конце недели я сказал, что ухожу. На следующий день принес все свои учебники. Все не понимали, что происходит», — делится воспоминаниями Даня.

В дистанционной школе все предметы расписаны на год вперед, рассказывает Майя, расписание составлено на каждый день, к тому же есть возможность у родителей контролировать в онлайн-режиме учебный процесс. Для этого достаточно зайти в личный кабинет ученика на сайте школы. Еще одним преимуществом, по словам Майи, является инновационный подход учителей к подаче материала.

«Они изучают 3D-моделирование, 2D-графику, PowerPoint и Excel Microsoft Access. Насколько я знаю, в обычной школе это не проходят. Периодически им дают задания, когда они через Google Docs должны над чем-то работать совместно. Я считаю, что это полезный, нужный современному человеку навык. Ряд заданий он должен сдавать на видеокамеру — стихотворение или устный доклад», — рассказывает Майя.

Даниил не сразу согласился переходить на такой формат обучения, ведь один из минусов хоумскулинга — отсутствие регулярного общения со сверсниками. «Когда мы ему предлагали перевестись, его аргумент был такой: «Хотите забрать у меня все самое лучшее, что есть в школе, это мои друзья, а учиться все равно придется. То есть худшее оставите, а лучшее заберете», — говорит Майя.

По словам Дани, проблема дистанционной школы в том, что многие ученики живут в разных городах, а некоторые даже в других странах, встретить кого-то из родного района — редкость. Но однажды он участвовал в конкурсе «Что? Где? Когда?» и нашел двух ребят, живущих по соседству «Но обычно я больше общаюсь с друзьями из прошлой школы», — признается он.

Даниил Михалюк полтора года учится в дистанционной школе «Джерело».
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

В Украине не все готовы воспринимать хоумскулинг всерьез. Даня говорит, что рассказывал о домашнем обучении многим друзьям, но только один из них тоже решил уйти из традиционной школы. «Многие думают, что там ты платишь и тебе дают готовый табель, и ты ничего не знаешь. Как развод какой-то. Но надо просто углубиться в это», — рассказывает Даниил.

В семье Михалюк хоумскулинг уже стал нормой. Старшая дочь, Александра, заканчивала школу экстернатом, поэтому Майя решила перевести на домашнее обучение и сына. «Она самостоятельно занималась и периодически приходила в школу сдавать тесты. Наверное, ее success story, успешная история, бабушек с дедушками успокаивает», — говорит Майя. В 11 классе Александра готовилась к ЗНО (укр. внешнее независимое оценивание) и параллельно училась в американском университете. Когда Саша закончила 11 класс, она была уже студенткой второго курса. «То есть, у нас уже было понимание, что уйти от школьной системы это, в принципе, не катастрофа», — говорит Майя.

Даниил признается, что несмотря на опасения в самом начале, ему дистанционное обучение по душе. «Сейчас больше всего нравится то, что есть свободное время. В обычные дни всего два-три часа надо тратить на учебу», — рассказывает Даниил.

«Очень много времени в ее жизни занимала школа»

Ангелина Кострицкая, 13 лет, учится дома уже пять лет

Ангелина Кострицкая была активным ребенком. С трех лет девочка занималась танцами, гимнастикой, ходила в театральную студию, снималась в телепроектах. Но когда пошла в первый класс обычной школы, мама Ангелины Ирина, сама учительница начальных классов, стала замечать, что дочке тяжело дается чтение и письмо. А к концу второго класса выяснила — у Ангелины минимальная мозговая дисфункция (нарушения центральной нервной системы, которые проявляются в форме девиантного поведения, речевых расстройств, проблем с обучением — ред.).

«Очень много времени в ее жизни занимала школа, — вспоминает Ирина. — Ты сидишь пять уроков, после приходишь домой и еще часа три-четыре делаешь уроки. Если ребенок не понял что-то в школе, а такого было много, нужно объяснить. Если бы я была обычным родителем, не учителем, я бы, наверное, закрыла глаза, как со старшей дочерью. А вот с младшей думаю: надо же ей объяснить. Восемь-десять часов у ребенка уходило на обучение. Что еще можно? Дальше уже ничего не хочется, нет времени на какое-то развитие».

Тогда Ирина услышала о том, что в Переяславе-Хмельницком, в ста киломертах от Киева, открывается первая государственная школа домашнего обучения, куда можно было официально оформить ребенка и отправлять туда контрольные по почте. Там Ангелина проучилась два года, а в пятом классе перешла в киевскую школу № 328 на заочную форму обучения. Уже третий год Ангелина ездит туда раз в месяц — сдает контрольные, а учится дома.

«Школа готовит людей-исполнителей. А людей творческих профессий она не готовит, — перечисляет Ирина минусы формального обучения. — Детям, которые не хотят быть такими, как все, там очень тяжело. Это могут быть гениальные детки, которые великолепно учатся, но в школе их не понимают». Ирина считает, что обычная школа не учит детей самостоятельности, они постоянно ждут похвалы учителя и не могут с ним спорить: «Детей не учат быть свободными. Не учат высказывать свои мысли. Они боятся и думают, что взрослый — это человек, который знает все и не совершает ошибок».

Ирина Кострицкая открыла домашнюю школу, чтобы дочери хватало общения.
Фото:

Сергей Дунда/Громадское

Главное опасение многих родителей, думающих о хоумскулинге, — что ребенку будет трудно социализироваться. Чтобы Ангелине хватало общения в коллективе, ее мама открыла свой детский клуб, а год назад — Семейную альтернативную школу «Эльфлория». Сейчас в ней учится девять детей разного возраста, обучение платное и обходится в 5 тысяч гривен ($185) в месяц. Сюда входит обучение, питание и дополнительные занятия — танцы, рисование, лепка, оригами, настольные игры, кулинарные мастер-классы и так далее. Кроме Ирины, которая там и за учителя, и за директора, в школе работает преподаватель английского Макс, аниматор Юра и организатор досуга — старшая дочь Ирины Диана.

Часто дети возвращаются в школу после домашнего обучения. И это нормально, говорит Анастасия Леухина, ведь хоумскулинг важно рассматривать не как побег раз и навсегда, а как один из вариантов, который, впрочем, подходит не всем. Основные причины, по которым дети возвращаются в школу: детям нужен коллектив или родители не выдерживают ответственности и нагрузки. «Когда ты ходишь в школу, то можешь пенять на учителя, директора, Министерство образования, а тут ты становишься хозяином ситуации, сам принимаешь решения, сам расставляешь приоритеты, сам должен мотивировать ребенка учиться. Тогда он не хотел учиться, потому что школа была плохая, а сейчас почему не хочет? Ты остаешься один на один с этими вопросами и это тоже очень непросто. Я не хочу создавать розовую картинку. Нам с сыном понадобилось три года, чтобы почувствовать кайф (от дистанционного обучения)», — говорит Анастасия.

«Я встаю в 7 часов, завтракаю, иду сюда, мы тут убираем. Приходит к нам старшеклассник Сева. Делаем математику, географию, геометрию. После этого отдыхаем. Приходят младшие классы», — рассказывает Анжелика. На учебу у нее уходит пару часов в день. После она помогает маме заниматься с детьми помладше — они пишут диктанты, учатся танцевать и рисовать. В школу также приходят дети с отставанием в развитии.

«Я с ними занимаюсь 30 минут физкультурой. Фитнес, что-то такое, чтобы они хоть немного качались, учились двигать шейкой, пальчиками», — рассказывает Ангелина. Помимо школы, она сама ходит на айкидо, выступает на танцевальных конкурсах и как хореограф готовит группы детей.

По словам Ирины, цель школы «Эльфлория» в том, чтобы развивать таланты у подростков и с 6-7 класса помогать им с профориентацией. «Я хочу быть ювелиром, модельером, хореографом-тренером, художником, быть в подмастерьях и сенсеем, много кем, — перечисляет Ангелина. — Быть хореографом и тренером — вот это мне больше всего нравится».

13-летняя Ангелина помогает маме учить детей помладше.
Фото:

Сергей Дунда/Громадское

Обычная школа, по словам Ирины, учит тому, что у ребенка не должно быть интересов, кроме учебы. «Что у нас на первом плане? Школа. Вот ты поучи уроки, вот ты все сделай, а потом мы подумаем, пойдешь ты на эту секцию или не пойдешь. И очень мало родителей действительно обращают внимание на то, что интересно ребенку. И к 5-6-7 классу у детей исчезает интерес к чему-либо. А вывести из этого состояния достаточно сложно», — говорит Ирина.

Родители, переводящие детей на домашнее обучение, сталкиваются с необходимостью расшколивать их. Расшколивание — это процесс переключения мотивации ребенка с внешней (принуждение) на внутреннюю (любопытство). «Страх неправильно ответить. Страх самостоятельных работ. Страх плохих оценок. Учитель — это идол, которому нужно поклоняться. Усталость очень большая у детей от школы. Нет инициативы. Нет заинтересованности в обучении. Сказали — мы делаем. Как маленькие роботы», — говорит Ирина.

В «Эльфлории» нет оценок, только похвала. По словам Ирины, это помогает детям получать удовольствие от обучения. Официально же большинство учеников семейной школы прикреплены к одной частной школе, где учатся дистанционно и получают табели. У «Эльфлории» лицензии на аттестацию нет. И прибыли Ирине, по ее словам, школа не приносит. Мотивирует другое. «Я делаю эту школу для внука, чтобы он был личностью. Ему четыре года, он очень шустрый у нас, и я понимаю, что в обычной школе этот ребенок не будет удобным», — говорит Ирина.

Противники домашнего обучения опасаются, в частности того, что дома ребенку не хватит общения, что это только для детей-вундеркиндов и неработающих родителей, что это дорого и нелегально. Ирину критика хоумскулинга не удивляет — всему новому есть осуждение. «Вот что она будет делать, когда не доучится и ей нужно будет в институт поступать? Или как же она без института будет работать?, — пересказывает Ирина вопросы знакомых. — Честно говоря, без высшего образования работать можно, когда ты работаешь сам на себя. Я, наверное, буду первым педагогом, который не будет требовать от ребенка поступления. Если будет возможность закончить только 9 классов, мы на этом остановимся».

Ангелина учится дома уже пять лет.
Фото:

Сергей Дунда/Громадское

Разницы между собой и детьми, которые ходят в обычную школу, Ангелина не замечает. «Единственное — я не трачу так много времени на уроки и не сижу в школе без дела. Лучше буду преподавать, что-то делать свое, что мне нравится, покатаюсь на велосипеде», — говорит Ангелина.

Еще один минус обычной школы в том, считает Ирина, что там не воспитывается коллектив, дети дружат против кого-то, появляется булинг. В «Эльфлории» этого, по словам Ирины, нет, за год ученики и работники домашней школы стали большой дружной семьей. «Мы любим, особенно в конце занятия, обниматься. Называется „обнимашки-тортик“. То есть мы все берем и обнимаемся, — рассказывает Ангелина. — В конце занятия люблю делать дискотеку, чтобы дети отдохнули, потому что им 4-6 лет — чего бы не отдохнуть. Любим еще проводить в субботу-пятницу дискотеки для детей, в общем, много всего».

Чтобы улучшить условия для домашнего обучения, говорит Анастасия Леухина, нужно создать сеть государственных институций, которые будут бесплатно проводить дистанционную аттестацию хоумскулеров и предоставлять поддержку таким детям.
«Это может быть выходом для детей в отдаленных селах, где закрываются обычные школы, а также для Киева, где обычных школ просто не хватает», — говорит Анастасия.
Также, по словам Леухиной, нужно развивать методику сопровождения хоумскулеров. «Одно дело, когда ты приходишь и сдаешь контрольные учителю, который не понимает, почему ты ушел из школы, а другое дело — сдавать это учителю, который работает с такими детьми, — объясняет Анастасия.
Еще одно важное условие, которое улучшит условия домашнего обучения, это разработанная система «деньги идут за ребенком». «Мы не используем те финансовые ресурсы, которые отправляются в школы за счет наших налогов. Было бы хорошо, чтобы могли использовать», — говорит Анастасия.
Поделиться: