14-й конкурсный отбор проектов Государственного агентства Украины по вопросам кино завершился очередным скандалом. Совет по государственной поддержке кинематографии на заседании 6 октября объявили победителями проекты не по списку и количеству баллов, а по-своему, определив их с нарушением всех прописанных правил уже после проведения конкурса.

Во время онлайн-трансляции заседания Совета кинематографии Андрей Дончик, ее глава, объявил решение поддержать не более двух проектов от компании (по одному от одного режиссера) и только с бюджетом до 25 млн грн (для направления «Игровые полнометражные фильмы (широкая зрительская аудитория)») и до 20 млн грн (направления «Игровые полнометражные фильмы художественной и культурной значимости (авторские)» и «Фильмы совместного производства»). Это не соответствует ни правам Совета, ни правилам конкурса, ни даже здравому смыслу. По какой причине Совет решил, что он — демиург и может принимать такие решения — неизвестно. Но желательно было бы это объяснить суду, ведь теперь есть все причины обжаловать решение и обратиться к Фемиде, чтобы вернуть верховенство права.

На самом деле такая причина возникла еще в прошлом году. После прошлогодней смены власти, начала срока Владимира Зеленского и назначения на должность министра культуры Владимира Бородянского 11-й конкурс Госкино, проведенный этого до назначения, стал первым аналогичным событием, вызвавшим скандал. Под давлением нового министра именно Совет по государственной поддержке кинематографии перетасовал конкурсные результаты, определенные экспертами. Например, проект «Янтарные копы», который, по оценкам экспертов, находился на 17-м месте, оказался на первом, а проект «Лемберг» с первого места передвинулся на четвертое и, как результат, так и не получил финансирования, а «Копы» получили.

В этом году история повторилась: из перечня проектов по направлению «широкая зрительская аудитория», которые уже оценили эксперты, победителем не был назван фильм «Наши котики 2, или Тайна женского монастыря», который был на первом месте. Вместо него взяли проект со второго места — «Вкус свободы». Претендентами с 3-го и 4-го места — «Елена Телига. Невероятная» и «2014. Вторжение» — пренебрегли, В то же время проекты с 5-го, 6-го, 7-го, 10-го, 14-го, 15-го, 16-го и 21-го взяли в работу.

В другом направлении, «авторском», будущие фильмы прошли так же — в шахматном порядке, с 1-го, 5-го, 7-го и 12-го мест. Хотя нет, это даже не шахматный — это какой-то другой, рандомный порядок. Но даже если он созвучен заявлению главы Совета и призван установить «справедливость для всех», мы возвращаемся к ошибочному прошлому, несовместимому с нашим временем, в царствование социалистической тоталитарной модели, нереалистичной для широкого круга людей в современном обществе, с капиталистической экономической моделью и демократическим политическим строем.

В соответствии с этими принципами, подчиняясь законам, конкурируют все, а выигрывают лучшие. Но в наших реалиях решения принимают по системе «чтобы никому не было обидно». Но «обидно» — не то слово, потому что рамки, определенные для работы Совета, он сама вызывающе преступил. Ведь нарушены сами принципы, по которым эксперты объявляют и проводят конкурс, определяют уровень проектов, их решения закрепляет (в идеале) Совет, а затем и Госкино.

Сейчас Совет отверг (или не принял во внимание) проекты, например, по направлению «мажоритарная копродукция», которые вполне могли бы обеспечить Украине международную и национальную славу. По крайней мере, на уровне драматургии сценариев и практичности проектов. 

В частности, «Я работаю на кладбище» (11-е место) с прекрасным сценарием Павла Белянского, оригинальной идеей (борьба за власть над кладбищем) и украинской звездой в главной роли (Виталием Салием) уже на финальном этапе реализации. Для завершения ему нужно было всего 1,7 млн грн, это в 11 раз меньше установленной Советом «предельной границы государственной поддержки».

Или «13 января» (второе место), где есть нешаблонная идея (описанная братьями Капрановыми) совместить два Майдана — в Украине 2014-го и Литве 1991-го — и скомбинировать драму с фантастикой. У этого проекта уже была договоренность не только с литовскими компаниями, но и с правительством.

Или «Вакуум» (10-е место) режиссера Елизаветы Смит, уже отмеченной участием в Берлинале, в чьем сценарии был очень мощный социальный месседж.

Что уж говорить об идеальном, по моему мнению, проект «Жизнь Антона»: максимально европейского качества, чьи драматичность, комедийность и сюрреализм напоминают фильмы шведа Роя Андерссона. Но Рада решила пренебречь выбором экспертов (кто они такие, не правда ли?) и взять, в частности, проект не дотянувший до проходного балла «40» — «Кислородную станцию», которая была на 12-м месте с показателем 37,57.

Очевидно, проблема комплексная. Надо не только менять сам Совет, но и четко определять круг своих обязательств, возможные действия и ответственность за них. Снизу вверх, на каждом уровне иерархии, от Госкино до Министерства культуры и президента, у нас есть дыры: метафорически — размером со страну. 

Например, в список экспертов еще в прошлом году попали люди, которые не имеют никакого отношения к кино, а некоторые даже представляют компании, аффилированные с государством-агрессором РФ. Совет по государственной поддержке кинематографии непонятно почему имеет право без консультации с экспертами или кем-либо еще возвращать в список победителей те проекты, которые знатоки оценили низко, и в конце концов проталкивать в лидеры тех, кого выбрали по своему... вкусу(?).

Глава Госкино, которую назначили в этом году тоже со страшным скандалом, месяцами не занималась финансированием подшефной структуры, а для этого нужно было договориться с другими участниками процесса и подписать документы. Она позволила себе при прохождении 14-го конкурса, уже после 1-го тура, лично оказывать давление на членов Совета по государственной поддержке кинематографии и членов экспертных комиссий. Она опубликовала «запрос заместителя начальника Киевского управления стратегических расследований Национальной полиции Украины» о предоставлении документов об определенных аудиовизуальных произведениях отдельных компаний, что могло скомпрометировать фигурантов без доказательства их вины. 

Рядом так же стоят и министры культуры — предыдущий, который развалил вполне рабочую структуру Госкино, и нынешний, который продолжает вмешиваться в работу структуры, по закону подчиненной Кабинету министров, а не Министерству культуры. А новый президент, на чьи фильмы Госкино давало деньги, даже не обращает внимание на незаконные вмешательства одной структуры в дела другой. И это еще не говоря о детском кино, том направлении, которое в 14-м конкурсе просто исключили, как какую-то неуместность — Совет по государственной поддержке кинематографии просто не обнаружил в нем лидеров.

Каким будет продолжение истории об определении победителей 14-го конкурсного отбора проектов Государственного агентства Украины по вопросам кино, пока не ясно. Но очень вероятна массовая чувствительная реакция киносообщества, потому что ситуацией, кажется, недовольно само небо, закрыв дождями и заполнив громами всю Украину. Назревает что-то крупное.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Поделиться: