Как избежать институционального кризиса и что нужно для того, чтобы и новый президент, и парламент несли ответственность за свои решения.

В это воскресенье трое из четырех наших сограждан пришли на избирательные участки, отдали свой голос за политика, который ни секунды еще не работал в системе власти. За кандидата, которого выдвинула политическая партия, не просто не присутствующая в парламенте, но даже не имеющая ни одного депутата ни в одном органе самоуправления.

С одной стороны, имеем невиданную доселе поддержку кандидата на пост президента и оформленный запрос на обновление политических элит. С другой — не можем закрывать глаза на отсутствие у новоизбранного главы государства возможности воспринимать политический запрос граждан и коммуницировать политические решения через разветвленную сеть своих представителей как на уровне областей и городов, так и на уровне объединенных территориальных общин. Эта политическая растяжка, в которой оказался Владимир Зеленский, может сыграть злую шутку не только с ним, но и со всей Украиной.

Социологи в течение всей кампании фиксировали важную тенденцию: большинство избирателей Зеленского голосовали не за него, а против действующей власти. Новая администрация Владимира Зеленского получит значительный карт-бланш на «решительные шаги», которые могут показать разный результат. Директор Фонда «Демократические инициативы» Ирина Бекешкина на днях отмечала, что избиратели Зеленского неоднородны, что «каждый в Зеленского вкладывает свои мечты, свои пожелания». Победитель президентских выборов не сможет оправдать надежды не только всех граждан Украины, но даже 13,5 млн своих избирателей. Падение доверия к будущему президенту неизбежно. При таких условиях важна роль институции, которая сможет сбалансировать деятельность президента, той структуры, которая может и должна говорить «нет».

В Украине субъектом, который может уравновешивать президента, является парламент. Он может не поддержать президентские законодательные инициативы, преодолевать вето главы государства для поддержки собственных или правительственных законопроектов. У депутатов последних двух созывов Верховной Рады этот навык фактически атрофировался. Парламент седьмого созыва длительное время был покорным стадом владельца Межигорья (резиденция Виктора Януковича — ред.). Постмайданная Рада пыталась выработать эту субъектность в сотрудничестве с Администрацией президента (АП), но уже с началу 2016 года порядок дня высшего представительского органа страны формировался не на Грушевского (там расположены ВР и Кабмин — ред.), а на Банковой (где расположена АП).

Постоянные «ломки через колено» и «договорняки», как будто короед выедали доверие граждан как к президенту, так и к парламенту и правительству. Со стороны такое «сотрудничество» ключевых институтов выглядит немного странно. Президент говорит, что Украине не нужен Антикоррупционный суд — Совет не рассматривает соответствующий законопроект, несмотря на запрос общества. Президент месяцами не подписывает принятые законы, ожидая календарного случая, — парламент молчит. Даже парламентские журналисты и аналитики перестали обращать на это внимание, ведь это уже привычные для обозревателей вещи.

Верховная Рада после Революции Достоинства так и не стала спарринг-партнером президента, поскольку при существующем балансе власти она не может быть независимым политическим субъектом. С одной стороны, имеем присутствие в списках политических партий, в том числе президентской фракции, молчаливых исполнителей. С другой, под куполом — десятки депутатов-мажоритарщиков, чья позиция по каждому конкретному голосованию имеет конкретную цену. При таких условиях для совершения воли Банковой создавались ситуативные «коалиции» под каждое важное для президента решение. Парламентарии, которые шли на этот шаг, не боятся политической ответственности, ведь ожидают, что смогут спрятаться в проходной части списка какого-то нового политпроекта или вернуться на родной мажоритарный округ с готовностью выслушать стенания и боль простого избирателя.

Используя термин «спарринг-партнер», я специально акцентирую внимание на этой роли. Ведь хорошие спарринг-партнеры должны быть примерно одного уровня, а сам спарринг предназначен развивать обоих спортсменов и не предусматривает физического уничтожения одного из них. Избранный по закону Януковича, то есть по смешанной системе, украинский парламент никогда не сможет быть хорошим спарринг-партнером для президента. Мозаичность и политическая бессубъектность Верховной Рады — ключевая причина президентского самодурства и безответственности.

Если команда Владимира Зеленского не планирует работать с главным представительским органом сомнительными инструментами предыдущих двух администраций, они должны быть заинтересованы в том, чтобы Верховная Рада девятого созыва была достойным спарринг-партнером для президента, за которого проголосовали 73%. Поэтому ключевой задачей новой администрации должно стать изменение избирательных правил.

Именно пропорциональная система с открытыми региональными списками, когда в Раде будут только политические партии, а прохождение конкретных кандидатов из списков будут определять избиратели конкретных регионов, позволит создать условия, при которых парламент почувствует политическую и персональную ответственность за свои решения и — если это будет нужно для страны — сможет сказать президенту «Нет».

Поделиться: