Президент Штайнмайер — немецкий ответ Трампу

Внешнюю политику Германии ждет обновление: Франк-Вальтер Штайнмайер скорее всего с февраля 2017 года пересядет в кресло президента этой страны. Христианско-демократический союз, Христианско-социальный союз и Социал-демократическая партия три политические силы, которые формируют нынешнюю правящую коалицию, договорились выдвинуть именно этого политика на должность президента.

Его должен избрать Конституционный конвент, который состоит из депутатов Бундестага и представителей федеральных земель. Кандидат от крайних «левых» на должность президента составить конкуренцию Штайнмайеру не сможет: для этого за него должны проголосовали эсдеки. Но у тех есть свой собственный номинант.

Между тем Ангела Меркель объявила официально, что будет предлагать свою кандидатуру на пост канцлера от партии ХДС. Сейчас в офисе канцлера и в МИД, который сейчас возглавляет Штайнмайер, продолжается поиск новых подходов и новых ответов на вызовы: избрание Дональда Трампа президентом США, агрессивная политика России, фактически уже хронический кризис беженцев, эскалация в Сирии, ожидания от ЕС большего лидерства и ответственности на глобальном уровне и тому подобное. Это делается с прицелом на следующие четыре года. Преемник Штайнмайера на посту министра МИД должен будет воплощать обновленную политику в жизнь. Вполне вероятно, что она не будет содержать тех пророссийских элементов, которые были присущи Ostpolitik Штайнмайера. И это должно иметь особое значение для Украины.

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер выдержал три очень сложных года работы на посту главы немецкого внешнеполитического ведомства. За это время у него практически не было более или менее комфортных условий для выполнения своих функций.

С одной стороны, на него давила собственная партия: ее наиболее пророссийское крыло во главе с лидером Зигмар Габриэль требовало реализовывать на практике и дальше Ostpolitik, то есть внешнюю политику в отношении России, направленную на диалог с ней, поиск компромиссов, идеи «партнерства ради модернизации». Суть и цель такой политики немецких эсдеков в том, что она должна создавать предпосылки для мира и порядка на европейском континенте, ключевым элементом которого должны быть конструктивные стратегические отношения с Россией.

Впрочем, старого мира и порядка больше нет: аннексия Крыма, агрессия России на востоке Украины, вмешательство Кремля в войну в Сирии — все это разрушило старые правила игры. Впрочем, по инерции, как представитель социал-демократов, Штайнмайер должен был дальше держаться предписаний Ostpolitik. С изменением должности ему можно будет вздохнуть с облегчением.

«В свете конфликта с Россией вокруг украинского вопроса мы можем констатировать провал Ostpolitik, провал« партнерства ради модернизации». Не имеет большого значения, кто именно станет преемником Штайнмайера для того, чтобы это признать. Сейчас Германия ищет новую модель Ostpolitik, новый подход к отношениям с Россией и странами Восточной Европы в целом. Новый министр будет решать, как дальше развивать отношения с Россией, с Украиной, с другими странами на Востоке Европы. Мы находимся на этапе трансформации», — объясняет руководитель программы Восточной Европы, России и Центральной Азии Немецкого общества внешней политики Штефан Майстер.

То, что партия канцлера Ангелы Меркель ХДС договорилась с СДП по номинации на пост президента именно действующего министра иностранных дел, представителя социал-демократов, может свидетельствовать: эти силы после парламентских выборов в сентябре 2017 готовы формировать еще одну большую коалицию. Хотя нельзя исключать, что после них социал-демократы смогут сформировать красно-красно-зеленую правительственную коалицию с «левыми» и с «зелеными».

«Определение Франка-Вальтера Штайнмайера кандидатом на пост президента от правящей коалиции означает, что консерваторы и социал-демократы сохраняют возможности для восстановления большой коалиции после выборов 2017 года. Они решили не ссориться из-за кандидатуры на эту должность. Социал-демократы очень хотели ее получить, для этого они продвигали именно этого политика», — пояснил в интервью Громадському.Свит старший исследователь Европейского совета международных отношений Гюстав Грессель.

Политик примирения и рациональности

На волне обсуждения своей кандидатуры на пост президента Франк-Вальтер Штайнмайер опубликовал в издании «Die Zeit» статью под красноречивым названием «Пока мы не оставляем надежды, для нее есть место». В ней министр рассказывает, как ливанская беженка, что потеряла все: семью, дом — спросила его, существует Господь Бог? Министр рассуждает о том, как важно признать, что те же явления и события люди могут воспринимать совершенно по-разному. Впрочем, главное — стремиться к пониманию для решения общих проблем и признать, что ислам, как религия, полностью совместим с демократией и наоборот.

«Моя задача распространять мир в противоречивом мире, полном кризисов и конфликтов. Мир это не то, чего достаточно просто желать. Над ним нужно работать, особенно тогда, когда доверие полностью разрушена. Я хотел бы сказать: до тех пор, пока мы не оставляем надежду, для нее место», — пишет Франк-Вальтер Штайнмайер.

Фото с официальной Facebook страницы Штайнмайера

Его кандидатуру выбрали на волне неопределенности, разочарования, сомнений в будущем Европы, США, трансатлантического сотрудничества, НАТО, других международных организаций. Все это спровоцировало победу Дональда Трампа.

«Вальтер Штайнмайер, имея моральный авторитет, является одновременно практиком. Он, как президент, может быть еще одним, параллельным министра иностранных дел, представителем Германии в мире. В этом смысле его фигура является ценным, принципиальным и иметь моральное значение. Он отстаивает верховенство права, многополярность, важность международных институтов. И это все именно то, что подчеркнула Меркель после избрания Трампа, то есть Германия будет и дальше стоять на стороне определенных ценностей и принципов в международной политике», - отмечает Штефан Майстер.

Кроме того, Ангеле Меркель, которая, по всей вероятности, таки пойдет на четвертый канцлерский срок, будет выгодно, если именно Штайнмайер станет президентом. Тогда он не будет конкурировать с ней за канцлерство, ведь внутри Германии он сейчас является одним из самых популярных политиков.

Однако в немецкой политической системе президент является фигурой символической и представительной. Он не управляет страной в ежедневном режиме. Хотя Штайнмайер, как президент, мог бы усилить внешнеполитические позиции Германии. Став своеобразным «дополнительным министром иностранных дел».

Фото с официальной Facebook страницы Штайнмайера

Шульц и еще раз Шульц

Эксперт Немецкого общества внешней политики Вильфрид Илге в интервью Hromadske.UA рассказал, что пока есть только один политик, которого серьезно рассматривают как преемника Штайнмайера — немецкий социал-демократ Мартин Шульц, президент Европейского парламента.

Впрочем, немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung, ссылаясь на собственные источники, написал 17 ноября, что сам Мартин Шульц хотел бы выдвигаться на пост канцлера. Для этого, однако, его партия должна добиться реального успеха на выборах: получить столько голосов, сколько бы хватило для формирования правительственной коалиции с меньшими партнерами: «левыми» и «зелеными». Соответственно, он мог бы сесть в кресло главы МИД на полгода, но после выборов быть выдвинутым на пост главы правительства. Иначе — он вполне хорошо себя чувствует в своей нынешней роли спикера Европарламента.

Мартин Шульц, Ангела Меркель и Франсуа Олланд. Фото с Facebook Мартина Шульца

Штефан Мастер отмечает, что пока трудно определить какие-то альтернативы кандидатуре Шульца:

«Как реалист, он должен знать, что его шансы занять пост канцлера не так высоки. Если будет сформирована красно-красно-зеленая коалиция, тогда да, он имеет такие шансы. Сейчас в Берлине обсуждают оба варианта его дальнейшей политической судьбы. Относительно кандидатов от других партий, то пока нет серьезного обсуждения, кто это может быть. Всем партиям не хватает политиков с опытом на внешнеполитической арене».

Кроме того, в Германии, где партии являются сильными и полноценными политическими механизмами, политикам важно иметь поддержку внутри своих политических сил. К примеру, председатель комитета по иностранным делам Бундестага Норберт Рьоттґин ее нет в ХДС, отмечает Штефан Майстер.

Гюстав Грессель так характеризует политические ориентиры Мартина Шульца:

«Он не слишком пророссийский политик, на него нападали все прокремлевские политические силы, присутствующие в Европарламенте. С другой стороны, он типичный западногерманский деятель. Шульц рос во времена Холодной войны на границе с Францией, начал свою карьеру в период, когда было мало контактов с Восточной Европой. Он будет настроен скептически в отношении России, но для него это часть Европы не является приоритетом номер один».

Итак, МИД Германии во времена, когда от Европы ожидают большего лидерства и большей активности в защите демократических ценностей, может возглавить политик с брюссельским опытом, один из лидеров ЕС как системы интеграционных институтов. Это было бы хорошим знаком для всех, кто надеется на лучшее во времена неопределенности и глобальных кризисов.

Поделиться: